Тайны и Факты

Крит и Стронгеле — центр минойской цивилизации

А теперь остановимся на островах Стронгеле и Крите — центрах минойской цивилизации. Необычайно интересно проследить, какова роль каждого из них в становлении минойской культуры. Культура и искусство островов Крит и тем более Стронгеле все еще мало изучены. Это связано с тем, что минойская культура была заново открыта лишь в середине XIX в. Серьезное изучение крито-микенской культуры началось в XX в.  

Немалые осложнения в этой работе связаны и с безмерными разрушениями не только памятников, но и районов формирования минойской культуры. Множество вопросов, возникающих перед исследователями, усугубляется еще и тем, что письменность и язык минойцев не разгаданы.

Культура и искусство бронзового века на Крите возникают перед нами, во вполне законченном и сформировавшемся виде, в начале II тыс. до н. э. Они поражают своим совершенством. Профессор древней истории и археологии, исследователь Крита П. Уоррен считает 1950 г. до н.э. началом дворцового периода [88]. Это время возникновения первого, самого древнего, дворца в Фесте. Конец минойской цивилизации наступил, как считают большинство ученых, в середине второго тысячелетия в результате катаклизма на острове Стронгеле. Грандиозная катастрофа уничтожила остров, а значит, и его культуру. Разрушенные города Крита были захвачены греками. Развитие государства бронзового века на Крите охватывает около половины тысячелетия, а может быть, и меньше.

Интересно сопоставить произведения минойского искусства на Крите и на Кикладских островах в период III и II тыс. до и. э. В III тыс. на Крите создаются примитивные неолитические поселения. Зато II тыс. знаменуется появлением полных великолепия дворцов, но только на Крите. Киклады остаются на прежнем низком уровне.

В изобразительном искусстве примитивные идолы III тыс. никак не предвещают появления на стенах дворцов во II тыс. многофигурных фресковых композиций. Только в прикладном искусстве — керамике, сосудах из камня и металла, пропасть между изделиями III и II тыс. не столь бездонна.

Все это позволяет утверждать, что в начале II тыс. до н. э. на Крите произошел колоссальный скачок в развитии куль¬туры и искусства, но только на Крите. Киклады остались на том же низком уровне. Чем был вызван этот, не подготовленный никакими переходными этапами, взлет культуры на Крите?

Ученые пытаются объяснить данный феномен по-разному, все ищут источник и причину развития культуры минойцев. Упоминавшийся нами профессор П. Уоррен пытается найти прототип дворца Крита в Мари. Ряд исследователей сравнивают дворцы Крита с дворцом сирийского города Алалах. Однако дворец в Мари (1932 -1763 гг. до н. э.) возводится одновременно с дворцом в Фесте на Крите (1950 г. до н. э.). Детальное сравнение дворцов вФесте и Мари приводит скорее к обратному выводу. Если и имело место заимствование архитектурных идей, то исходило оно не от Крита, поскольку мастерство зодчих Крита превосходило их коллег из Мари.

Непонятна и ссылка Уоррена на торговые отношения Крита и Мари. «Известно,- пишет он,- что, начиная примерно с 1700 г. до н.э., Крит поддерживал торговлю с Мари. Оттуда он привозил не только товары, но заимствовал и архитектурные идеи». Но согласно самому Уоррену торговые отношения с Мари начались только через 200 лет после возникновения первого дворца. Это делает не убедительным предположение профессора П. Уоррена.

Все дворцы Крита, открытые археологами, включали в свой комплекс с момента своего возникновения центральный двор. Двор во всех дворцах имел четко выраженные и тщательное сохраняемые пропорции и ориентацию, свойственные только минойской культуре. По-видимому, двор играл в культах минойцев важную роль.

При реконструкции дворцов после землетрясений, те или иные изменения (улучшения, увеличения или уменьшения) могли касаться любых частей дворца. Исключением был лишь двор, построенный по жесткому канону. Центральный двор, имевший культовое назначение, неукоснительно повторялся в своих сакральных пропорциях. В их основу положены “божественные пропорции” золотого сечения. К этому следует добавить, что все изложенное свидетельствует о высокой культуре минойского народа и необычайно высоком уровне развития наук.

Мы отвергли существующие предположения. Однако найти прототип дворца совершенно необходимо, поскольку появился он на Крите в сложившемся виде. Где сложился и прошел период становления и формирования минойский дворец? По-видимому, дворец не являлся чужеродным организмом на Крите, а воспринимался критянами полностью. Это свидетельствует о культурной общности народов, населявших Крит и тех, кто переселился сюда, и принес с собой свою высокую культуру.

Кто из минойского мира мог “подарить” критянам дворец? Если согласиться с тем, что по времени исторического развития остров Стронгеле опережает Крит, а у нас уже есть к этому некоторые доказательства (фрески Испании и Ливии, история Египта и Сирии и др.), то ответ станет абсолютно ясным. Остров Крит заселили минойцы острова Стронгеле. Это произошло на рубеже III-II тыс. до н.э. Они принесли на Крит все достижения более древней и более высокой культуры, в том числе и приемы решения дворца.

Фресковая стенопись теснейшим образом связана с архитектурой дворца и вилл минойцев. Проследить ее становление и развитие можно только во взаимосвязи с архитектурой. Она возникает на стенах дворца Крита, так же как и сам этот дворец, как бы по мановению волшебной палочки.

Перед зрителем проходит вереница образов: кокетливые милые женщины, стремительные фигуры мужчин; обрядовые сцены и игрища. Полон жизни на фресках мир растений и животных. Колышутся под ветерком травы и цветы, а в них порхают птицы, охотятся или спасаются от погони звери.

Где могла сложиться школа, подготовившая мастеров Крита? Открытия С. Маринатоса на острове Санторин позволяют предположить, что фрески Крита являются их продолжением. Минойскую фреску, в том числе и критскую, отличает удивительная естественность и в то же время ясность и самобытность каждого образа, живость линий и яркость цветовой гаммы. Если же пытаться искать прототипы, то ближе всего по мироощущению минойские фрески к первобытному искусству, творцы которого оставили свои “полотна” на скалах Ливии, а может быть, и скалах острова Стронгеле. Вполне возможно, что они еще и сохранились в пещерах и на скалах развалин Санторина. Возможно, какому-нибудь счастливцу удастся что-то из них и обнаружить.

Стилистическая общность живописи островов Стронгеле и Крита не вызывает сомнений. И, несмотря на это, различие — огромно. Темы фресковых росписей на острове Стронгеле не только шире по тематике, но и несут иной характер информации.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Атлантида - среднеземноморская гипотеза