Комитет 300

автор - Джон Колеман
Учреждения, через которые осуществляется контроль

Профилирование – метод, разработанный в 1922 году по приказу «Королевского института международных дел» (КИМД). Майор Джон Роулингз Риз (John Rawlings Reese), британский военный специалист, получил указание создать крупнейшее в мире учреждение по промыванию мозгов при «Тавистокском институте человеческих отношений», входившим в состав Суссекского университета. Оно стало ядром «Британского бюро психологической войны» (Britain's Psychological Warfare Bureau). Когда в 1970 году я впервые познакомил Соединенные Штаты с именами Риза и Тавистока, это почти не вызвало интереса у читателей. Но за прошедшие годы, по мере того как я все более и более раскрывал деятельность Тавистока и его роль в заговоре, подражательство моим ранним исследованиям вошло в моду и стало популярным.

«Британское бюро психологической войны» широко использовало результаты работы, проделанной Ризом на 80 000 «подопытных кроликах» из британской армии и на пленных солдатах, которых подвергали многим видам тестирования. Именно отработанные Тавистоком методы заставили Соединенные Штаты вступить во Вторую Мировую Войну и под руководством д-ра Курта Левина учредить УСС, предшественника ЦРУ. Левин стал руководителем «Управления планирования стратегических бомбардировок» (Strategic Bombing Survey), результатом деятельности которого была разработка плана для королевских ВВС по массированным бомбардировкам германских жилых рабочих кварталов, оставляя нетронутыми военные заводы. Военные заводы обеих воюющих сторон принадлежали международным банкирам, которые не желали разрушения своих активов.

После войны НАТО приказало Суссекскому университету организовать совершенно особый центр по промыванию мозгов, который стал частью «Британского бюро психологической войны», только теперь его исследования были направлены не на военное, а на гражданское применение. В главах о наркотиках мы еще вернемся к этому суперсекретному учреждению, которое было названо «Исследовательский институт научной политики» (ИИНП).

Целью массированных бомбардировок гражданских жилых кварталов было сломить моральный дух германских рабочих. Эти бомбардировки не преследовали цели разрушения германской военной машины. Левин и его команда актуариев вывели следующий целевой показатель: если 65 % жилья германских рабочих будет разрушено ночными бомбардировками королевских ВВС, моральный дух гражданского населения будет подавлен. Реальный рабочий документ по этому вопросу был подготовлен страховой компанией Prudential Assurance Company.

Королевские ВВС под командованием «бомбардировщика» Харриса осуществили планы Левина, кульминацией которой была ужасная бомбардировка Дрездена, при которой погибло более 125 000 человек, главным образом стариков, женщин и детей. Правда об ужасных рейдах «бомбардировщика» Харриса против германского гражданского населения была строго засекречена еще в течение долгого времени после окончания Второй Мировой войны.

Тависток разработал большинство детальных программ, в результате которых было создано «Управление военно-морской разведки» (УВМР) (Office of Naval Intelligence (ONI)), разведслужба номер один в США, по сравнению с которой ЦРУ выглядит просто карликом. Правительство США заключило миллиардные контракты с Тавистоком, чьи специалисты по стратегическому планированию разработали большую часть программ, которые Пентагон и сейчас продолжает использовать для организации обороны страны. Это является еще одной иллюстрацией той мертвой хватки, которой Комитет 300 держит США и большинство наших учреждений. В США Тависток управляет более чем 30 исследовательскими институтами; они все будут перечислены в таблицах в конце книги.

Многие из этих тавистокских институтов в США превратились в гигантских монстров, их влияние пронизывает все аспекты деятельности наших государственных учреждений и становится ведущей силой в определении любой политики. Один из тавистокских разрушителей нашего образа жизни – это д-р Александр Кинг, член-учредитель НАТО, фаворит Комитета 300, а также выдающийся член «Римского клуба». «Римский клуб» поручил д-ру Кингу разрушить американскую систему образования путем установления контроля над «Национальной ассоциацией учителей» и тесного сотрудничества с некоторыми законодателями и судьями. Если до сих пор не было широко известно о всепроникающем влиянии Комитета 300, то эта книга рассеет последние остатки сомнений на этот счет.

Пробным испытанием для «Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям» (FEMA), креатуры «Римского клуба», стала ситуация вокруг атомной электростанции на Трехмильном Острове, Харрисбург, Пенсильвания. Истеричные средства массовой информации с ходу окрестили это «аварией», хотя это была вовсе не авария, а намеренно созданная для FEMA тестовая ситуация. Результатом этого были страх и истерия, возбужденные СМИ, что вызвало бегство людей из района, в то время как фактически им ничто не угрожало.

Это рассматривалось как успех FEMA и дало много очков антиядерным силам. Трехмильный Остров стал отправной точкой для так называемых «защитников окружающей среды», щедро финансируемому движению, полностью контролируемому Аспенским институтом от имени «Римского клуба». Освещение событий в СМИ было предоставлено бесплатно Уильямом Палей (William Paley) из телекомпании CBS, бывшим агентом британской разведки.

FEMA – естественный преемник «Управления планирования стратегических бомбардировок» времен Второй Мировой войны. Д-р Курт Левин, теоретик того, что тавистокские заговорщики называют «управлением кризисами», активно участвовал в этих исследованиях. Существует неразрывная связь между Левиным и Тавистоком, которая прослеживается на протяжении 37 лет. Левин внедрил методологию «Управления планирования стратегических бомбардировок» в FEMA с незначительными изменениями, одно из которых заключалось в замене объекта воздействия: ВМЕСТО ГЕРМАНИИ ИМ СТАЛИ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. Через сорок пять лет после окончания Второй Мировой войны Тависток продолжает держать палец на спусковом крючке, но оружие теперь направлено на Соединенные Штаты.

Покойная Маргарет Мид (Margaret Меаd) под эгидой Тавистока проводила интенсивное изучение реакции немецкого и японского населения на стресс, вызванный воздушными бомбардировками. Д-р Ирвинг Янус (Irving Janus) участвовал в проекте в качестве ассоциированного профессора, а общее руководство проектом осуществлял д-р Джон Роулингз Риз, повышенный в звании до бригадного генерала британской армии. Результаты исследований были переданы FEMA. Доклад Ирвинга Януса оказал большое влияние на формирование политики FEMA. Янус позже использовал их в своей книге «ВОЗДУШНАЯ ВОЙНА И СТРЕСС». ВО ВРЕМЯ «КРИЗИСА» ТРЕХМИЛЬНОГО ОСТРОВА FEMA БУКВАЛЬНО СЛЕДОВАЛО ИДЕЯМ ЭТОЙ КНИГИ. Мысль Януса была действительно проста: искусственно создать серию кризисов и манипулировать населением, следуя тактике террора Левина – люди будут действовать именно так, как требуется.

При выполнении этого эксперимента Левин обнаружил нечто новое: управление социумом в широких масштабах достигается использованием средств массовой информации, при этом ужасы ядерной войны доносятся до сознания масс посредством телевидения. Было установлено, что для драматизации ужасов ядерной войны очень эффективны женские журналы. Янус провел тест, в ходе которого Бетти Бамперс (Bumpers), жена сенатора от Арканзаса Дейла Бамперса, «писала» по этому предмету для журнала «Макколз» (McCalls magazine).

Статья появилась в январском выпуске «Макколз» 1983 года. Фактически статью писала не миссис Бамперс, она была подготовлена для нее группой писателей из Тавистока, которые специализируются на материалах подобного рода. Публикация представляла собой смесь неправды, искаженных фактов, инсинуаций, предположений и догадок, полностью основанных на ложных предпосылках. Статья Бамперс была типичным примером психологического манипулирования, которым так хорошо владеет Тависток. Ни одной из тех леди, которые читают журнал «Макколлз» не удалось избежать впечатлений от ужасной истории о том, на что похожа ядерная война.

Комитет 300 имеет в своем распоряжении огромный бюрократический аппарат, включающий в себя сотни мозговых центров и официальных учреждений, которые руководят широчайшим спектром лиц и организаций от частного бизнеса до правительственных лидеров. Я упомяну лишь некоторые из них, начиная с Германского Фонда Маршалла. В число его членов (они являются также членами НАТО и «Римского клуба») входят такие персоны как Дэвид Рокфеллер (David Rockefeller) из Chase Manhattan Bank, Габриель Хейг (Gabriel Hague) из престижной Hanover Trust and Finance Corporation, Милтон Кац (Milton Katz) из «Фонда Форда» (Ford Foundation), Вилли Брандт, лидер Социалистического Интернационала, агент КГБ и член Комитета 300, Ирвинг Блустоун (Irving Bluestone), председатель исполнительного совета профсоюза «Объединенные рабочие автомобильной промышленности» (United Auto Workers), Рассел Трейн (Russel Train), президент американского отделения «Всемирного фонда дикой природы» (World Wildlife Fund), действующего под патронажем принца Филиппа и «Римского клуба», Элизабет Миджли (Elizabeth Midgely), продюсер программ CBS, Б. Р. Гиффорд (B. R. Gifford), директор фонда Russel Sage Foundation, Гвидо Голдман из «Аспенского института», покойный Аверелл Гарриман (Averill Harriman), экстраординарный член Комитета 300, Томас Л. Хьюз (Thomas L. Hughes) из Фонда Карнеги, Деннис Мидоуз и Джей Форрестор из «мировой динамики» Массачусетского технологического института.

Хотя Комитет 300 существует уже более 150 лет, он обрел свою нынешнюю форму примерно в 1897 году. Он всегда отдавал приказы через другие организации-ширмы, такие как «Королевский институт международных дел». Когда было решено, что европейскими делами должна управлять некая сверхорганизация, КИМД основал «Тавистокский институт», который в свою очередь создал НАТО. В течение пяти лет НАТО финансировалась «Германским фондом Маршалла». Пожалуй, самым важным членом «Бильдербергского клуба», внешнеполитического органа Комитета 300, был Джозеф Реттингер (Joseph Rettinger), который, как говорят, был его основателем и организатором. Ежегодные встречи «Бильдербергского клуба» в течение нескольких десятилетий были предметом восхищения охотников за заговорами.

Реттингер был хорошо обученным иезуитским священником и франкмасоном 33-й степени. Миссис Кэтрин Мейер Грэхэм (Katherine Meyer Graham), подозревавшаяся в убийстве своего мужа с целью получить контроль за газетой «Вашингтон пост», также была важным членом «Римского клуба», как и Пол Г. Хоффман (Paul G. Hoffman) из New York Life Insurance Company («Нью-йоркская компания по страхованию жизни»), одной их самых крупных страховых компаний в США, ведущей компании, входящей в состав корпорации «Рэнк», которая напрямую связана с семьей английской королевы Елизаветы. Кроме того, членами-основателями «Бильдербергского клуба» и «Римского клуба» были Джон Дж. Макклой (John J. McCloy), человек, который попытался стереть с политической карты послевоенную Германию, и, последний по счету, но не по важности, Джеймс А. Перкинс (James A. Perkins) из «Корпорации Карнеги» (Carnegie Corporation).

Какая избранная каста! И все-таки странно, что помимо сотрудников настоящих разведслужб об этой организации до последнего времени знали лишь единицы. Власть, которую имеют эти важные персоны и корпорации, телевизионные станции, газеты, страховые компании, банки, которые они представляют, соответствует власти и престижу по меньшей мере двух европейских стран, и все-таки это только малая частица безмерных всепроникающих и всеобъемлющих интересов Комитета 300.

В вышеприведенном перечне не был упомянут Ричард Гарднер, который, хотя он очень рано стал членом Комитета 300, был послан в Рим со специальной миссией. Гарднер женился на представительнице одной из старейших семей венецианской «Черной аристократии», обеспечив тем самым аристократии Венеции прямой доступ в Белый Дом. Покойный Аверелл Гарриман также был прямым посредником Комитета между Кремлем и Белым Домом; эта функция после смерти Гарримана перешла к Киссинджеру.
«Римский клуб» – действительно зловещий и могущественный орган Комитета 300. Хотя внешне основной его целью являются США, деятельность этой группы пересекается с другими органами Комитета 300, а её американские члены часто работают над «проблемами» в Японии и Германии.