Комитет 300

автор - Джон Колеман
Целью «Опиумных войн» против Китая было по выражению лорда Пальмерстона «поставить китайцев на место», и британская армия сделала это. Совершенно невозможно было остановить широкомасштабную сверхприбыльную торговлю, которая приносила британским олигархическим феодальным лордам неслыханные миллиарды, в то время как в Китае множилось число опиумных наркоманов. В последующие годы Китай обращался к Британии за помощью в решении своих гигантских проблем и получил ее. После этого китайские правительства осознали выгоду сотрудничества с Британией вместо борьбы с ней – и эта тенденция сохранялась также во времена кровавого правления Мао Цзе Дуна – так что сегодня, как я уже говорил, если и возникают между ними какие-то разногласия, то они касаются только размера доли каждой стороны в опиумной торговле.

На современном этапе китайско-британское партнерство было укреплено гонконгским соглашением, которое установило равное партнерство в опиумной торговле. Осуществление его проходит гладко лишь с незначительными инцидентами, в то время как колумбийская кокаиновая торговля отмечена насилием и смертью, грабежами и убийствами; подобные низости не допускались в героиновой торговле, которая, как я указал ранее, приобрела к концу 1991 года широчайший размах.

Главная проблема китайско-британских отношений за последние 60 лет заключалась в том, что Китай потребовал себе большую долю опиумно-героинового пирога. Вопрос был урегулирован, когда Британия согласилась передать Гонконг под полный контроль китайского правительства, что должно осуществиться в 1997 году. В остальном партнеры сохраняли равные доли в прибыльной опиумной торговле, центром которой является Гонконг.

Британские олигархические семьи из Комитета 300, которые в свое время укрепились в Кантоне в период расцвета опиумной торговли, передали свои позиции наследникам. Посмотрите на список известных британских граждан, живущих в Китае, и вы увидите среди них имена членов Комитета 300. То же самое относится и к Гонконгу. Эти плутократы феодальной эпохи, в которую они стремятся вернуть весь мир, контролируют торговлю золотом и опиумом, ЦЕНТРОМ которой является Гонконг. Бирманские и китайские производители опиумного мака получают плату золотом; они не доверяют 100 долларовым бумажкам США. Это объясняет огромные объемы торговли золотом на бирже Гонконга.

«Золотой треугольник» более не является самым крупным производителем опиума. С 1987 года этот сомнительный титул с ним делят «золотой полумесяц» (Иран), Пакистан и Ливан. Это главные производители опиума, хотя меньшие партии этого наркотика время от времени появляются из Афганистана и Турции. Торговля наркотиками, в особенности опиумная торговля, не могла бы существовать без помощи банков, что мы и продемонстрируем в ходе дальнейшего изложения.

Каким образом банки с их респектабельной репутацией оказываются втянутыми в торговлю наркотиками со всей сопутствующей грязью? Это очень долгая и сложная история, которая могла бы быть предметом отдельной книги. Одним из способов участия банков является финансирование компаний, импортирующих химикаты, необходимые для переработки опиума в героин.

«Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (The Hong Kong and Shanghai Banking Corporation (HSBC) с филиалом в Лондоне находится как раз в центре такой торговли через посредство компании, называющейся TEJAPAIBUL, которая является клиентом этого банка. Чем эта компания занимается? Она импортирует в Гонконг большую часть химических препаратов, необходимых в процессе очистки героина. Она является главным поставщиком уксусного ангидрида для «золотого полумесяца» и «золотого треугольника», Пакистана, Турции и Ливана.

Фактическое финансирование этой торговли поручено Bangkok Metropolitan Bank («Бангкок метрополитэн банк»). Таким образом, побочная деятельность, связанная с производством опиума, не относящаяся непосредственно к опиумной торговле, тем не менее дает банкам существенную прибыль. Но главная прибыль The Hong Kong and Shanghai Banking Corporation, как и всех остальных банков, делается на финансировании непосредственно опиумной торговли.

Я провел обширные исследования для того, чтобы установить связь между ценами на золото и ценами на опиум. Я обычно говорил тем, кто желал меня слушать: «Если вы хотите узнать цену на золото, узнайте, какова цена одного фунта или килограмма опиума в Гонконге». Моим критикам я отвечал: «Посмотрите, что произошло в 1977 году – критическом году для цен на золото». «Банк Китая» поверг в шок «пандитов» золотого рынка и тех мудрых прогнозистов, которых в несметных количествах можно найти в Америке, внезапно и без предупреждения выбросив на рынок 80 тонн золота по демпинговым ценам.

В результате этого цена на золото резко упала. Эксперты могли сказать лишь следующее: «Мы не знали, что Китай имеет столько золота; откуда оно взялось?» Это было золото, заплаченное Китаю на гонконгском рынке золота за крупные партии опиума. Сегодня политика китайского правительства по отношению к Англии остается той же, что и в XVIII и XIX веках. Китайская экономика, связанная с Гонконгом – я не имею в виду телевизоры, текстиль, радиотовары, часы, пиратские аудио и видеокассеты – я имею в виду опиум и героин – подверглась бы жесточайшим ударам, если бы она не была основана на опиумной торговле, которую Китай делит с Британией. БОИК прекратила свое существование, но потомки тех, кто заседал в «Совете 300», сегодня являются членами Комитета 300.

Старейшие олигархические британские семьи, которые были лидерами в торговле опиумом последние 200 лет, остались в ней и сегодня. Возьмите, например, Матесонов (Mathesons). Эта «благородная» семья – один из столпов опиумной торговли. Когда несколько лет тому назад положение Китая было шатким, Матесоны вмешались и дали Китаю заем в 300 миллионов долларов для инвестиций в недвижимость. Фактически это было оформлено как «совместное предприятие Китайской Народной Республики и Matheson Bank». Когда я исследовал документы «Индийского офиса» 1700-х годов, мне попадалось имя Матесон – оно всплывало повсюду – Лондон, Пекин, Дубаи, Гонконг – везде, где шла торговля опиумом.

Проблема наркоторговли заключается в том, что она становится угрозой национальному суверенитету. Вот что сказал об этой всемирной угрозе посол Венесуэлы при ООН:

«Проблема наркотиков уже перестала быть просто проблемой здоровья общества или социальной проблемой. Она превратилась в гораздо более серьезный феномен с далеко идущими последствиями, который угрожает нашему национальному суверенитету. Она превратилась в проблему национальной безопасности, потому что она разрушает независимость нации. Наркотики во всех их проявлениях – будь то производство, продажа или потребление – вызывают наше перерождение, разлагая нашу этическую, религиозную и политическую жизнь, наши исторические, экономические и республиканские ценности».

Именно в этом ключе действуют «Банк международных расчетов» (БМР) (Bank of International Settlements) и МВФ. Позвольте мне сказать без колебаний, что оба эти учреждения – не что иное, как клиринговые палаты, обслуживающие торговлю наркотиками. БМР может по указанию МВФ подорвать экономику любой страны, искусственно создав условия и средства для быстрого оттока «летучих» капиталов. БМР не признает и не проводит никаких различий между тем, что является «летучими» капиталами, и между тем, что является отмытыми наркоденьгами.

БМР действует по-гангстерски. Если страна не подчиняется грабительской политике МВФ, он фактически говорит следующее: «Хорошо, тогда мы сломаем вас при помощи огромного количества наркодолларов, которое у нас имеется». Легко понять, почему золото перестало ходить в виде монет и заменено бумажным «долларом» в качестве мировой резервной валюты. Гораздо легче шантажировать страну, имеющую резервы в виде безналичных или бумажных долларов, чем ту страну, которая имеет резервы в золоте.

Несколько лет назад МВФ устроил встречу в Гонконге, в которой участвовал один из моих коллег. Он сказал мне, что семинар был посвящен именно этому вопросу. Он информировал меня, что агенты МВФ сказали собравшимся, что они могут буквально вызвать бешенный спрос на валюту любой страны, используя наркодоллары, что спровоцирует резкий отток капитала. Райнер-Гут (Rainer-Gut), представитель банка Credit Suisse и член Комитета 300, сказал, что он предвидит ситуацию, что к концу века национальный кредит и национальное финансирование будут находиться под контролем одной организации. И хотя Райнер-Гут не дал подробных разъяснений, все присутствующие на семинаре знали точно, о чем идет речь.

От Колумбии до Майами, от «золотого треугольника» до «золотого полумесяца», от Боготы до Франкфурта торговля наркотиками, в особенности торговля героином – это БОЛЬШОЙ БИЗНЕС, и он полностью контролируется сверху донизу несколькими самыми «неприкасаемыми» семьями в мире, и каждая такая семья имеет по крайней мере одного члена в Комитете 300. Это не мелкая торговля на углу, этот бизнес обеспечен большими деньгами и экспертами, чтобы его ход был гладким и беспрепятственным. Механизм, находящийся под контролем Комитета 300 в полной мере обеспечивает это.

Таких талантливых торговцев невозможно найти на углах и в подземных переходах Нью-Йорка. Конечно, уличные толкачи являются неотъемлемой частью этого бизнеса, но только в качестве временных продавцов. Временных потому что их иногда ловит полиция, некоторых иногда убивают конкуренты. Но что от этого меняется? Замена на эту работу всегда найдется.

Это не предмет интереса «Администрации по делам малого бизнеса». ЭТО БОЛЬШОЙ БИЗНЕС, огромная империя, этот грязный наркобизнес. По необходимости, в каждой стране им управляют с самых верхних эшелонов власти. Фактически сегодня это самое большое отдельное предприятие в мире, превосходящее все другие. То, что оно защищено сверху донизу, подтверждает факт, что, как и международный терроризм, его невозможно искоренить. Любому разумному человеку становится ясно, что управляют этим предприятием личности из числа самых влиятельных особ в королевских кругах, среди олигархов и плутократов, даже если это и осуществляется через посредников.

Главные страны, выращивающие опиумный мак и листья коки – Бирма, Южный Китай, Афганистан, Иран, Пакистан, Таиланд, Ливан, Турция, Перу, Эквадор, Боливия. Колумбия не выращивает листья коки, рядом в Боливии находится главное предприятие по очистке кокаина и главный финансовый центр торговли кокаином, с которым, после того как генерал Норьега был похищен и посажен в тюрьму президентом Бушем, соперничает Панама в деле отмывания денег и финансирования кокаиновой торговли.

Торговля героином финансируется гонконгскими банками, банками Лондона и некоторыми ближневосточными банками, такими как British Bank of the Middle East («Британский банк Ближнего Востока»). Ливан быстро превращается в «Швейцарию Ближнего Востока». Страны, вовлеченные в распространение и доставку героина – Гонконг, Турция, Болгария, Италия, Монако, Франция (Корсика и Марсель), Ливан, Пакистан. Соединенные Штаты – самый большой потребитель наркотиков, где на первом месте стоит кокаин, с которым соперничает героин. Страны Западной Европы и Юго-Восточной Азии – крупные потребители героина. Иран имеет огромное число наркоманов – более 2 миллионов в 1991 году.

Нет ни одного правительства, которое не было бы точно осведомлено обо всем, что происходит в торговле наркотиками, но отдельные члены правительств, занимающие важные посты, подкуплены Комитетом 300 через его всемирную сеть подконтрольных компаний. Если какой-нибудь член правительства является «неудобным», он или она устраняется, как Али Бхутто в Пакистане и Альдо Моро в Италии. Никто не может уйти из под влияния этого всемогущего Комитета, хотя Малайзии еще удается удержаться. Малайзия имеет самые строгие в мире законы в отношении наркотиков. Обладание даже малой дозой карается смертной казнью.

Подобно болгарской компании Kintex, большинство малых стран непосредственно участвуют в этих преступных предприятиях. Грузовики Kintex регулярно поставляют героин в Западную Европу на своих грузовиках, несущих знак Европейского экономического союза – TIR (Triangle Internationale Routier – «Треугольный международный маршрут»). Фургоны, имеющие этот знак и регистрационные номера ЕЭС, не должны останавливаться на пограничных таможенных постах. Фургонам TIR разрешается перевозить только скоропортящиеся товары. Предполагается, что они досматриваются в той стране, откуда они везут груз, и свидетельство об этом, как предполагается, находится у каждого водителя фургона.

Благодаря международным договорным обязательствам получилось так, что в фургоны Kintex можно загружать героин, сертифицировать его как «свежие фрукты и овощи», а затем развозить по всей Западной Европе, заезжая даже на совершенно секретные базы НАТО в северной Италии. Таким образом Болгария стала одним из главных транзитных каналов поставки героина.