Комитет 300

автор - Джон Колеман
Единственный способ прекратить поставки огромных количеств героина и кокаина на европейский рынок – это упразднить систему TIR. Но этого никогда не случится. Международные договорные обязательства, о которых я только что упоминал, были установлены Комитетом 300 с использованием своих поразительных сетей и механизмов управления, чтобы облегчить доступ всевозможных наркотиков в Западную Европу. Забудьте о скоропортящихся продуктах! Бывший резидент «Агентства по борьбе с наркотиками» в Италии сказал мне, «TIR – ЭТО НАРКОТИКИ».

Вспомните об этом, когда вы в следующий раз прочтете в газетах о том, что большое количество героина было найдено в чемодане с двойным дном в аэропорту Кеннеди и что какой-то неудачливый «мул» понес наказание за свою преступную деятельность. Это всего лишь «мелочь», пыль в глаза публики, чтобы заставить нас думать, что наше правительство действительно что-то предпринимает против угрозы наркотиков. Возьмите, например, «Французский след» – программу Никсона, начатую без ведома и согласия Комитета 300.

Общее количество опиума/героина, изъятое благодаря этим громадным усилиям, меньше четверти того, что везет один фургон TIR. Комитет 300 позаботился, чтобы Никсон заплатил большую цену за конфискацию относительно малого количества героина. Дело было не в количестве героина, а в том, что человек, которому они помогли занять Белый Дом, стал думать, что он может действовать без их помощи и поддержки, и даже игнорировать прямые приказы сверху.

Механизм героиновой торговли выглядит так: дикие горные племена в Таиланде и Бирме выращивают опиумный мак. При сборе урожая семенные коробочки надрезаются бритвой или острым ножом. Ароматное смолистое вещество вытекает через надрез и начинает густеть. Это сырой опиум. Собранный сырой опиум представляет собой липкие округлые комки. Представители диких племен получают оплату в виде золотых слитков в 1 кг., известных как 4/10, которые изготавливаются швейцарским банком Credit Suisse. Такие небольшие слитки изготавливаются с ЕДИНСТВЕННОЙ целью – служить средством оплаты диким племенам за опиум. Стандартные золотые слитки продаются на рынке Гонконга крупными покупателями сырого опиума или частично переработанного героина. Такие же методы применяются для оплаты горным племенам Индии – балучи, которые занимались этим делом со времен Моголов. «Сезон наркотиков», как его называют, совпадает с резкой активизацией торговли золотом на рынке Гонконга.

Мексика начала производить относительно небольшие количества героина, называемого «мексиканский коричневый», который пользуется большим спросом у голливудской тусовки. Здесь торговля героином также ведется высшими государственными чиновниками, которых поддерживают военные. Некоторые производители «мексиканского коричневого» зарабатывают миллион долларов в месяц, снабжая своих клиентов в США. Бывают случаи, когда несколько мексиканских федеральных полицейских пытаются предпринять меры против производителей героина, их «нейтрализуют» военные подразделения, которые появляются как будто из-под земли.

Подобный инцидент случился в ноябре 1991 года на аэродроме в мексиканском опиумном регионе. Федеральные агенты по борьбе с наркотиками окружили аэродром и собирались арестовать людей, которые грузили героин в самолеты, когда появилось военное подразделение. Солдаты окружили федеральных полицейских агентов по борьбе с наркотиками и методично расстреляли их всех до одного. Эта акция оказалась серьезной угрозой мексиканскому президенту Голтарину, от которого настоятельно требуют проведения полного расследования убийства. Голтарин попал в безвыходное положение; с одной стороны он не может игнорировать требования о расследовании, а с другой не может позволить себе обвинить военных. Это первый подобный сбой в прочной цепи управления Мексикой, которая тянется к Комитету 300.

Опиум-сырец из «золотого треугольника» переправляется сицилийской мафии и конечным переработчикам во Франции, которые завершают очистку героина в лабораториях, усеявших морское побережье от Марселя до Монте-Карло. В настоящее время Ливан и Турция наращивают производство очищенного героина, и за последние четыре года в этих двух странах появилось большое число героиновых лабораторий. Пакистан тоже имеет ряд лабораторий, но по качеству они находятся в более низкой категории, чем, например, французские.

Маршрут перевозки сырого опиума из региона «золотого полумесяца» проходит через Иран, Турцию и Ливан. Когда шах Ирана держал страну под контролем, он запретил продолжать торговлю героином, и ее вынуждены были прекратить до тех пор, пока вопрос не был «урегулирован» Комитетом 300. Опиум-сырец из Турции и Ливана доставляется на Корсику, откуда он перевозится на судах в Монте-Карло с молчаливого согласия семьи Гримальди. Пакистанские лаборатории, под вывеской «военных оборонных лабораторий», доводят героин до гораздо более высокой степени очистки, чем два года тому назад, но самая высокая степень очистки пока достигается в лабораториях на французском побережье Средиземного моря и в Турции. Здесь банки также играют решающую роль в финансировании этих операций.

Давайте остановимся здесь на минуту. Можно ли поверить, что при наличии современных значительно усовершенствованных средств наблюдения и надзора, включая спутниковую разведку, которыми обладают правоохранительные органы в этих странах, эта мерзкая торговля не может быть раскрыта и остановлена? Почему правоохранительные и силовые ведомства не могут вмешаться и уничтожить эти лаборатории, как только они будут обнаружены? Если дело обстоит именно так, и мы все еще не в состоянии прекратить торговлю героином, то наши анти-наркотические службы следует назвать «гериатрическими», а не агентствами по борьбе с наркотиками.

Даже ребенок мог бы сказать нашим так называемым «борцам с наркотиками», что нужно делать. Необходимо просто установить наблюдение за всеми заводами, производящими уксусный ангидрид – САМЫЙ ВАЖНЫЙ химический компонент, необходимый в процессе производства героина из сырого опиума. ЗАТЕМ ИДИТЕ ПО СЛЕДУ! Все очень просто! Я вспомнил о Питере Селлерсе из сериала «Розовая пантера», когда я подумал об усилиях правоохранительных органов, направленных на обнаружение лабораторий очистки героина. Даже такой путаник, как вымышленный инспектор, не встретил бы особых затруднений, прослеживая маршрут доставки уксусного ангидрида к месту его конечного назначения.

Государственные органы могли бы принять законы, обязывающие производителей уксусного ангидрида вести точный учет, показывающий, кто покупает химикат и для каких целей он используется. Но не следует ограничивать себя только этим, помните: наркотики – это Большой Бизнес, и он ведется олигархическими семьями Европы и «восточного либерального истэблишмента» США. Наркобизнес – это не мафиозные операции, он ведется не только колумбийскими кокаиновыми картелями. Благородные семьи британских и американских высших слоев не собираются на каждом углу рекламировать свою роль в этом деле, они всегда имеют прослойку прикрывающих людей, которые выполняют грязную работу.

Вспомните: британская и американская «аристократия» никогда не пачкала свои руки китайской опиумной торговлей. Лорды и леди достаточно умны для этого, как и американская элита: Дилоны, Форбсы, Эпплетоны, Бейконы, Бойлестоуны, Перкинсы, Рассели, Каннингхэмы, Шоу, Кулиджи, Паркманы, Раннеуэллы, Кэботы, и Кодманы (the Delanos, Forbes, Appletons, Bacons, Boylestons, Perkins, Russells, Cunninghams, Shaws, Coolidges, Parkmans, Runnewells, Cabots and Codmans) – это далеко не полный список семей в Америке, которые стали чудовищно богаты благодаря китайской опиумной торговле.

Поскольку эта книга не о торговле наркотиками, я не могу дать всестороннее освещение этого вопроса. Но его важность для Комитета 300 следует подчеркнуть. Америка управляется не 60 семьями, а 300 семьями, Англия же управляется сотней семей и, как мы увидим, эти семьи взаимосвязаны браками, компаниями, банками, не говоря о связях по линиям Черной Аристократии, франкмасонства, Ордена св. Иоанна Иерусалимского и так далее. Эти люди через своих подставных лиц находят способы защитить перевозки огромных количеств героина из Гонконга, Турции, Ирана и Пакистана и обеспечить их поставку на рынки США и Западной Европы с минимальными издержками.

Иногда партии кокаина арестовываются и конфискуются. Это обычные спектакли. Чаще всего конфискованные партии принадлежат новым организациям, пытающимся силой войти в этот бизнес. Такая конкуренция нейтрализуется путем точного информирования властей о том, где ожидается прибытие груза и кто является его собственником. Большое дело остается неприкосновенным; героин слишком дорог. Стоит заметить, что оперативным работникам «Агентства по борьбе с наркотиками США» (АБН) запрещен въезд в Гонконг. Они не могут проверить грузовые декларации судов, пока те не покинут порт. Можно только удивляться, почему в условиях так сильно развитого «международного сотрудничества», средства массовой информации постоянно твердят о необходимости «разгромить наркоторговлю». Ясно, что торговые маршруты героина защищены «высокими властями».

В Южной Америке везде кроме Мексики господствует кокаин. Производство кокаина, в противоположность героину, очень простое, и огромные состояния сколачиваются теми, кто желает взять на себя риск за и от имени «высших бонз». Как и в торговле героином, посторонних здесь не приветствуют, и они часто превращаются в жертвы несчастных случаев или семейных «разборок». В Колумбии наркомафия представляет собой тесно связанную семью. Но нападение боевиков МI9 на здание Министерства юстиции в Боготе (МI9 – частная армия кокаиновых баронов) и убийство Родриго Лара Бонилла, известного прокурора и судьи, вызвало настолько широкий негативный резонанс, что «высшие власти» вынуждены были изменить структуру операций в Колумбии.

В результате братья Очоа из Медельинского картеля добровольно сдались властям, получив заверения в том, что их состояния останутся неприкосновенными, что лично им не будет нанесено никакого вреда, и что их не выдадут США. Была заключена сделка о том, что если они репатриируют основную массу своих наркодолларов в колумбийские банки, против них не будет предпринято никаких карательных действий. Братья Хорхе и Фабио Очоа и их главарь Пабло Эскобар должны были содержаться в частных тюрьмах, которые больше напоминают гостиницы высшего класса, а затем приговорены к срокам не более двух лет с отсидкой в тех же самых тюрьмах класса люкс. Сделка эта продолжается и поныне. Кроме того, братьям Очоа было гарантированно право продолжать управлять своим «бизнесом» из их тюрем-отелей.

Но это не означало, что кокаиновой торговле настал конец. Наоборот, она просто перешла в руки дублирующего картеля Кали, суть «бизнеса» при этом не изменилась. По какой-то странной причине «Агентство по борьбе с наркотиками», по крайней мере до недавнего времени, просто игнорировало картель Кали, который по размерам равен Медельинскому картелю. Картель Кали отличается от Медельинского тем, что он управляется БИЗНЕСМЕНАМИ, которые избегают любых видов насилия и никогда не нарушают соглашений.

Еще более важно то, что Кали не ведет дел во Флориде. Один мой источник сообщил мне, что картель Кали управляется практичными бизнесменами, не похожими на других авторитетов кокаинового бизнеса. Он считает, что они «назначены специально», но не знает, кем. «Они никогда не привлекают к себе внимания», сказал он. «Они не разъезжают в импортных красных „феррари“, как Хорхе Очоа, сразу привлекая к себе внимание, потому что в Колумбию запрещено импортировать такие автомобили».

Рынки картеля Кали – Лос-Анджелес, Нью-Йорк и Хьюстон, которые параллельно являются рынками героина. Кали не показывает никаких признаков вторжения во Флориду. Бывший оперативник АБН, мой коллега, сказал недавно: «Эти ребята из Кали очень толковые. Они другой породы, чем братья Очоа. Они действуют как профессиональные бизнесмены. Они сейчас крупнее, чем Медельинский картель, и мы увидим, что в США будет поступать больше кокаина, чем когда-либо прежде. Похищение Мануэля Норьеги облегчило прохождение потока кокаина и денег через Панаму с ее многочисленными банками. Вот весь итог операции „Правое дело“ Джорджа Буша. Суть ее в том, что она облегчила жизнь Николасу Ардиго Барлетта, которого раньше контролировали Очоа и который сейчас занимается обеспечением операций картеля Кали».

Основываясь на моем опыте с торговлей героином, я полагаю, что Комитет 300 вмешался и взял на себя полный контроль за кокаиновой торговлей в Южной Америке. Другого объяснения роста влияния картеля Кали и похищения генерала Норьеги просто нет. Получал ли Буш приказы в отношении Норьеги из Лондона? Существуют все признаки того, что его буквально ЗАСТАВИЛИ вторгнуться в Панаму и похитить Норьегу, который стал серьезным препятствием «торговле» в Панаме, особенно в банковском деле. Несколько бывших агентов разведки высказали мне свои мнения, которые совпали с моим. Как и в войне в Персидском заливе, которая последовала за операцией в Панаме, только после нескольких настойчивых телефонных звонков посла Британии в Вашингтоне Буш наконец набрался смелости для осуществления совершенно незаконной операции против генерала Норьеги. Тот факт, что Буш был поддержан британской прессой и газетой «Нью-Йорк таймс», руководимой британской разведкой, говорит сам за себя.

Норьега был когда-то любимцем вашингтонгского истэблишмента. Он водил дружбу с Уильямом Кейси и Оливером Нортом и даже встречался с президентом Джорджем Бушем по меньшей мере два раза. Норьегу часто видели в Пентагоне, где с ним обходились, как с каким-нибудь арабским властителем, а в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли, Вирджиния перед ним всегда расстилали красный ковер. Есть документальные свидетельства того, что разведка армии США и ЦРУ выплатили ему 320 000 долларов.

Тучи на горизонте начали сгущаться примерно в то время, когда основная кокаиновая торговля переходила от братьев Очоа и Пабло Эскобара к картелю Кали. Совершенно неожиданно началась агитационная кампания против Норьеги, во главе которой стоял сенатор Джесси Хелмс, который в 1985 году продался Ариэлю Шарону и израильской партии «Хистрадут» (Histradut). Джесси Хелмс и его сторонники получили поддержку от Саймона Херша, агента британской разведки, работающего на «Нью-Йорк таймс», которая была рупором британской разведки в США с тех времен, когда босс МИ-6, сэр Уильям Стефенсон, занял здание компании RCA в Нью-Йорке.

Очень показательно, что именно Хелмсу было поручено вести кампанию против Норьеги. Хелмс – любимчик фракции Шарона в Вашингтоне, а Шарон был главным торговцем оружием в Центральной Америке и Колумбии. Более того, Хелмса уважают христианские фундаменталисты, которые веруют в принцип: «Израиль – моя страна, права она или нет». Таким образом в обществе было создано мощное настроение за то, чтобы «убрать Норьегу». Очевидно, что Норьега мог бы создать серьезные препятствия международным торговцам наркотиками и их банкирам от Комитета 300, поэтому его необходимо было убрать, пока он не причинил серьезного вреда.