Комитет 300

автор - Джон Колеман
Британские хозяева заставили Буша провести незаконную военную операцию в Панаме, в результате которой было бессмысленно убито не менее 7 000 панамцев и уничтожено много имущества. Не было никаких доказательств того, что Норьега являлся «наркоторговцем», поэтому его похитили и привезли в США. Это один из самых вопиющих примеров международного разбоя в истории. Эта незаконная акция, возможно, наиболее точно соответствует философии Буша: «Моральная сторона американской (читай: британской королевской семьи и Комитета 300) политики требует от нас следовать моральному курсу такого мира, где выбирается меньшее из зол. Это и есть реальный мир, не разделенный на черное и белое. Здесь очень мало моральных абсолютов».

Лучше было выбрать «меньшее из зол» и похитить Норьегу, чем позволить ему принять жесткие меры против панамских банков, работающих на Комитет 300. Случай с Норьегой – прототип будущих действий чудовищного Единого Мирового Правительства. Набравшийся смелости Буш выступил в открытую, безбоязненно, потому что мы, народ, облачились в духовную мантию, которая поощряет ЛОЖЬ и отвергает даже малейшую частицу ПРАВДЫ. Вот тот мир, который мы приняли, с которым согласились. Если бы это было не так, по стране из-за вторжения в Панаму пронеслась бы буря гнева, которая не прекращалась бы, пока Буш не был бы сброшен со своего поста. Уотергейтские преступления Никсона кажутся детскими шалостями по сравнению со многими нарушениями законности, достойными импичмента, совершенными Президентом Бушем, когда он приказал начать вторжение в Панаму, чтобы похитить генерала Норьегу.

Дело правительства против Норьеги основано на ложных свидетельствах группы лиц, в большинстве своем уже осужденных и дающих ложные показания для облегчения собственных приговоров. Гилберт и Салливан были бы в восторге от этих действий, будь они сейчас в живых. «Они поставили их во главе АБН» звучало бы гораздо более уместно, чем «они поставили их во главе королевского флота» (цитата из «Корабль королевского флота „Пинафор“»). То, что выделывают эти жулики-артисты, выглядит как абсолютный гротеск, как представление плохо дрессированных тюленей для Министерства юстиции США, если можно позволить использовать это прекрасное чистое животное для такого грязного сравнения.

В этих свидетельствах ключевые даты абсолютно не совпадают между собой, ключевые подробности отсутствуют полностью, а также имеют место потери памяти в отношении ряда важных деталей. Все это демонстрирует очевидный факт, что правительство не имеет ничего против Норьеги, но это никого не смущает; «Королевский институт международных дел» говорит «его все равно следует осудить», и это все, что может ожидать бедного Норьегу. Один из главных свидетелей по делу является некий Флойд Карлтон Касерес (Floyd Carlton Caceres), бывший пилот братьев Очоа. После его ареста в 1986 году, Карлтон пытался облегчить свое положение за счет Норьеги.

Он рассказал следователям из АНН, что братья Очоа заплатили Норьеге 600 000 долларов за разрешение на посадку и заправку в Панаме трех самолетов с грузом кокаина. Но в суде в Майами очень быстро стало очевидным, что все «ключевые свидетельства» оказались в лучшем случае неудавшейся шуткой. Перекрестный допрос выявил истину: никто не собирался платить за разрешение полетов, братья Очоа даже не обращались к Норьеге. Более того, в декабре 1983 года Норьега запретил все рейсы из Медельина в Панаму. Карлтон был не единственным дискредитированным свидетелем.

Еще более гнусным лжецом, чем Карлтон, является Карлос Ледер, который был одной из ключевых фигур Медельинского картеля, пока его не арестовали в Испании и не выдали США. Кто предоставил АБН важную информацию о том, что Ледер находился в Мадриде? «Агентству по борьбе с наркотиками» с большой неохотой пришлось согласиться с тем, что успехом этой важной операции оно обязано Норьеге. Однако сейчас Министерство юстиции США использует Ледера в качестве свидетеля против Норьеги. Уже один этот свидетель демонстрирует всю злонамеренность дела правительства США против Мануэля Норьеги.

В обмен за оказанные услуги Ледеру был смягчен приговор и предоставлены лучшие условия содержания – комната с хорошим видом из окна и телевизором, а его семье было предоставлено право постоянного жительства в США. Бывший прокурор США Роберт Меркел, который был обвинителем Ледера в 1988 году, заявил газете «Вашингтон пост»: «Я не думаю, что правительству следует заключать сделки с Карлосом Ледером… Этот парень – отпетый лжец».

Министерство юстиции – название которого совершенно не соответствует тому, за что оно реально выступает – использовало против Норьеги полный набор своих грязных трюков: незаконное прослушивание его телефонных переговоров со своим адвокатом; назначение государственного адвоката, который делал вид, что защищает интересы Норьеги, а в самый разгар дела просто прекратил его защищать; замораживание банковских счетов Норьеги, чтобы не дать ему возможности нанять квалифицированных адвокатов; похищение, незаконная военная операция и т. д. Только в одном этом случае правительство нарушило больше законов, чем Норьега за всю свою жизнь, если он вообще когда-либо нарушал закон.

Именно Министерство юстиции США, а не Норьегу, нужно было уже десять раз отдать под суд. Его дело показало, что вместо «юстиции» в этой стране в открытую действует преступная и порочная система. На суд должна быть вынесена сама ведущаяся в США «война с наркотиками», а также так называемая политика администрации Буша в отношении наркотиков. Процесс Норьеги, хотя он и кончился грубым и вопиющим насилием над справедливостью, тем не менее дает некоторую компенсацию тем, кто не слеп, не глух и не нем. Он доказал от начала и до конца, что Британия командует нашим правительством, и открыл полное банкротство идеологии администрации Буша, которая приняла на вооружение девиз: «В любом случае цель всегда оправдывает средства. Существует очень мало моральных абсолютов». Для Буша, как и для большинства политиков, действовать исходя из АБСОЛЮТНОЙ МОРАЛИ было бы САМОУБИЙСТВОМ. Только в такой атмосфере мы могли позволить президенту Бушу нарушить по крайней мере шесть законов США и ДЕСЯТКИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ при развязывании войны с Ираком.

Сейчас мы являемся свидетелями того, как в Колумбии и в Вашингтоне происходит коренная перестройка механизма управления кокаиновой торговлей: без насилия и без стрельбы. Пусть джентльмены в деловых костюмах из картеля Кали ведут свой бизнес по-джентльменски. Короче говоря, Комитет 300 напрямую приступил к управлению кокаиновой торговлей, которая с этого момента пойдет так же гладко, как и героиновая торговля. Новому правительству Колумбии предписывают изменить тактику и направление действий. Оно должно подчиняться правилам игры Комитета.

Следует упомянуть об участии США в опиумной торговле с Китаем, которая началась на юге Соединенных Штатов еще до Гражданской войны. Какая может быть связь между опиумной торговлей и громадными плантациями хлопка на Юге? Чтобы установить это, мы должны отправиться в Бенгалию, в Индию, где производился самый высококачественный (если только можно называть «высококачественным» такое мерзкое вещество) опиум, на который всегда был большой спрос. Хлопок был самым важным товаром в Англии после опиума, которым торговала БОИК.

Большая часть хлопка с южных плантаций перерабатывалась на рабских фабриках Северной Англии, где женщины и дети зарабатывали скудное пропитание за 16 часовой рабочий день. Текстильные фабрики принадлежали богатым людям из лондонского высшего общества – Пальмерстонам, Бэрингсам, Кесуикам и главным образом Джардину Матесону, владевшему судоходной компанией «Голубая звезда», корабли которой перевозили в Индию отделанные хлопковые ткани. Они могли не заботиться о чудовищно плохих условиях, в которых жили подданные ее величества. В конечном счете именно за счет этого они и существовали, а их мужья и сыновья плодотворно трудились на полях сражений, чтобы сохранять необъятную империю ее величества, как делали они это на протяжении веков, а затем – в кровавой Бурской войне. Это была Британская традиция, не так ли?

Экспортируемый в Индию готовый хлопковый текстиль разорял традиционных индийских производителей изделий из хлопка. Ужасную нужду терпели тысячи индийцев, выброшенных с работы в результате того, что рынки захватили более дешевые британские товары. Индия стала крайне зависеть от Британии, ибо ей нужна была валюта, чтобы заплатить за свои железные дороги и готовый английский хлопковый текстиль. Существовало единственное решение индийских экономических проблем. Производить больше опиума и продавать его за бесценок «Британской ост-индской компании». Это был фундамент, на котором росла и расцветала британская торговля. Без опиумной торговли Британия была бы банкротом.

Знали ли южные плантаторы гнусный секрет обмена опиума за хлопок? Маловероятно, чтобы некоторые из них не знали, что происходило. Возьмите, например, семью Сазерленд (Sutherland), владельцев обширнейших хлопковых плантаций на Юге. Сазерленды были в тесных родственных связях с семьей Матесон – Джардин Матесон – которые в свою очередь были деловыми партнерами банка Baring Brothers («Братья Бэринг»), основавшего знаменитую Penisular and Orient Navigation Line (PO) – крупнейшую среди множества британских торговых судоходных компаний.

Братья Бэринг были крупными инвесторами в южные плантации, а также в судоходные компании США, корабли которых бороздили моря между китайскими портами и всеми самыми важными портами побережья США. Сегодня банк Baring Brothers управляет рядом крупных финансовых компаний и банков США. Все представители этих семейств были и остаются членами Комитета 300.

Большинство семей, составляющих так называемый «Восточный либеральный истэблишмент», куда входят богатейшие династии США, сколотили свои состояния либо на торговле хлопком, либо на торговле опиумом, а в некоторых случаях и на том, и на другом. Леманы (Lehmans) представляют собой выдающийся пример. Когда речь заходит о состояниях, накопленных исключительно на торговле опиумом с Китаем, первые имена, которые приходят на ум, – Асторы и Делано (the Astors and the Delanos). Жена президента Франклина Д. Рузвельта была из семьи Делано.

Джон Джэкоб Астор сколотил огромное состояние на опиумной торговле с Китаем, после чего он стал вести респектабельный образ жизни, купив на свои грязные деньги большие участки земли на Манхэттене. Всю свою жизнь Астор играл большую роль в разработке планов Комитета 300. Фактически именно Комитет 300 определял, кто будет участвовать в сказочно прибыльной опиумной торговле с Китаем через свою монополию БОИК, а облагодетельствованные такой щедростью навсегда оставались преданными Комитету 300.

Вот почему, как мы обнаружим, большая часть недвижимости на Манхэттене принадлежит различным членам Комитета 300, как было еще с тех времен, когда ее начал скупать Астор. Используя право доступа к записям, закрытым для тех, кто не входит в британскую разведку, я обнаружил, что Астор долгое время был важным агентом британской разведки в США. Тот факт, что Астор финансировал Аарона Берра (Aaron Burr), убийцу Александра Гамильтона, доказывает это вне всякого сомнения. Сын Джона Д. Астора, Уолдорф Астор (Waldorf Astor), был удостоен чести стать членом «Королевского института международных дел» (КИМД), через который Комитет 300 управляет практически всеми аспектами нашей жизни в США.

Считают, что семья Астор выбрала Оуена Латтимора (Owen Lattimore), чтобы продолжать свои связи с опиумной торговлей, которую он осуществлял через финансируемый Лаурой Спелман (Laura Spelman) «Институт тихоокеанских отношений» (Institute for Pacific Relations, IPR) (ИТО). Именно ИТО осуществлял контроль за вхождением Китая в торговлю опиумом в качестве равноправного партнера, а не просто как поставщика. Именно ИТО проложил дорогу для нападения японцев на Перл Харбор. Попытки превратить японцев в опиумных наркоманов потерпели полный провал.

К концу столетия олигархические плутократы Британии были как разжиревшие стервятники на равнине Серенгети во время ежегодных миграций антилоп гну. Их доход от торговли опиумом с Китаем превышал доход Давида Рокфеллера на НЕСКОЛЬКО МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ ЕЖЕГОДНО. Исторические записи, ставшие доступными мне в Британском музее и «Индийском офисе», а также из других источников – от бывших коллег, работавших на ответственных постах, полностью это доказали.

К 1905 году китайское правительство, глубоко обеспокоенное увеличением числа курильщиков опиума в Китае, пыталось получить помощь от международного сообщества. Британия притворилась, что хочет сотрудничать, но ничего не сделала, чтобы соблюдать протоколы 1905 года, которые она подписала. Позднее правительство ее величества открыто заняло противоположную позицию, показав Китаю, что ему лучше присоединиться к опиумному бизнесу, чем пытаться покончить с ним.