Комитет 300

автор - Джон Колеман
Тем, кто знает Гонконг, имя Ньюбиггинга известно как самое влиятельное имя в Гонконге. В дополнение к его членству в совете директоров элитного банка Моргана Ньюбиггинг является советником китайского правительства. Опиум за ракетную технологию, опиум за золото, опиум за современные компьютеры – для Ньюбиггинга все равно. Связи банков, финансовых и торговых компаний и семей, которые управляют ими, столь переплетены, что запутали бы Шерлок Холмса, и тем не менее их необходимо распутать и проследить, если мы хотим понять их связи с торговлей наркотиками и их членством в Комитете 300.

Ввоз в Соединенные Штаты алкоголя и наркотиков был результатом деятельности той же самой «конюшни», занимаемой теми же самыми «чистокровными жеребцами». Прежде всего надо было запретить в США спиртные напитки. Это было сделано наследниками «Британской ост-индской компании», действовавшими на основании опыта, полученного из тщательно ведшейся документации «Китайской внутренней миссии», ныне хранящейся в «Индийском офисе». Они учредили «Женский христианский союз умеренности», который должен был препятствовать потреблению алкоголя в Америке.

Мы говорим, что история повторяется, и в некотором смысле это верно, но повторяется она по восходящей спирали. Сегодня мы узнаем, что некоторые самые крупные компании, «загрязняющие», как считают, землю, являются самыми крупными спонсорами экологического движения. «Большие имена» шлют своё послание. Принц Филипп – один из их героев, однако его сын принц Чарльз владеет миллионами акров лесов в Уэлльсе, где регулярно проводятся промышленные вырубки, и, кроме того принц Чарльз является одним из самых крупных владельцев трущобных жилых кварталов в Лондоне, где уровень загрязнения просто ужасен.

В случае же тех, кто протестовал против «порока пьянства», мы узнаем, что они финансировались Асторами, Рокфеллерами, Вандербильтами, Спелманами и Варбургами, которые имели крупные доли в торговле спиртным. По указанию британской короны лорд Бивербрук (Beaverbrook) приехал из Англии сказать этим богатым семьям Америки, что они должны вкладывать деньги в «Женский христианский союз умеренности». (Это был тот самый лорд Бивербрук, который приехал в Вашингтон в 1940 году и ПРИКАЗАЛ Рузвельту вступить в войну, которая по сути была войной Британии.)

Рузвельт выполнил приказ, разместив флот США в Гренландии, который за 9 месяцев до Перл Харбора выслеживал и атаковал немецкие подлодки. Как и его последователь Джордж Буш, Рузвельт относился к Конгрессу как к надоедливой мухе, действуя как король – это чувство он испытывал в сильной степени, так как он находился в родственных отношениях с королевской семьей. Ф.Д. Рузвельт никогда не просил разрешения Конгресса на свои незаконные действия. Именно это Британия имеет в виду, говоря о своих «особых отношениях с Америкой».

Торговля наркотиками имеет связь с убийством президента Джона Ф. Кеннеди; это мерзкое дело позорит честь нации и будет продолжать это делать, пока правосудие вершат преступники. Есть доказательства, что мафия замешана в этом через ЦРУ, заставляя вспомнить, что все это началось со старой сети Мейера Лански, которая развилась в террористическую организацию «Иргун», а Лански оказался одним из лучших агентов по ведению культурной войны против Запада.

Через более респектабельных посредников Лански был связан с британскими высшими слоями в деле распространения наркотиков и развития азартных игр на Райском острове (Багамские острова) под прикрытием The Mary Carter Paint Company – совместного коммерческого предприятия Лански и британской разведслужбы МИ-6. Лорд Сэссон (Sassoon) был впоследствии убит, потому что он снимал сливки с доходов и грозился выдать всех, если его накажут. Рэй Вольф (Ray Wolfe) был более солиден, представляя канадских Бронфманов. Хотя Бронфманы не были причастны к масштабному предприятию Черчилля «Nova Scotia Project», они были и остаются важными агентами британской королевской семьи по торговле наркотиками.

Сэм Ротберг (Sam Rothberg), близкий соратник Мейера Лански, работал также с Тибором Розенбаумом (Tibor Rosenbaum) и Пинчас Сапиром (Pinchas Sapir), все трое являлись ключевыми фигурами в наркобизнесе Лански. Розенбаум вел операции по отмыванию денег в Швейцарии через Banque du Credite International, специально учрежденный им для этих целей. Этот банк быстро расширил свою деятельность и стал главным банком, используемым Лански и его помощниками-гангстерами для отмывания денег, полученных от проституции, наркотиков и прочего рэкета мафии.

Следует отметить, что банк Тибора Розенбаума использовался теневым шефом британской разведки сэром Уильямом Стефенсоном (Sir William Stephenson), правая рука которого майор Джон Мортимер Блумфильд (John Mortimer Bloomfield), канадский гражданин, возглавлял Пятый отдел ФБР во время Второй Мировой Войны. Стефенсон был одним из первых, кто в XX веке стал членом Комитета 300, хотя Блумфильд так и не достиг этого.

Как я показал в серии монографий об убийстве Кеннеди, именно Стефенсон тайно руководил операцией, которая была разработана под руководством Блумфильда. Прикрытие для убийства Кеннеди осуществляла другая связанная с наркотиками организация – Permanent Industrial Expositions (PERMINDEX) («Постоянная Промышленная Выставка»), созданная в 1957 году и размещавшейся в здании компании World Trade Mart («Всемирный торговый рынок») в центре Нью-Орлеана.

Блумфильд был также адвокатом семьи Бронфманов. Компания World Trade Mart была создана полковником Клеем Шоу (Clay Shaw) и шефом Пятого отдела ФБР в Нью-Орлеане Ги Баннистером (Guy Bannister). Шоу и Баннистер были близко знакомы с Ли Харви Освальдом, обвиненным в убийстве Кеннеди и убитым наемным агентом ЦРУ Джеком Руби прежде чем он смог доказать, что не он стрелял в Кеннеди. Вопреки мнению Комиссии Уоррена и многочисленным официальным докладам, ТАК И НЕ БЫЛО УСТАНОВЛЕНО ни то, что Освальд был владельцем винтовки «Манлихер», предполагаемого орудия убийства (что не соответствует действительности), ни то, что он стрелял из нее. Связь между торговлей наркотиками, Шоу, Баннистером и Блумфильдом подтверждалась неоднократно, и нет необходимости вновь касаться здесь этого вопроса.

Непосредственно после Второй мировой войны одним из самых распространенных методов, которым для отмывания денег пользовалась компания Resorts International и другие компании, связанные наркоторговлей, была отправка наличности курьерской службой в банк, специализирующийся на отмывании грязных денег.

Сейчас все изменилось. Только «мелкая рыбешка» все еще использует этот рискованный метод. «Крупная рыба» проводит свои деньги через систему CHIPS, сокращение для Clearing House International Payment System («Расчетная палата системы международных платежей»), созданную на базе расположенной в Нью-Йорке компьютерной системы «Бэрроуз» (Burroughs). Эту систему используют двенадцать крупнейших банков. Одним из них является «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), другим – Credit Suisse («Швейцарский кредит»), который на первый взгляд является образцом добропорядочности в банковском деле – если глубоко не вдаваться в суть его операций. В сочетании с системой SWIFT («Society for World International Financial Transfers» – «Общество всемирных международных финансовых переводов»), базирующейся в штате Вирджиния, грязные деньги становятся невидимыми.

Только явная небрежность время от времени подбрасывает ФБР удачу при условии, что ему не приказывают смотреть на это сквозь пальцы. С поличным конфискуют только деньги наркодилеров низшего эшелона. Элита же – Drexel Burnham («Дрексель Бернхам»), Credite Suisse, «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC) – избегает разоблачения. Но эта ситуация, возможно, также изменится с крахом Bank of Credit and Commerce International (BCCI), в результате которого может всплыть много фактов о наркоторговле, если, конечно, будет проведено надлежащее расследование.

Одним из самых ценных активов в портфеле Комитета 300 является компания American Express (AMEX). Ее президенты регулярно занимают места в Комитете 300. Я впервые заинтересовался AMEX во время расследования, которое привело меня к Trade Development Bank («Банку развития торговли») в Женеве. Позднее это доставило мне кучу неприятностей. Я обнаружил, что Trade Development Bank, возглавляемый тогда Эдмундом Сафра (Edmund Safra), ключевым человеком в торговых операциях типа «золото – опиум», поставлял тонны золота на гонконгский рынок.

Перед поездкой в Швейцарию, я съездил в Преторию, Южная Африка, где я встречался с д-ром Крисом Сталсом (Dr. Chris Stals), в то время заместителем управляющего South African Reserve Bank («Южноафриканского резервного банка»), который контролировал все оптовые сделки с южноафриканским золотом. После нескольких разговоров в течение недели мне было сказано, что банк не может продать мне десять тонн золота, которое я был уполномочен купить от имени клиентов, которых, как предполагалось, я представлял. Мои друзья в надлежащих местах знали, как изготовлять документацию, не вызывающую сомнений.

Резервный Банк отослал меня к некой швейцарской компании, которую я назвать не могу, ибо это нарушит прикрытие. Мне также дали адрес Trade Development Bank в Женеве. Целью моего эксперимента было раскрыть механизм того, как продается и перемещается золото и, во-вторых, проверить поддельные документы, которые были приготовлены мне моими друзьями, бывшими разведчиками, которые специализировались на такого рода делах. Помните «М» в серии «Джеймс Бонд»? Позвольте мне уверить вас, что «М» действительно существует, только его истинный инициал «С». Документы, которые были у меня, состояли из «ордеров на покупку» от лихтенштейнских компаний с соответствующими подкрепляющими бумагами.

Когда я обратился в Trade Development Bank, там меня сначала сердечно приветствовали, но по мере продвижения переговоров подозрительность усиливалась, пока я не почувствовал, что для меня уже небезопасно посещать банк, и не сказав никому в банке, я покинул Женеву. Позднее этот банк был продан American Express. Компания American Express подверглась краткой проверке со стороны бывшего Генерального прокурора США Эдвина Миза (Meese), после чего он был быстро уволен с должности и объявлен «коррупционером».

Я установил, что American Express всегда являлась каналом для отмывания наркоденег, и, более того, никто не смог объяснить мне, почему частная компания имеет право печатать доллары – разве не долларами являются дорожные чеки American Express?

Впоследствии я разоблачил связь между Сафра и American Express и их причастность к торговле наркотиками, что огорчило многих, как можно предположить.

Член Комитета 300 Джэфет (Japhet) управляет компанией Charterhouse Japhet, которая в свою очередь контролирует компанию Jardine Matheson как прямой выход на гонконгскую торговлю опиумом. Джэфеты, как говорят, являются английскими квакерами. Семья Матесонов, также члены Комитета 300, была главной фигурой в торговле опиумов в Китае, по крайней мере вплоть до 1943 года. Матесоны постоянно значились в Почетном списке королевы Англии с начала XIX столетия.

Высших распорядителей торговли наркотиками в Комитете 300 не мучит совесть из-за того, что каждый год они разрушают миллионы человеческих жизней. Они являются гностиками, катарами, членами культа Диониса, Озириса или того хуже. Для них «обычные» люди существуют лишь как средство достижения собственных целей. Их первосвященники, Булвер-Литтон (Bulver-Litton) и Олдос Хаксли (Aldos Huxley), проповедуют евангелие наркотиков как полезных веществ.

Процитируем Хаксли:
«А для личного ежедневного употребления всегда существовали химические интоксиканты. Все растительные седативы (успокаивающие средства) и снотворные (обезболивающие), все эйфорики, растущие на деревьях, галлюциногены, зреющие в ягодах, употреблялись людьми с незапамятных времен. И к этим средствам изменения сознания современная наука прибавила свою гамму синтетических веществ. Для неограниченного употребления Запад разрешил только алкоголь и табак. Все другие химические Двери в Стене объявлены НАРКОТИКАМИ».