Комитет 300

автор - Джон Колеман
Для олигархов и плутократов Комитета 300 наркотики решают две задачи: во первых, приносят колоссальные суммы денег и, во-вторых, окончательно превращают народ в бездумных наркотических зомби, которыми будет легче управлять, чем людьми, не нуждающимися в наркотиках, ибо наказание за мятеж будет означать прекращение снабжения героином, кокаином, марихуаной и др. Для этого необходимо легализовать наркотики, так что МОНОПОЛЬНАЯ СИСТЕМА, которая уже готова к введению, как только сложные экономические условия, предвестником которых является депрессия 1991 года, вызовет резкое повышение спроса на наркотики по мере того, как тысячи постоянно безработных станут обращаться к наркотикам как к утешению.

В одной из совершенно секретных статей «Королевского института международных дел» этот сценарий изложен следующим образом (частично):

«…будучи неудовлетворенными христианством и при широком распространении безработицы, те, кто останется без работы в течение пяти и более лет, отвернутся от церкви и будут искать утешения в наркотиках. Именно тогда должен быть установлен полный контроль за торговлей наркотиками, чтобы правительства всех стран, которые находятся под нашей юрисдикцией, имели бы МОНОПОЛИЮ, которой мы будем управлять через снабжение… Наркотические бары позаботятся о непокорных и несогласных, потенциальные революционеры будут превращены в безвредных наркоманов, не обладающих собственной волей…».

Имеется достаточно много доказательств, что ЦРУ и британская разведка, особенно МИ-6, уже по крайней мере десять лет работают над достижением этой цели.

«Королевский институт международных дел» использовал труд всей жизни Олдоса Хаксли и Булвер-Литтона как программу достижения такого состояния человечества, когда люди уже не будут обладать собственной волей в условиях Нового Мирового Порядка и быстро приближающегося Нового Темного Века. Давайте посмотрим, что «первосвященник» Олдос Хаксли говорит об этом:

«Во многих обществах на многих уровнях цивилизации были предприняты попытки совместить наркотическое опьянение с Божественным опьянением. В древней Греции, например, этиловый спирт имел свое место в официальной религии. Дионис, Бахус, как мы часто его называем, был настоящим божеством. Полное запрещение химических изменений (сознания) может быть закреплено законодательно, но не может быть навязано принудительно. (ЯЗЫК НАРКОТИЧЕСКОГО ЛОББИ НА КАПИТОЛИЙСКОМ ХОЛМЕ).

Теперь давайте рассмотрим другой тип наркотика – еще не открытого, но, быть может, уже находящегося на пороге открытия – наркотика, делающего людей счастливыми в ситуациях, в которых они обычно несчастны. (Может ли быть более несчастным человек, который ищет и не может найти работу?) Такой наркотик был бы благословением, но благословением, чреватым серьезными социальными и политическими опасностями. Сделав безвредные эйфорические вещества свободно доступными, какой-нибудь диктатор (читай Комитет 300) смог бы примирить все население с состоянием дел, с которым уважающий себя человек не должен примиряться».

Вполне диалектический шедевр. Что Хаксли защищает и что является официальной политикой Комитета 300 и его суррогата КИМД – можно просто определить как контроль и управление массовым сознанием. Как я часто говорил, все войны – войны за души людей. До нас не доходит, что торговля наркотиками – война слабой интенсивности, ведущаяся необычными методами против всего человечества. Такая необычная война – самая опасная форма войны, которая, раз начавшись, уже не закончится.

Некоторые могут поставить под вопрос причастность британской королевской семьи к торговле наркотиками. Увидеть это напечатанным в газетах было бы абсурдным, и в наши дни в печати это очень часто представляется именно так – абсурдным. Очень старое правило разведки гласит: «Если вы хотите что-то спрятать, положите это на самое видное место».

Книга Ф.С. Тернера «БРИТАНСКАЯ ОПИУМНАЯ ПОЛИТИКА» (F. S. Turner, «British Opium Policy»), опубликованная в 1876 году, показывает, как британская монархия и прихлебатели-родственники королевской семьи были глубоко вовлечены в торговлю опиумом. Тернер был секретарем «Англо-восточного общества за прекращение опиумной торговли». Он отклонил требование молчать, выдвинутое представителем короны сэром Р. Темплем (Sir R. Temple). Тернер утверждал, что правительство, а следовательно и корона, должны отказаться от опиумной монополии «и если вообще получать какие-либо доходы, то получать только то, что проистекает из налогов, которые честно должны использоваться в качестве сдерживающей силы».

Тернеру ответил представитель монархии лорд Лоуренс, который боролся против потери монополии БОИК. «Было бы желательно избавиться от монополии, но лично я не склонен быть инициатором изменений. Если это лишь вопрос о скромных убытках, которые мы можем себе позволить, то я бы без колебания принял необходимые меры». (Взято из калькуттских газет 1870 года.)

К 1874 году борьба против глубокого вовлечения британской монархии и аристократии в опиумную торговлю в Китае стала разгораться. «Англо-восточное общество за прекращение опиумной торговли» настойчиво нападало на тогдашнюю аристократию и бесстрашно усиливало свои атаки – пример, которому нам необходимо следовать. Общество считало, что Цяньцзиньский Договор, который вынудил Китай согласиться с импортом огромного количества опиума, был подлым преступлением против китайского народа.

Появился мощный воин, Джозеф Гранди Александер (Joseph Grundy Alexander), адвокат по профессии, который в 1866 году возглавил сильную атаку против опиумной политики британской короны в Китае, в ходе которой он открыто упоминал об участии в этой торговле королевской семьи и аристократии. Тогда в первый раз Александер раскрыл перед всеми истинную роль Индии, «сокровища короны» во всем этом деле. Он возложил вину именно на тех, на кого следует – то есть прямо на монархию, на так называемую аристократию и их слуг в британском правительстве.

Под влиянием Александера общество приняло на себя обязательство полностью прекратить выращивание опиумного мака в Бенгалии, Индия. Александер оказался доблестным воином без страха и упрека. Благодаря его лидерству в борьбе, наркоаристократия стала действовать нерешительно перед лицом его открытых разоблачений королевской семьи и ее прихлебателей; несколько членов парламента из числа консерваторов, юнионистов и лейбористов начали выступать в его поддержку.

Лорд Кимберли, представитель королевской семьи и сам сильный олигарх, пригрозил, что любые попытки вмешаться в то, что он назвал «национальной торговлей», столкнутся с серьезным противодействием кабинета. Александер и его общество продолжали свою деятельность перед лицом бесчисленных угроз, и, в конце концов, парламент согласился назначить «Королевскую комиссию по расследованию торговли опиумом» во главе с лордом Кимберли, который был Министром по делам Индии. Вряд ли можно было найти более неподходящую личность для главы этой комиссии. Это было подобно тому, как если бы Даллеса назначили в Комиссию Уоррена.

В своем первом заявлении лорд Кимберли дал понять, что он скорее уйдет в отставку со своей высокой должности, чем согласится на резолюцию об отказе от «доходов от индийского опиума». Следует отметить, что под «доходами от индийского опиума» подразумевались деньги, которые якобы использовались на благо всего английского народа. Это такая же ложь, как и идея о том, что народ Южной Африки имеет долю в громадных прибылях от продажи золота и алмазов. Доход от индийского опиума шел прямо в сейфы и карманы аристократов, олигархов и плутократов и делал их миллиардерами.

Книга Роунтри «ИМПЕРСКАЯ ТОРГОВЛЯ НАРКОТИКАМИ» (Rowntree, «The Imperial Drug Trade») дает захватывающий отчет о том, как премьер-министр Гладстон и его сообщники-плутократы лгали, мошенничали, изворачивались и выкручивались, чтобы скрыть от общественности то, что британская монархия завязла в торговле опиумом. Книга Роунтри – кладезь информации о глубоком вовлечении королевской семьи и английской аристократии в опиумную торговлю, а также об огромных состояниях, которые они накопили на страданиях китайских курильщиков опиума.

Лорд Кимберли, секретарь комиссии по расследованию, сам был глубоко замешан в торговле опиумом, поэтому он делал все, что в его власти, чтобы закрыть расследование для тех, кто искал правду. Наконец, под сильным давлением общественности, королевская комиссия была вынуждена приоткрыть дверь для такого расследования, так что стало известно, что самые высокопоставленные лица в стране ведут торговлю опиумом и получают огромные прибыли. Но эту дверь быстро захлопнули, и королевская комиссия не вызвала в качестве свидетелей ни одного эксперта. После этого она работала в течение абсурдно короткого времени, а затем и вовсе прекратила свою деятельность. Комиссия эта была не чем иным, как фарсом и прикрытием, к чему мы уже привыкли в Америке двадцатого века.

Семьи «восточного либерального истэблишмента» США точно так же были глубоко вовлечены в опиумную торговлю в Китае, как и британцы, и сегодня это положение сохраняется. Свидетельство того – недавняя история, когда президент Джеймс Эрл Картер сверг шаха Ирана. Почему шах был отстранен и затем убит правительством США? Говоря одним словом – из-за НАРКОТИКОВ. Шах ограничил и фактически положил конец безмерно прибыльной торговле опиумом, которую вели британцы в Иране. К тому времени, когда шах взял Иран под свой контроль, там был уже миллион опиумно-героиновых наркоманов.

Этого британцы стерпеть не могли, поэтому они направили Соединенные Штаты делать за них грязную работу в рамках «особых отношений» между двумя странами. Когда Хомейни захватил посольство США в Тегеране, поставки оружия из США, начатые еще при шахе, не были прерваны. Почему? Если бы США сделали это, Хомейни запретил бы британскую монополию в торговле опиумом в своей стране. Чтобы подтвердить эту точку зрения, укажем, что после 1984 года либеральное отношение Хомейни к торговле опиумом привело к увеличению числа наркоманов до 2 миллионов, согласно статистике ООН и Всемирной организации здравоохранения.

Как Президент Картер, так и его последователь Рональд Рейган сознательно и с полным представлением о том, что поставлено на карту, продолжали снабжать оружием Иран, даже когда американские заложники томились в плену. В 1980 году я написал монографию под названием «Что действительно произошло в Иране», в которой излагались факты. Торговля оружием с Ираном была оформлена на встрече между Сайрусом Венсом, слугой Комитета 300, и д-ром Хашеми, после чего ВВС США немедленно начали переброску оружия в Иран, которая не прекращалась даже в разгар кризиса с заложниками. Оружие доставлялось из запасов Армии США в Германии, а некоторые партии шли непосредственно из Соединенных Штатов с дозаправкой самолетов на Азорских островах.

С приходом Хомейни, который был поставлен у власти в Иране Комитетом 300, производство опиума стремительно подскочило вверх. К 1984 году производство опиума в Иране превысило 650 тонн в год. Картер и Рейган сделали все, чтобы не было дальнейших помех в опиумной торговле, и они выполнили мандат, данный им для этой цели олигархическими семьями Британии. Вскоре по количеству производимого опиума Иран стал соперничать с «золотым треугольником».

Шах не был единственной жертвой Комитета 300. Уильям Бакли, шеф отдела ЦРУ в Бейруте, при всем своем недостатке знаний о том, кто стоит за торговлей опиумом, начал расследования в Иране, Ливане и даже Пакистане. Из Исламабада Бакли начал посылать разоблачительные доклады в Лэнгли о растущей торговле опиумом в «золотом полумесяце» и Пакистане. Посольство США в Исламабаде было подожжено, но Бакли удалось избежать нападения толпы и вернуться в Вашингтон, поскольку его прикрытие было раскрыто неизвестными силами.

Затем случилась весьма странная вещь. Вопреки всем правилам, установленным ЦРУ для случаев, когда прикрытие агента разоблачают, Бакли вновь был послан в Бейрут. ЦРУ фактически приговорило его к смерти, чтобы заставить его замолчать, и на этот раз приговор был приведен в исполнение. Бакли был похищен агентами Комитета 300. Во время зверских допросов, которые вел генерал Мохаммед эль Хоуили из сирийской разведки, пытаясь заставить Бакли раскрыть имена всех агентов DEA в этих странах, он был жестоко убит. Попытки раскрыть широкомасштабную торговлю опиумом, ведущуюся из Пакистана, Ливана и Ирана стоили Бакли жизни.

Если еще оставшиеся в этом мире свободные люди полагают, что они единолично или малыми группами могут помешать торговле наркотиками, они жестоко ошибаются. Они могут отрезать какие-то щупальца кокаиновой или героиновой торговли, но никак не голову. Коронованные кобры Европы и семьи «восточного либерального истэблишмента» не потерпят этого. «Война против наркотиков», которую якобы ведет администрация Буша, служит для ТОТАЛЬНОЙ легализации ВСЕХ видов и форм наркотиков. Эти наркотики – не просто социальный порок, но полномасштабная попытка установить контроль над сознанием людей нашей планеты, или, как говорят об этом авторы «Заговора Водолея»: «вызвать радикальные изменения в Соединенных Штатах». ЭТО ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ ЗАДАЧА КОМИТЕТА 300, АБСОЛЮТНО ТАЙНОГО ОБЩЕСТВА.

Ничего не изменилось в опиумно-героиново-кокаиновой торговле, она все еще ведется теми самыми семьями из «высшего класса» Британии и США. Это все еще баснословно доходная торговля, где кажущиеся большими убытки, причиненные конфискациями наркотиков властями, списываются в залах заседаний в Нью-Йорке, Гонконге и Лондоне за портвейном и сигарой как «просто накладные расходы».