Комитет 300

автор - Джон Колеман
Задачей Янкеловича было разрушить национальные американские ценности и заменить их ценностями «Новой эры» – «Эры водолея». Поскольку Янкелович является самым главным творцом общественного мнения Комитета 300, он несомненно выполняет свою работу блестяще.

Цитата из работы Джона Нейсбита (John Naisbitt) «Доклад о Тенденциях» ясно показывает, какие методы используются и какие результаты ожидаются от этой деятельности. Нейсбит был советником президента Линдона Джонсона, компаний Eastman Kodak, IBM, Amercian Express, «Центра политических исследований», банка Chase Manhattan, компании General Motors, Louis Harris Polls, Белого дома, «Института страхования жизни», «Американского Красного Креста», Mobil Oil, British Petroleum и множества других компаний и учреждений Комитета 300. Его методология, взятая из Тавистокских процедур МИ-6, конечно, не уникальна:

Кратко я обрисую нашу методологию. При разработке «Доклада о тенденциях» для наших клиентов мы полагались главным образом на систему мониторинга локальных событий и поведения. Нас сильно поразило то, до какой степени это общество устроено «вверх дном», поэтому мы отслеживали не то, что происходило в Вашингтоне или Нью-Йорке, а то, что происходило на местах. События начинаются в Лос-Анджелесе, в Тампе, в Хартфорде, в Вичита, Портленде, Сан-Диего и Денвере. Это очень важно с точки зрения общества, перевернутого «вверх дном».

«Концепция отслеживания, использованная в определении этих тенденций, берет свое начало со времен Второй Мировой войны. Тогда эксперты разведки старались найти метод получения такой информации о вражеских странах, которую обычно получают при опросах общественного мнения. Под руководством Пола Лазарфельда (Paul Lazarsfeld) и Гарольда Ласвэлла (Harold Laswell) был разработан метод мониторинга того, что происходило в этих обществах, который включал в себя анализ содержания ежедневной прессы».

Хотя этот метод мониторинга состояния общественного сознания остается излюбленным методом разведслужб, страна ежегодно тратит миллионы долларов на проведение анализа прессы по всему миру… Причина того, что эта система мониторинга изменений в обществе работает так хорошо, заключается в том, что «блок новостей» в газетах – это закрытая неизменная система. По экономическим соображениям блоки новостей в газетах имеют постоянные неизменные размеры.

Поэтому когда в блоке новостей появляется что-то новое, соответственно, что-то старое должно исчезнуть или измениться. Здесь действует принцип вынужденного выбора внутри замкнутой системы. В такой ситуации общественное сознание постоянно переключается на новые подбрасываемые «проблемы» и быстро забывает о старых. Мы отслеживаем как новые «проблемы», так и те, к которым общество уже утратило интерес.

Очевидно, что общества подобны человеческим индивидуумам. Я не знаю точного числа, но одновременно человек может удерживать в сознании только определенное количество проблем и забот. Если добавляются новые проблемы или заботы, то старые при этом просто вытесняются из сознания. Мы следим за тем, что для американцев актуально на данный момент, и от чего они отказываются.

Соединенные Штаты быстро переходят от общества индустриального к обществу информационному, и последствия этого будут более глубокими, чем при переходе от сельскохозяйственного общества к промышленному в 19-м веке. Начиная с 1979 года основной профессией в США стала работа клерка, заместившего рабочего и фермера. Это последнее утверждение содержит в себе краткую историю Соединенных Штатов.

Не случайно Нейсбит является членом «Римского клуба» и одним из «высших функционеров» Комитета 300. Он также входит в число старших вице-президентов компании Yankelovich, Skelly and White. То, чем занимается Нейсбит, это не предсказание тенденций, это их СОЗДАНИЕ. Мы уже видели, как была разрушена индустриальная база Соединенных Штатов, начиная с металлургической промышленности. В 1982 году я написал работу под названием «Смерть стальной индустрии», где я утверждал, что к середине 1990-х годов производство стали в США снизится до точки невозврата, и что автомобильная и домостроительная индустрии пойдут по тому же пути.

Все это уже произошло, и то, чему мы сегодня являемся свидетелями, это не временный экономический спад, вызванный некомпетентной экономической политикой, а намеренное разрушение нашей индустриальной базы и уничтожение уникального среднего класса Америки, станового хребта страны, который зависит от прогрессивного индустриального роста и стабильной занятости.

Вот одна из причин, почему экономический спад, начавшийся всерьез с января 1991 года, превратился в депрессию, в результате которой мы, возможно, уже никогда не увидим те Соединенные Штаты, которые мир знал в шестидесятые и семидесятые годы. Экономика не выйдет из депрессии 1991 года по крайней мере до 1995–1996 года, когда Соединенные Штаты станут совершенно другим обществом, чем то, каким они были до начала спада.

Те, кто создают общественное мнение, играют немалую роль в этой войне против Соединенных Штатов; нам нужно исследовать роль Комитета 300 в осуществлении этих далеко идущих изменений а также то, как социальные инженеры используют системный анализ, чтобы общественное мнение всегда выражало только политику невидимого правительства. Как и где все это началось?

Из документов, относящихся к Первой Мировой Войне, которые я смог собрать и изучить в Министерстве обороны Великобритании на улице Уайтхолл в Лондоне, следует, что Комитет 300 поручил «Королевскому институту международных дел» провести исследование по манипулированию военной информацией. Эта задача была поручена лорду Нортклифу (Lord Northcliffe), лорду Ротмеру (Lord Rothmere) и Арнольду Тойнби (Arnold Toynbee), агенту МИ-6 в КИМД. Семья лорда Ротмера владела газетой, которая использовалась для поддержки различных намерений правительства, поэтому считалось, что эта газета сможет изменить общественное мнение, особенно среди растущих рядов противников войны.

Проект был размещен в Веллингтон Хаус, названном так в честь герцога Уэллесли. В помощь Ротмеру и Нортклифу были приданы американские специалисты, включая Эдварда Бернейса и Уолтера Липпмана. Группа проводила «мозговые штурмы», чтобы выработать способы мобилизации массовой поддержки войны, особенно среди рабочих, чьи сыновья в массовом количестве должны были гибнуть на полях бойни во Фландрии.

Используя газету лорда Ротмера, были испытаны новые методы манипуляции общественным сознанием, и примерно через 6 месяцев стало ясно, что эти методы весьма эффективны. Исследователи обнаружили, что лишь малая часть населения воспринимает рассуждения и обладает способностью понимания проблемы, в отличие от простого высказывания мнения о ней. По словам лорда Ротмера именно таким было отношение к войне у 87 % населения Британии, и этот же самый принцип верен не только по отношению к войне, но и по отношению к любой мыслимой проблеме в обществе.

Таким образом, иррациональность была возведена до высшего уровня общественного сознания. Манипуляторы стали играть на этом чтобы ослабить и перенаправить у людей чувство реальности, определяющее их действия в любой ситуации. Чем более сложными становились проблемы современного индустриального общества, тем легче становилось во все большей степени отвлекать и перенаправлять сознание людей, в результате чего мы оказались в такой ситуации, когда абсолютно немотивированные мнения массы людей, созданные изощренными манипуляторами, начинали восприниматься как объективные научные факты.

Буквально наткнувшись на столь глубокий вывод, манипуляторы стали проверять его раз за разом в течение войны, так что несмотря на смерть сотен тысяч юношей на полях сражений во Франции, фактически не было противодействия кровавой войне. Записи того времени показывают, что к 1917 году, как раз перед вступлением Соединенных Штатов в войну, 94 % британских рабочих, несших главные тяготы войны, не имели никакого, хотя бы самого смутного понимания о том, за что они сражаются, кроме созданного манипуляторами представления о том, что немцы – ужасная раса, вознамерившаяся уничтожить их монарха и их страну, и что их нужно стереть с лица земли.

С тех пор ничего не изменилось, потому что в 1991 году мы имели ту же самую ситуацию, созданную средствами массовой информации, которая позволила президенту Бушу нагло нарушить конституцию при развязывании войны геноцида против народа Ирака с полного согласия 87 % американского народа. Вудро Вильсона можно похвалить – если это слово здесь уместно – за то, что он играл в одной команде с манипуляторами общественным мнением и использовал их методы, чтобы претворять в жизнь то, что нашептывал ему в уши его контролер, полковник Хаус (House).

По указанию президента Вильсона, или скорее полковника Хауса, была создана так называемая «Комиссия Крила» (Creel Commission). Насколько известно, это была первая организация в США, использовавшая способы и методологию КИМД для выборов и массовой пропаганды. Эксперименты по ведению психологической войны, усовершенствованные в Веллингтон Хауз, были с тем же успехом использованы во Второй Мировой войне; они постоянно использовались и в широкомасштабной психологической войне против США, которая началась в 1946 году. Методы не изменились, изменилась лишь мишень. Теперь в фокусе атак были не жилые немецкие кварталы, а средний класс Соединенных Штатов.

Как часто случается, заговорщики не смогли сдержать ликования. После Первой Мировой войны, точнее в 1922 году, Липпман подробно описал проведенную КИМД работу в книге «ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ»:

«Общественное мнение имеет дело с непрямыми, невидимыми и загадочными фактами, в которых нет ничего очевидного и понятного. Ситуации, к которым относится общественное мнение, известны лишь как идеи, как образы в человеческом сознании, как собственные представления о себе, о других, об их нуждах, целях и отношениях – все это и является общественным мнением. Эти образы, на которые воздействуют группы людей или отдельные люди, действующие в интересах этих групп, являются ОБЩЕСТВЕННЫМ МНЕНИЕМ с большой буквы. Образы в сознании людей часто вводят их в заблуждение относительно фактов реальной жизни, с которыми людям приходится иметь дело».

Не удивительно, что Липпман заставил народ США «полюбить» «Битлз», когда они прибыли на наши берега и обрушились на ничего не подозревавшую страну. При поддержке круглосуточной пропаганды по радио и телевидению «Битлз» за сравнительно короткое время стали «популярны». Методы и приемы радиостанций, якобы получающих сотни просьб от воображаемых слушателей о передачах музыки «Битлз», включали в себя создание «хит-парадов» сначала «десятки лучших песен», а затем и для «сорока лучших песен» в 1992 году.