Комитет 300

автор - Джон Колеман
«Один из главных методов подавления морального духа посредством стратегии устрашения состоит в точном соблюдении следующей тактики: нужно держать человека в состоянии неопределенности относительно его текущего положения и того, что его может ожидать в будущем. Кроме того, если частные колебания между суровыми дисциплинарными мерами и обещанием хорошего обращения вкупе с распространением противоречивых новостей делают когнитивную структуру ситуации неясной, то человек теряет представление и уверенность в том, приведет ли его какой-либо конкретный план к желаемой цели, или же наоборот отдалит от нее. В таких условиях даже те личности, которые имеют четкие цели и готовы пойти на риск, оказываются парализованными сильным внутренним конфликтом в отношении того, что следует делать».

Киссинджер и Хейг следовали тавистокским пособиям буквально. В результате мы получили запутавшегося, испуганного и полностью деморализованного президента Никсона, для которого единственно возможным выходом – как ему подсказал Хейг – было уйти в отставку. В 1983 году я написал две работы: «Тавистокский институт – несущий зло и смерть» («The Tavistock Institute: Sinister and Deadly») и «Тавистокский институт: британский контроль над политикой США» («The Tavistock Institute: Britain's Control of U.S. Policy»), основанные на тавистокских секретных пособиях, которые попали в мои руки. В этих работах методы и действия Тавистокского института описаны весьма подробно.

Тавистокские методы, использованные для смещения Никсона, оказались столь эффективными, что народ нашей страны слепо поверил в клевету, дезинформацию и искусственно подстроенные ситуации, выдаваемые заговорщиками за правду, в то время как Уотергейт от начала и до конца был основан на дьявольской лжи. Это важно подчеркнуть, потому что мы, конечно, не видели самую последнюю операцию уотергейтского типа.

Каковы же были нарушения президента Никсона, якобы заслуживающие импичмента? Что за «неопровержимые доказательства» должны были подкрепить обвинения? Сначала о «неопровержимых доказательствах». Вся эта ФИКЦИЯ была раздута Киссинджером и Хейгом вокруг магнитофонной записи от 23 июня, посредством которой Хейг убедил Никсона сдаться Леону Яворски (Leon Jaworski).

Хейг часами убеждал президента Никсона в том, что эта магнитофонная запись погубит его, поскольку она «вне всякого сомнения» доказывала вину Никсона в серьезных нарушениях и его соучастие в уотергейтском заговоре. Первая реакция Никсона на доводы Хейга была следующей: «Это абсолютная чепуха, не следует придавать этому большого значения». Но Хейг настаивал на своем, пока не убедил Никсона в том, что он не сможет успешно защититься перед Сенатом – и это на основе только этой записи от 23 июня!

Как же Хейг выполнил свою миссию? Действуя по приготовленному для него его контролерами из «Круглого стола» сценарию, Хейг подготовил неотредактированную расшифровку магнитофонной записи с «неопровержимыми доказательствами». В действительности эта запись не содержала ничего такого, что президент Никсон не смог бы объяснить. Чувствуя это, Хейг распространил неотредактированный и официально не подтвержденный текст записи среди самых стойких приверженцев Никсона в Белом Доме и в сенате, а также среди руководства Республиканской партии. Этот текст, сопровождавшийся такими комментариями, как «неопровержимое и убийственное доказательство», исходящий от доверенного помощника Никсона, имел эффект сокола, обрушившегося на стаю голубей – сторонники Никсона запаниковали и разбежались, ища прикрытия.

После этих подрывных антигосударственных действий Хейг вызвал в свой офис конгрессмена Чарльза Уиггинса (Charles Wiggins), твердого сторонника Никсона, который согласился возглавить борьбу в Палате представителей, чтобы воспрепятствовать процедуре импичмента. Хейг сообщил ему вопиющую, явную ложь о том, что «борьба проиграна». После этого Уиггинс потерял интерес к защите Никсона, полагая, что Никсон сам согласился сдаться. Таким же образом Хейг действовал и с сенатором Гриффином, ведущим сторонником президента в Сенате. В РЕЗУЛЬТАТЕ ПРЕДАТЕЛЬСКИХ, АНТИГОСУДАРТСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ХЕЙГА СЕНАТОР ГРИФФИН НАПИСАЛ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ НИКСОНУ, ПРИЗЫВАЯ ЕГО УЙТИ В ОТСТАВКУ.

ЗА ТРИ МЕСЯЦА ДО ЭТОГО контролируемый «Круглым столом» «Институт политических исследований», детище Джеймса Варбурга, через одного из своих основателей и членов Маркуса Раскина (Marcus Raskin) предъявил президенту Никсону ТОЧНО ТАКОЙ ЖЕ УЛЬТИМАТУМ об отставке, причем этот ультиматум был опубликован в пропагандистском органе британской разведки «Нью-Йорк таймс» от 25 мая. Уотергейтская трагедия была шагом к необратимому варварству, которое охватило США и которое ведет нас к Единому Мировому Правительству – Новому Мировому Порядку. Соединенные Штаты находятся сейчас в таком же положении, как и Италия, когда Альдо Моро пытался спасти ее от созданной нестабильности.

В каких же нарушениях был обвинен Никсон? Джон Доар (John Doar), чей британский характер весьма подходил порученной ему задаче выдвинуть против президента так называемые статьи об импичменте, был автором и исполнителем одной из самых широкомасштабных НЕЗАКОННЫХ контрразведывательных операций надзора внутри страны, когда либо проводившихся в США.
Возглавляя «Межведомственное разведывательное управление», Доар собирал информацию из всех возможных агентств федерального правительства, включая Налоговое управление США. Эта программа была связана с «Институтом политических исследований». Одним из основных моментов карьеры Джона Доара было предоставление ЦРУ – которому по закону запрещено заниматься надзором внутри страны – 10 000-12 000 имен и фамилий граждан, которых он подозревал как политических диссидентов для дальнейшего расследования их деятельности.

18 июля 1974 года этот великий ревнитель закона предоставил с соответствующей помпезностью «обвинения» против Никсона; этот эпизод был передан по национальному телевидению. НЕ БЫЛО НИ ОДНОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ЧТО НИКСОН СДЕЛАЛ ЧТО-ЛИБО ЗАСЛУЖИВАЮЩЕЕ ИМПИЧМЕНТА. Фактически содержание патетической речи Доара по поводу якобы совершенных Никсоном «преступлений» было настолько тривиальным и пустяковым, что вообще удивительно, почему процедуры по делу были продолжены и далее. Обвинения в махинациях с подоходным налогом, несанкционированной бомбардировке Камбоджи, а также неопределенное обвинение в «злоупотреблении властью», которое любой нормальный суд не стал бы всерьез рассматривать – вот все, на что оказался способен Доар. Когда Никсон ушел в отставку 8 августа 1974 года, Соединенные Штаты оказались в самом нестабильном состоянии в своей истории.

Эта нестабильность наиболее сильно проявилась в экономической и финансовой политике. В 1983 году в Вильямсберге, штат Вирджиния, состоялась встреча международных банкиров с целью выработать стратегию подготовки Соединенных Штатов к тотальной дезинтеграции их банковской системы. Это запланированное событие должно было заставить Сенат США безоговорочно согласиться на установление контроля Международного валютного фонда (МВФ) над финансовой и монетарной политикой страны. Деннис Уитерстоун (Dennis Weatherstone) из банка Morgan Guarantee на Уолл Стрит заявил, что он убежден в том, что это будет единственным путем спасения для США.

Это предложение было поддержано «Группой Дитчли» (Ditchley Group), которая была создана в мае 1982 года в Дитчли Парк (Ditchley Park) в Лондоне. Эта иностранная чуждая группа 10–11 января 1983 года собралась в Вашингтоне в нарушение «Антитрестовского закона Шермана» и «Закона Клейтона», и составила заговор с целью лишить США суверенитета в сфере монетарной и финансовой свободы. Генеральный прокурор Соединенных Штатов знал об этой встрече и ее цели. Вместо того, чтобы обвинить членов группы в сговоре для совершения федерального преступления, он просто «смотрел в другую сторону».

Согласно вышеупомянутым законам, доказательство заговора является единственным необходимым условием, чтобы признать виновность в преступлении, а доказательств того, что заговор действительно имел место, было предостаточно. Но так как «Фонд Дитчли» (Ditchley Foundation) собрался по требованию «Королевского института международных дел», а сама встреча была организована «Круглым столом», то естественно никто в Министерстве юстиции не отважился предпринять действия, требуемые от тех, кто давал клятву строго блюсти законы Соединенных Штатов.

План «Фонда Дитчли» по узурпации контроля над фискальной и монетарной политикой США был разработан сэром Гарольдом Левером (Sir Harold Lever), ярым сторонником сионизма, близким доверенным лицом британской королевской семьи и членом Комитета 300. Сэр Гарольд Левер входил в состав совета директоров гигантского конгломерата UNILEVER, важной компании Комитета 300. План Левера предусматривал расширение влияния МВФ до такой степени, чтобы он мог оказывать влияние на центральные банки всех стран, включая США, и постепенно привести их под контроль банка Единого Мирового Правительства.

Это рассматривалось как жизненно важный шаг к созданию ситуации, при которой МВФ должен был стать верховным арбитром в мировом банковском деле. Сверхсекретной встрече в январе предшествовала более ранняя встреча в октябре 1982 года, на которой присутствовали представители 36 крупнейших банков мира. Встреча состоялась в Нью-Йорке в отеле «Виста». Уровень охраны и безопасности для встречи 26–27 октября был просто беспрецедентным. Эта ранняя встреча «Группы Дитчли» тоже прошла в нарушение законодательства Соединенных Штатов.

Обращаясь к собравшимся, сэр Гарольд Левер сказал, что к 2000 году с национальным суверенитетом необходимо покончить как с архаическим пережитком прошлого. «Соединенные Штаты должны будут скоро уяснить себе, что когда МВФ возьмет контроль в свои руки, их положение не будет отличаться от положения страны „третьего мира“», – сказал сэр Гарольд. Позднее делегатам сообщили, что планы назначить МВФ контролером фискальной политики США будут готовиться для представления Сенату США к 2000 году.

Риммер Де Вриз (Rimmer de Vries), выступая от имени Morgan Guarantee, сказал, что Соединенным Штатам пора стать членом «Банка международных расчетов». «США следует пересмотреть свои пятидесятилетние колебания», – заявил Де Вриз. Некоторые британские и германские банкиры, опасаясь нарушений законодательства США, сказали, что «Группа Дитчли» есть не что иное, как комитет по урегулированию проблем обменных курсов валют. Феликс Рогатин (Felix Rohatyn) также говорил об острой необходимости внесения изменений в банковское законодательство США с тем, чтобы МВФ смог играть более существенную роль в этой стране. Рогатин возглавлял банк Lazard Freres, банк «Римского клуба», входящий в состав Eagle Star Group, с которой мы уже знакомы.

Члены «Круглого стола» Уильям Огден (William Ogden) и Вернер Станг (Werner Stang) с энтузиазмом поддержали отказ США от своего финансового суверенитета в пользу МВФ и «Банка международных расчетов». Делегаты, представлявшие «Группу Альфа» (the Alpha ranking Group), банк масонской ложи «П-2», сказали, что США нужно заставить подчиниться «более высшей власти мирового банка», прежде чем начнется реальное движение к Новому Мировому Порядку.

8 января 1983 года, перед большой встречей 10–11 января, в Белом Доме был принят Ганс Фогель (Hans Vogel), один из ведущих членов «Римского клуба». Президент Рональд Рейган пригласил Джорджа Шульца, Каспара Уайнбергера, Джорджа Кеннана и Лейн Киркланд присутствовать на своей встрече с Фогелем, который объяснил президенту Рейгану цели и задачи «Группы Дитчли». С этого дня президент Рейган круто изменил свою позицию и стал работать с различными агентствами Комитета 300, чтобы сделать МВФ и БМР органами управления внутренней и внешней монетарной политики США.

Невидимое правительство Комитета 300 оказало громадное давление на Америку, чтобы изменить ее в худшую сторону. Америка – последний бастион свободы, и пока нас не лишат нашей свободы, приход к власти Мирового Правительства будет значительно затруднен. Создание Единого Мирового Правительства – очень сложное дело, требующее огромного опыта и навыков, организаторских способностей, контроля над правительствами разных стран и их политикой. Единственной организацией, способной более или менее успешно справиться с такой гигантской задачей, является Комитет 300, и мы уже видели, как близко подошел он к полному успеху.

Борьба человечества проходит прежде всего в духовном плане. К сожалению, христианские церкви стали простыми социальными клубами, управляемыми безмерно злодейским Всемирным Советом Церквей (ВСЦ), чьи истоки лежат не в Москве, а в лондонском Сити, как мы увидим из схемы в конце книги, в которой представлена структура церкви Мирового Правительства. Это учреждение было создано в 1920 году как средство проведения политики Мирового Правительства, оно является символом способностей и возможностей Комитета 300 по долгосрочному планированию.

Еще одной порочной организацией, по структуре и назначению аналогичной «Всемирному совету церквей», является так называемый «Союз обеспокоенных ученых» (Union of Concerned Scientists), учрежденный «Трехсторонней комиссией» и финансируемый «Благотворительным фондом Карнеги», «Фондом Форда» и «Аспенским институтом». Эта группа ведет борьбу, чтобы предотвратить создание Соединенными Штатами эффективного средства сдерживания советских «космосфер» – лазерного оружия космического базирования, которое из космоса может поражать любые цели на территории США или в любом другом месте.