Комитет 300

автор - Джон Колеман
Поляризация Южной Америки и Соединенных Штатов была специальным заданием, которое Комитет 300 поручил Киссинджеру. Мальвинская война (известная также как Фолклендская война) и последующее свержение аргентинского правительства, за которым последовали экономический хаос и политические беспорядки, были спланированы помощниками Киссинджера, действовавшими совместно с лордом Каррингтоном, одним из ключевых членов Комитета 300.

Один из главных центров Комитета 300 в США, «Аспенский институт» в Колорадо, также помогал планировать события в Аргентине, равно как и события, приведшие к падению шаха в Иране. Латинская Америка представляет важность для США не только потому, что мы заключили множество военных договоров с латиноамериканскими странами, но также потому, что она является потенциальным огромным рынком сбыта американских технологий и тяжелого промышленного оборудования, который мог бы придать новый импульс многим нашим слабеющим компаниям и создать тысячи новых рабочих мест. Это необходимо было предотвратить любой ценой, даже если бы это повлекло за собой тридцатилетнюю войну.

Вместо того, чтобы рассматривать этот гигантский потенциал в позитивном свете, Комитет 300 воспринял его как опасную угрозу планам нулевого постиндустриального роста в США и немедленно предпринял меры к тому, чтобы сделать из Аргентины показательный пример для других латиноамериканских стран и заставить их отказаться от идей развития национального самосознания, независимости и суверенной целостности. Это является причиной того, что многие латиноамериканские страны обратились к производству наркотиков как единственному способу добывать средства к существованию, что вполне могло являться главной целью заговорщиков.

Американцы в целом пренебрежительно относятся к Мексике, и Комитет стремится к тому, чтобы у населения США было именно такое отношение к этой стране. Нам необходимо изменить наше представление о Мексике и Южной Америке в целом. Мексика представляет собой потенциальный громадный рынок для всех американских товаров, который мог бы создать тысячи рабочих мест как для американцев, так и для мексиканцев. Перевод наших промышленных мощностей «к югу от границы» и выплата местным рабочим рабской зарплаты не в интересах ни той, ни другой страны. Это лишь в интересах «олимпийцев».

Мексика получала большую часть своих ядерных технологий из Аргентины, но Мальвинская война положила этому конец. «Римский клуб» еще в 1986 году постановил, что экспорт ядерных технологий в развивающиеся страны будет прекращен. Обладая атомными электростанциями, вырабатывающими дешевую электроэнергию, Мексика стала бы «латиноамериканской Германией». Такое развитие событий стало бы катастрофой для заговорщиков, которые к 1991 году прекратили всякий экспорт ядерных технологий, за исключением тех, которые предназначаются Израилю.

Комитет 300 планирует, чтобы Мексика оставалась страной с феодальным земледелием, что позволит легко контролировать и расхищать мексиканскую нефть. Стабильная и процветающая Мексика может быть только выгодна Соединенным Штатам. Но именно этому заговорщики и пытаются противодействовать, поэтому они десятилетиями инспирируют разного рода инсинуации, распространяют клевету и ведут прямую экономическую войну против Мексики. До прихода к власти бывшего президента Лопеса Потильо и национализации им банков Мексика ежедневно теряла 200 миллионов долларов в результате утечки капиталов, которую организовали и которой управляли представители Комитета 300 в банках и брокерских домах на Уолл-стрит.

Если бы в США страной правили не политиканы, а государственники, мы могли бы действовать совместно и преградить путь планам Единого Мирового Правительства – Нового Мирового Порядка по возвращению Мексики в состояние беспомощности. Если бы мы смогли разрушить планы «Римского клуба» в отношении Мексики, это было бы шоком для Комитета 300, от которого он оправился бы не скоро. Наследники иллюминатов представляют серьезную опасность не только для Мексики, но и для США. Найдя общие позиции с мексиканскими патриотическими движениями, мы в США представляли бы мощную силу, с которой невозможно не считаться. Но для этого необходимы сильные лидеры, а именно лидерства нам сейчас и не хватает.

Комитет 300 при помощи подконтрольных ему организаций сумел свести на нет результаты президентства Рейгана. Вот что об этом сказал Стюарт Батлер из «Фонда наследия» (The Heritage Foundation): «Правые думали, что в 1980 году они победили, но в действительности они проиграли». Батлер говорил о ситуации, в которой оказались правые, когда они поняли, что все важные посты в администрации Рейгана были заняты людьми, назначенными «Фабианским обществом» по рекомендации «Фонда наследия». Батлер далее сказал, что «Фонд наследия» будет использовать идеи правых для навязывания Соединенным Штатам левых радикальных принципов, тех самых радикальных идей, которые сэр Питер Виккерс-Холл, главный фабианист США и человек номер один в «Фонде наследия», в открытую обсуждал в течение года перед президентскими выборами.

Сэр Питер Виккерс-Холл оставался активным фабианистом, несмотря на то, что он возглавлял консервативный «мозговой трест». Как член британской олигархической семьи Виккерсов, владеющей предприятиями по производству вооружений, он обладал влиянием и властью. Семья Виккерсов поставляла оружие обеим воюющим сторонам во время Первой Мировой войны, а также Гитлеру во время его прихода к власти. Официальным прикрытием Питера Виккерс-Холла является «Институт городского и регионального развития» при Калифорнийском университете. В течение долгого времени он был доверенным лицом Энтони Веджевуда Бенна, лидера британских лейбористов и члена Комитета 300.

Виккерс и Бенн имеют тесные связи с «Тавистокским институтом человеческих отношений», главным учреждением в мире по промывке мозгов. Виккерс весьма эффективно использует свою тавистокскую подготовку при произнесении речей. Предлагаем рассмотреть следующий пример:

«Есть две Америки. Одна – это общество девятнадцатого века, основанное на тяжелой промышленности. Другая – это растущее постиндустриальное общество, построенное на обломках старой Америки. Именно кризис отношений между этими двумя мирами породит экономическую и социальную катастрофу следующего десятилетия. Эти два мира находятся в глубоком противостоянии, они не могут сосуществовать. В конце концов постиндустриальный мир должен будет стереть другой мир с лица земли». Напомню, что эта речь была произнесена в 1981 году, и сейчас видно по состоянию нашей экономики и промышленности, насколько точным было предсказание сэра Питера. Когда люди спрашивают меня, сколько будет длиться экономический спад 1991 года, я привожу им заявления сэра Питера и добавляю свое собственное мнение о том, что спад этот завершится не ранее 1995–1996 года, причем наша страна уже не будет той Америкой, которую мы знали в 1960-е и 1970-е годы. Та Америка уже умерла.

Я опубликовал речь сэра Питера в своем информационном бюллетене сразу после того, как он ее произнес. Речь эта была пророческой, но будущее Америки было легко предсказать по уже написанным планам Комитета 300 и его исполнительного органа – «Римского клуба». О чем же говорил сэр Питер в своей эвфемистической манере? В переводе на наш обычный язык это означает, что старый американский образ жизни, наша истинная и пользующаяся всеобщим доверием конституционная республиканская форма правления должна быть упразднена Новым Мировым Порядком. Америка, которую мы знали, должна либо уйти сама, либо должна быть уничтоженной.

Как я уже говорил, члены Комитета 300 часто действуют у всех на виду. Сэр Питер не является исключением. Чтобы всем было понятно, откуда он пришел, сэр Питер завершил свою речь следующим заявлением:

«Я очень счастлив тем, что работал с „Фондом наследия“ и другими подобными группами. Истинные фабианцы надеются, что с помощью „Новых правых“ им удастся протолкнуть некоторые свои радикальные идеи. Более 10 лет пропаганда постоянно внушала британскому обществу, что промышленность тянет его в пропасть. Все это верно, но конечным результатом этой пропаганды была деморализация населения». (Именно это и планировали специалисты «новой науки» из Тавистока.)

«Это будет происходить и в Соединенных Штатах по мере ухудшения экономической ситуации. Это (процесс деморализации) необходимо для того, чтобы заставить людей сделать тяжелый выбор. Если не будет планирования будущего или если избиратели будут препятствовать прогрессу, наступит такой общественный хаос, масштабы которого сейчас трудно представить. У городской Америки очень мрачные перспективы. Еще есть возможность что-то сделать с крупными городами, городское население сократится, и промышленная база придет в упадок. В результате это породит социальные конвульсии».

Был ли сэр Питер медиумом, великим магом или просто гадальщиком-шарлатаном, которому сопутствовала удача? Конечно же нет. Сэр Питер просто прочитал вслух план Комитета 300 и «Римского клуба», предусматривающий медленную смерть некогда мощной промышленности Соединенных Штатов. Оглянувшись на десять лет назад с тех пор, как сэр Питер сделал свои предсказания, может ли кто-нибудь усомниться в том, что планы Комитета 300 по разрушению промышленности США стали реальностью?

Не правда ли, что предсказания сэра Питера оказались на удивление точными? Это действительно так вплоть до последнего слова. Следует отметить, что сэр Питер Виккерс (тесть сэра Питера Виккерс-Холла) работал над докладом «Стэнфордского исследовательского института» «Изменение образа человека», из которого была взята большая часть ключевых рекомендаций в 3000 страниц, направленных администрации Рейгана. Более того, будучи высокопоставленным офицером британской разведки МИ-6, сэр Питер Виккерс мог предоставить «Фонду наследия» много секретной информации. Как член Комитета 300 и НАТО сэр Питер Виккерс имел отношение к тому, что НАТО поручило «Римскому клубу» разработать социальную программу, которая должна была коренным образом изменить направление развития Америки. «Римский клуб» по указанию Тавистока поручил «Стэнфордскому исследовательскому институту» разработать такую программу не только для Америки, но и для всех стран атлантического блока, а также стран-членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Стюарт Батлер, протеже сэра Питера, передал президенту Рейгану «рекомендации» в 3000 страниц, которые несомненно содержали некоторые мнения, высказанные Энтони Веджевудом Бенном, депутатом британского парламента и членом Комитета 300. Бенн заявил членам Социалистического Интернационала, собравшимся в Вашингтоне 8 декабря 1980 года: «Вы можете выиграть в условиях волкеровского кредитного коллапса, если вы будете способствовать Рейгану в ускорении кредитного коллапса».

Тот факт, что рекомендации Батлера были приняты и использованы администрацией Рейгана, подтверждается крахом ссудно-сберегательной и банковской отраслей, который усилился в условиях экономической политики Рейгана. Когда Бенн говорил «способствовать», он в действительности имел ввиду то, что Рейгану следовало промыть мозги. Следует отметить, что фон Хайек – являющийся одним из основателей «Фонда наследия» – поставил своего ученика Милтона Фридмана руководить осуществлением планов «Римского клуба» по деиндустриализации Америки, используя политику администрации Рейгана чтобы ускорить коллапс прежде всего сталелитейной отрасли, а также автомобильной и строительной отраслей промышленности.

Кроме того, задача по подрыву сталелитейной промышленности США была также поставлена перед членом Комитета 300 Этьеном д'Авиньоном (Etienne D'Avignon), который также являлся членом французской «Черной Аристократии». Вряд ли о д'Авиньоне слышал хотя бы один из тысяч металлургов и судостроителей, потерявших работу за последние десять лет. Я полностью опубликовал план д'Авиньона в апрельском номере Economic Review за 1981 год. На том судьбоносном собрании «Римского клуба» 10 декабря 1980 года в Вашингтоне присутствовал один таинственный человек из Ирана. Выяснилось, что это был Бани Садр, специальный посланник аятоллы Хомейни.

Мое особое внимание привлекла одна речь на конклаве 10 декабря 1980 года, главным образом потому, что произнес ее Франсуа Миттеран – человек, которого французский истэблишмент отверг и списал со счета. Но один мой источник в разведке ранее сообщил мне, что уже идет работа над тем, чтобы достать Миттерана из политического загашника, стряхнуть с него пыль и вернуть к власти – поэтому его слова представляли для меня большой интерес:

«Капиталистическое промышленное развитие несовместимо со свободой. Мы должны положить этому конец. Экономические системы XX и XXI веков будут использовать машины для подавления человека, прежде всего в области атомной энергии, где уже достигнуты существенные результаты».

Возвращение Миттерана в Елисейский дворец стало великим триумфом социализма. Оно доказало, что Комитет 300 стал достаточно влиятельным для того, чтобы сначала предсказывать события, а затем осуществлять их либо силой, либо иными средствами, которые могут потребоваться для достижения поставленных целей; что Комитет может сломить любое сопротивление, даже в таком случае, как ситуация с Миттераном, который был полностью отвергнут политической группой власти в Париже.