Оккультные войны НКВД и СС

автор - Антон Иванович Первушин

Большинство масонов как в Москве, так и в Петербурге высказывались за то, чтобы принадлежать к влиятельному "Великому Востоку Франции". Ковалевский, однако, возражал и настаивал на том, чтобы присоединиться к "Национальной ложе Франции", стоящей за шотландский ритуал. В начале февраля 1908 года на квартире Максима Максимовича состоялось общее собрание русских масонов, на котором он заявил о своем выходе из "Полярной звезды". Никто из "братьев" не возражал. Новым мастером-наставником был выбран граф Орлов-Давыдов. Секретарем-казначеем назначили князя Давида Иосифовича Бебутова. Заседания ложи с этого момента проводились на квартире Бебутова.

В феврале 1908 года Бебутов и Баженов выехали в Париж просить мастеров "Великого Востока Франции" об официальном открытии масонских лож в России. Встретили их там хорошо.

"Заявление наше, - вспоминал Бебутов, - было принято с большим вниманием, и Верховным советом решено было командировать двух членов Верховного совета гг. Буле и Сеншоль (Boulet, Sincholl). Расходы по поездке мы обязались уплатить, по тысяче франков каждому. Одну тысячу принял на себя граф Орлов-Давыдов, а другую тысячу петербургская и московская ложи взяли на себя. Мы были представлены Верховному совету. Гроссмейстером в то время был депутат Лафер - лидер радикалов в парламенте. Баженова и меня сразу возвели в 18-ю степень и очень с нами носились. Все поздравляли нас и желали успеха в наших начинаниях. Мы имели случай присутствовать на масонской свадьбе и видеть весь обряд венчания. Надо сказать, что самый церемониал и весь обряд чрезвычайно интересен и торжественен. Приезд французов в Россию был назначен на 8 мая того же 1908 года. Мы торжествующе вернулись: я в Петербург, а Баженов - в Москву. По моем возвращении снова начались регулярные заседания и прием новых братьев".

Наконец точно в назначенное время прибыли долгожданные посланцы "Великого Востока Франции" - Сеншоль и Буле. Встречавшие их на вокзале Бебутов и Орлов-Давыдов отвезли французов в гостиницу "Англетер". Вскоре состоялось заседание ложи, на котором было объявлено о ее признании "Великим Востоком Франции". Слово Бебутову:

"После завтрака я поехал делать нужные приготовления, устраивать комнату, как это требуется по наказу. У меня в это время квартиры не было, так как старую квартиру я сдал ввиду отъезда дочерей, а новая еще ремонтировалась. У Орлова-Давыдова тоже шел ремонт, и мы решили воспользоваться квартирой Маклакова. Квартира его была еще тем удобна, что собрание стольких людей днем у депутата не вызывало особых подозрений. Все уже были в сборе с 2 часов дня. Я расставил столы и стулья, разложил все необходимые масонские предметы, словом, привел комнату в настоящий вид. Ровно в три часа приехали французы с Орловым-Давыдовым и Баженовым. Тут благодаря рассеянности Баженова случилось несчастье, которое могло иметь очень печальные последствия. Баженов забыл в автомобиле масонские книги, и шофер увез их в гараж. В гараже легко могли их заметить, начать рассматривать, и кто-нибудь легко мог донести о странных книгах; пришлось ехать выручать книги.

Французов я провел в приготовленную для них комнату. Французы облачились, в ложе все заняли свои места. В этот день приглашены были также Ковалевский и отколовшиеся вместе с ним братья. Для них были приготовлены специальные места, как это полагается для гостей, сзади председателя. Я должен был вводить французов, а в ложе, в самых дверях, встретил их Орлов-Давыдов, как мастер-наместник, с двумя братьями-наблюдателями. После обмена приветствиями Буле занял место мастера-наместника, Сеншоль - место первого наблюдателя, вторым наблюдателем был поставлен Баженов, я занял свое место секретаря, а оратором в этот день был назначен Маклаков.

Начался церемониал установления ложи. По совершении ритуала я огласил привезенную французами от Верховного совета грамоту. Ложа получила название "Полярная звезда". После этого все присутствующие начали подписывать клятвенное обещание в двух экземплярах, одно для нас, другое французы отвезли в Париж. Затем французы произнесли прекрасные речи. Им отвечал, как это полагается, брат оратор. После этого все были удалены. Остались только я, Орлов-Давыдов, Кедрин, Баженов, Маклаков и барон Майдель. Я и Баженов получили 18-ю степень, будучи в Париже. Названных лиц нужно было также возвести в 18-ю степень, чтобы имелось нужное число для шапитра (совет этой степени)... Совет 18-й степени необходим для решения вопросов, которые не могут быть известны ложе. Все было кончено в 7 часов, а в 8 часов все собрались на обед... На второй день мы возили французов показать город, обедали в ресторане "Медведь", и в 11 часов поездом Николаевской железной дороги французы вместе с Баженовым уехали в Москву устанавливать там ложу. С ними поехал и Орлов-Давыдов. В Москве самый церемониал был сокращен ввиду немногочисленности членов, и, пробыв там только один день, французы уехали в Париж. Таким образом, почти на глазах Столыпина и его многочисленной охраны, при всех строгостях всяких собраний, было организовано по всем правилам, с полным ритуалом масонство. Масоны... устраивали ложи в двух столицах, а правительство со Столыпиным ничего не подозревало".

Бебутов ошибается. Правительство много чего подозревало - только времена тогда были мягкие, а будущие чекисты еще сидели за школьными партами.

Однако и при этом "тепличном" режиме у масонов не обошлось без инцидентов. Неосторожное поведение некоторых "братьев" привело к тому, что сведения об их принадлежности к масонству просочились в прессу. Воспользовавшись этим обстоятельством как поводом, наиболее радикальная часть "братьев" во главе с левым кадетом Николаем Некрасовым добилась того, что на специальном совещании масонов в феврале 1910 года ими было принято формальное решение о прекращении своей деятельности. Сделано это было с одной целью - устранить из руководства Верховного совета Бебутова и его ближайших друзей.

Очистив свои ряды от "ненадежных" лиц, инициативная группа во главе с Некрасовым тут же развернула работу по воссозданию масонской подпольной организации.

Обряд посвящения в "кадетское масонство" того времени подробно описал Николай Чхеидзе:

"Как-то раз - это было в 1910 г. - ко мне подошел член Государственной думы Степанов, левый кадет, и спросил меня, не нахожу ли я возможным вступить в организацию, которая стоит вне партий, но преследует политические задачи и ставит своей целью объединение всех прогрессивных элементов; упомянул он при этом, что для вступления необходимо принятие какой-то присяги и что вообще это связано с некоторым ритуалом. О том, что это масоны, он мне прямо не сказал. Я не был знаком с характером этой организации, равным образом я мало знал и о масонстве вообще, но почему-то - не припомню теперь, почему именно, - сразу догадался, что речь идет о масонской ложе, и тотчас же выразил свое согласие. Степанов указал, куда я должен прийти, - адреса я теперь не помню, В назначенное время я пришел. Меня ввели в отдельную комнату, где Степанов дал мне анкетный листок с рядом вопросов, на которые я должен был ответить (Степанов об этой анкете предупредил меня заранее), и оставил меня одного. Я сел писать ответы. Насколько вспоминаю, вопросы были следующие (приведу, что помню, вместе со своими ответами).

Как вы относитесь к семье? - Признаю ее как ячейку, имеющую воспитательный и объединяющий характер.

Как вы относитесь к человеческому прогрессу? - Признаю, что человечество идет к тому, чтобы стать одной семьей, к этому ведут объективные условия развития человечества, и считаю необходимым всеми силами работать над этим.

Ваш взгляд на религию? - Считаю, что нужно быть терпимым ко взглядам каждого.

Какие пути и методы международных отношений вы признаете? - Считаю, что только пути мирного сотрудничества, что только общечеловеческая солидарность и стремление к взаимному пониманию являются основами, на которых должны складываться международные отношения.

Как вы относитесь к войне? - Считаю, что метод решения международных споров путем войн должен быть навсегда и совершенно исключен из списка допущенных...

Какую форму правления вы считаете наиболее приемлемой для России? - Республиканскую.

Других вопросов и своих ответов я не помню, но помню хорошо, что вопросов, имевших то или иное отношение к социализму и классовой борьбе, среди них не имелось. Этих тем не коснулся я и в своих ответах.

Когда я написал ответы, в комнату вошел Степанов, взял их и удалился, оставив меня ждать ответа. Я знал, что в это время ответы мои были оглашены в собрании ложи. Через некоторое время вошел Степанов, туго завязал мне глаза и провел куда-то, где меня усадили. Здесь мне был задан вопрос:

"Знаете ли вы, где вы сейчас находитесь?"

Я ответил: "На собрании масонской ложи".

В говорившем я тотчас узнал Некрасова - его голос мне был хорошо знаком. Вслед за тем Некрасов задал мне вопросы, повторявшие вопросы анкеты, я ответил в духе своих только что написанных ответов. Затем Некрасов предложил мне встать, я встал и услышал, что встали и все присутствующие. Некрасов произнес слова клятвы - об обязанности хранить тайну всегда и при всех случаях, о братском отношении к товарищам по ложе во всех случаях жизни, даже если это связано со смертельной опасностью, о верности в самых трудных условиях. Потом Некрасов задал, обращаясь ко всем присутствующим, вопрос:

"Чего просит брат?"

Присутствующие хором ответили:

"Брат просит света!" - Вслед за тем Степанов снял мне повязку с глаз и поцеловал меня, нового брата. С такими же поцелуями ко мне подошли и все остальные из присутствующих".

Как видите, церемония принятия неофита в Братство вольных каменщиков к началу XX века упростилась донельзя.

Пройдет всего несколько месяцев, и уже сам Чхеидзе (в 1917 году этот человек станет первым председателем Петроградского Совета) вынужден будет, выполняя задание масонского руководства, подыскивать подходящие кандидатуры для своей ложи.

Конституирование масонской организации произошло на конвенте русских масонов летом 1912 года в Москве. Председательствовал на конвенте все тот же Николай Некрасов. Горячую дискуссию вызвал вопрос о названии сообщества. Большинство делегатов стояло за название "Великий Восток России", однако быстро выяснилось, что ничего, кроме неприязни, слово "Россия" у ряда "братьев" не вызывает.

"Первым в порядке для конвента стоял вопрос о конституировании русской масонской организации. Были сделаны сообщения - докладчиком от Верховного совета был Некрасов, - что в России имеется всего около 14-15 лож, из них в Петербурге - 5, 3-4 в Клеве, 1-2 в Москве и по одной в Нижнем, Одессе и Минске, и что это число достаточно для выделения русских масонов в самостоятельную организацию наряду с другими "Великими Востоками".

Предложение это встретило только слабые возражения. Некоторые сомневались, возможно ли совершить подобное выделение, не получив предварительного согласия от "Великого Востока Франции". На это сторонники немедленного решения вопроса отвечали указанием, что санкцию от Франции можно будет получить потом. По существу против предложения никто не возражал, и вторая точка зрения победила значительным большинством.

Зато большие споры разгорелись по вопросу о том, какое название надлежит присвоить организации: в этой связи поднялся спор между русскими и украинскими ложами. Подавляющее большинство конвента стояло за название "Великого Востока России"; Грушевский же требовал, чтобы в названии ни в коем случае не было слова "Россия". Он занимал в этом вопросе совершенно непримиримую позицию, отрицая вообще за Россией как государственной единицей право на целостное существование; его с рядом оговорок поддерживал Василенко.

Против Грушевского выступали все остальные, и спор, временами очень резкий, длился два дня... В конце концов было принято название "Великий Восток народов России".

Далее было принято решение поручить Верховному совету выработать устав организации и разослать его для ознакомления ложам, с тем чтобы на следующем конвенте можно было его утвердить".

И действительно, на втором конвенте "Великого Востока народов России", прошедшем в 1913 году, был принят устав организации, в основу которого был положен устав "Великого Востока Франции". Генеральным секретарем Верховного совета "Великого Востока" на этом конвенте был избран левый кадет Александр Колюбакин, убитый в начале 1915 года на фронте. Его обязанности до лета 1916-го, когда состоялся третий (и последний) конвент "Великого Востока", исполнял Николай Некрасов. Новым генсеком на этом третьем конвенте стал Александр Керенский (тот самый, который позднее возглавит Временное правительство). Однако и он в должности своей пробыл недолго, в том же 1916 году передав ее Гальперну.

"Великий Восток народов России" имел откровенно политический характер. Общие задачи организации сводились к следующему: "Стремление к моральному усовершенствованию членов на почве объединения их усилий в борьбе за политическое освобождение России. Политического заговора, как сознательно поставленной цели, в программе... работы не было, и если бы кто-либо попытался в задачи организации такой заговор ввести, то это вызвало бы протесты со стороны многих. Был, правда, целый ряд лиц, из них часть очень влиятельных, которые очень сильно к заговору склонялись, - например, Мстиславский и Некрасов. Но в организации они свою точку зрения проводили осторожно и закрепить ее в качестве официальной точки зрения организации не стремились. Борьба за свободу, конечно, входила в задачи организации; об этом говорилось даже в клятве, но конкретно средства и пути нигде сформулированы не были. Задачи личного усовершенствования для многих тоже играли весьма значительную роль... Для некоторых же эта сторона задач организации имела главное значение. Так, например, в Киеве преобладали в организации люди, для которых этические задачи стояли на первом месте...

Очень характерной для настроений подавляющего большинства организации была ненависть к трону, к монарху лично - за то, что он ведет страну к гибели. Это был патриотизм в лучшем смысле слова - революционный патриотизм. Наиболее сильно это настроение выступило, конечно, в годы войны, но в основе оно имелось и раньше. Конечно, такое отношение к данному монарху не могло не переходить и в отношение к монархии вообще, в результате чего в организации преобладали республиканские настроения; можно сказать, что подавляющее большинство членов были республиканцами, хотя республика и не была зафиксированным догматом организации" (Николаевский Т. Русские масоны и революция. - М.: Терра, 1990).

Главными экспертами департамента полиции по масонскому вопросу были в те годы полковник Мец и чиновник МВД Алексеев, регулярно составлявшие для своего руководства специальные обзоры на эту тему. Командированный во Францию Алексеев вошел там в контакт с руководителем "Антимасонской лиги" аббатом Жюлем Турмантэном, с помощью которого предполагалось получать интересующую департамент конфиденциальную информацию напрямую из источников внутри самих французских лож. Однако за свое сотрудничество Турмантэн требовал денег. Премьер-министр Столыпин, которому был сделан соответствующий доклад, вопроса не решил. Не решил его и царь, к которому с докладом обратился в декабре 1910 года товарищ министра внутренних дел Курлов. А 1 сентября 1911 года Столыпин был убит, Курлов подал в отставку, и масонская проблема оказалась отодвинутой на второй план. Остался невостребованным и составленный департаментом полиции предварительный список русских масонов.

Те, избавившись oт опеки правоохранительных органов, процветали. Польский историк Людвик Хасс только к 1913 году насчитал около 40 масонских лож в России общей численностью до 400 человек. К 1915-му лож было 49, а число членов перевалило за 600. Если же добавить к этой цифре общества чисто оккультного характера (розенкрейцеры и мартинисты), а также членов зарубежных лож, подвизавшихся в России, то картина получится весьма впечатляющей.

Очень скоро многие члены "Великого Востока народов России" выступят на стороне "революционных масс". Кое-кому из них даже повезет занять посты в новом Советском правительстве. Другие так и останутся в "подполье", играя в тайное общество, вербуя новых членов и проповедуя свои не всегда внятные идеи. Новое время разведет "братьев". И время же воздаст каждому по делам его...