Оккультные войны НКВД и СС

автор - Антон Иванович Первушин

5.3. Ленинградские мартинисты Григория Мебеса

Как бы там ни было, но масонская идеология в начале XX века пустила настолько глубокие корни в среде российской интеллигенции, что даже знаменитый большевистский террор 1920-х годов оказался не в состоянии сразу искоренить ее. Известно, что по крайней мере восемь тайных масонских или полумасонских организаций действовали в 1920-е годы в СССР: "Орден мартинистов", "Орден Святого Грааля", "Русское автономное масонство", "Воскресенье", "Братство истинного служения", "Орден Света", "Орден Духа", "Орден тамплиеров и розенкрейцеров". И пять первых из названных обществ обосновались в Санкт-Петербурге.

Самой крупной оккультной организацией 1920-х годов был "Орден мартинистов", представлявший собой ветвь одноименного французского общества.

* * *

Сделаем небольшое отступление и посмотрим, что это были за люди - русские мартинисты начала XX века.

В 1895 году в Париже председателем Верховного совета мартинистов Жераром Энкоссе (д-р Папюс) был принят в масоны граф Валериан Валерианович Муравьев-Амурский. В этом событии не было бы ничего особенного (кого только не принимают в масоны!), если бы не одно обстоятельство - вновь обращенный являлся полковником русской армии и военным атташе Российской империи во Франции.

А четыре года спустя Муравьев-Амурский возвращается в Петербург, где с ходу основывает ложу с непосредственным подчинением парижской штаб-квартире мартинистов. Сам же бывший атташе и брат министра юстиции является в это время генеральным делегатом ордена, и его представительство длится вплоть до 1907 года, когда парижские мартинисты лишают его права представительства за откровенный саботаж.

Сам д-р Папюс посетил Россию в 1902 году, где нашел множество поклонников. В октябре 1905-го он был даже представлен императору Николаю II, желавшему узнать будущее России. Он же представил царю медиума Филиппа из Лиона. Николай II, пораженный "сверхъестественными" способностями мага, пригласил того перебраться в Санкт-Петербург, посулив престижную должность медика Военной академии и звание генерала. Филипп не заставил себя долго упрашивать. Вскоре Филипп уже определял внешнюю и военную политику Российской империи. На медиумических сеансах по желанию царя Филипп вызывал дух его отца Александра III, "советовавшего" Николаю II поддерживать союз с Францией и подталкивавшего его к войне с Японией. Как тут не вспомнить золотых розенкрейцеров, сумевших очень похожим способом удержать прусскую армию от наступления на Париж.

Проведя весну и лето 1903 года вместе с семьей Николая II в Ливадии, Филипп 25 ноября был вынужден возвратиться к себе на родину, поскольку проводимые под его руководством спиритические сеансы вредно отражались на здоровье императрицы. Через несколько лет после смерти Филиппа (1905 год) императрица не только не забыла его, но и упоминала в письме к Николаю II в 1916 году как "одного из двух друзей, посланных им Богом" (под вторым другом подразумевался, конечно же, Григорий Распутин).

Взамен Муравьеву-Амурскому Верховный совет мартинистов делегировал в столицу России Чеслава фон Чинского. 9 июля 1910 года фон Чинский вручает градоначальнику Санкт-Петербурга заявление о своем назначении членом Верховного совета Ордена мартинистов и генеральным делегатом Ордена для России. Однако этот господин позабыл представить устав объединения, без чего легализация его была невозможна.

Однако Чинский и без этого развернул кипучую деятельность. Он начал с пропаганды спиритизма и теософии. А благосклонность царской семьи способствовала укреплению положения Чинского в самом высшем свете.

* * *

Одним из наиболее эрудированных и последовательных адептов русского мартинизма считался выходец из Лифляндии барон Григорий Мебес. Григорий Оттонович Мебес родился в 1868 году в Риге. После окончания в 1891 году физико-математического факультета Петербургского университета всецело посвятил себя изучению "тайных наук". Глубокий ум, прекрасное знание древних языков (греческий, латинский, древнееврейский), не говоря уже о языках новых, а также солидная математическая подготовка позволили ему создать фундаментальный "Курс энциклопедии оккультизма" в двух томах (1913) - наиболее серьезное пособие по этому предмету не только в русской, но и западноевропейской оккультной литературе того времени.

В конце 1910 года Мебес становится генеральным инспектором (секретарем) петербургского отделения "Ордена мартинистов", генеральной ложей которого стала "Великая ложа Аполлония Тианского".

Революция не помешала деятельности Григория Оттоновича на поприще мартинизма. Его Орден рос. Он сам читал неофитам лекции по основам каббалы. А его жена Мария Нестерова (Эрлангер) - по истории религии. Помимо чисто теоретических занятий в его школе велась и практическая работа по развитию у членов Ордена способностей к телепатии и психометрии.

Всего известны имена 43 человек, прошедших школу Мебеса в период с 1918 по 1925 год. Среди них выделялись известный военный историк Г. Габаев и поэт В. Пясг. Однако в целом состав Ордена был вполне зауряден: юристы, бухгалтеры, студенты, домохозяйки, несостоявшиеся художники и журналисты - одним словом, рядовая разочаровавшаяся в жизни и ударившаяся в мистику русская интеллигенция.

* * *

Роковую роль в судьбе ленинградских мартинистов сыграл другой руководитель Ордена - Борис Викторович Aстромов (настоящая фамилия - Кириченко). Выходец из обедневшей дворянской семьи, он уехал в 1905 году в Италию, где поступил на юридический факультет Туринского университета. Там он познакомился со знаменитым криминалистом и масоном Чезаре Ломброзо, и уже через четыре года состоялось посвящение Астромова в Братство (ложа "Авзония", принадлежавшая к "Великому Востоку Италии").

В 1910 году Борис Астромов возвратился в Россию, но в работе русских масонских лож, по его собственным словам, участия не принимал. Посвящение его в "Орден мapтинистов" состоялось только в 1918 году после знакомства с Григорием Мебесом.

В следующем Году Мебес назначил Астромова генеральным секретарем Ордена. Трения, возникшие в конце концов между ними, привели к тому, что в 1921 году Борис Acтромов ушел из Ордена. Казалось, пути незадачливого генсека и мартинистов разошлись навсегда. Однако будущее показало, что это далеко не так.

В мае 1925 года Астромов неожиданно появился в приемной Государственного политического управления в Москве и предложил свои услуги по освещению деятельности "советского" масонства в обмен на разрешение покинуть СССР. Его предложение заинтересовало чекистов. После допросов и бесед в московском ОГПУ Борис Астромов отправился в Ленинград, где и стал "работать" под контролем этой организации. Оперативную связь с ОГПУ Астромов осуществлял через некоего Лихтермана, встречаясь с ним время от времени на конспиративной квартире на Надеждинской улице.

О моральных качествах Бориса Астромова говорит хотя бы то, что он "заложил" не только мартинистов, но и собственную организацию "Русское автономное масонство", созданную им еще в 1921 году.

Некоторое представление об этой организации дает подготовленный Астромовым специальный доклад для ОГПУ, целиком посвященный возможному сотрудничеству между большевиками и масонами. Этот доклад не был личной инициативой Астромова. Это был ответ масона с большим стажем на конкретные вопросы, интересовавшие сотрудников Государственного политического управления.

Разумеется, речь в первую очередь шла о возможности использования масонской организации в интересах социалистического строительства. Развивая эту мысль, Астромов в своем докладе подчеркнул, что, "конечно, масоны не претендуют на открытую легализацию, так как это будет скорее вредно, чем полезно для работы". И тогда, отмечал он, масонство смогут обвинить в "чекизме" и "рептильности", что непременно оттолкнет от масонства русскую интеллигенцию. Роль масонства, по мнению Бориса Астромова, должна была главным образом заключаться в том, чтобы убедить лучшую часть интеллигенции в "закономерности переживаемых событий, а следовательно, и неизбежности их". Здесь реальная работа "Русского автономного масонства" могла бы выразиться, например, "в укреплении в правосознании русской интеллигенции идей интернационализма и коммунизма, а также в борьбе с клерикализмом".

В заключение Астромов предлагал советскому правительству следующий расклад: советская власть терпит существование масонских лож, составляющих "Русское автономное масонство", а те, в свою очередь, берут на себя обязательстве "не иметь никаких тайн от правительства СССР и не находиться в связи или в союзе ни с одним иностранным масонским орденом".

Что и говорить, документ примечательный. Остается, правда, открытым вопрос: сам ли Борис Астромов додумался до идеи масонизации советской интеллигенции или ее ему подсказали сотрудники ОГПУ.