Оккультные войны НКВД и СС

автор - Антон Иванович Первушин

6.3. Теософия Елены Блаватской

ТЕОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО (англ. Theosophical Society) было основано Еленой Блаватской и полковником Генри Олькоттом в 1875 году в Нью-Йорке с целью "образовать ядро всемирного братства", исследовать неизученные законы природы и скрытые способности человека на основе синтеза духовных достижений Востока и Запада.

Само слово "теософия" означает "богопознание". Оно также использовалось эллинами, понимавшими под этим словом науку познания воли богов и судьбы. В случае же с обществом Блаватской оно служило лишь новым названием эзотеризма: Блаватская предпочла так назвать свою доктрину, чтобы подчеркнуть ее отличие от других и даже ненавязчиво заявить ее претензию на роль новой мировой религии.

Сами теософы определяют свое учение в следующих словах:

"Существует два вида знания: низшее и высшее. Все то, что может быть преподано одним человеком другому, вся наука, все искусство, вся литература, даже святые Писания, даже сами Веды, - все это было причислено к формам низшего знания... Высочайшее знание - это познание Единого, зная которое, познаешь все. Познание Его и есть Теософия. Это и есть "познание Бога, являющееся Жизнью вечной"".

* * *

Елена Петровна БЛАВАТСКАЯ родилась 12 августа 1831 года в городе Екатеринославе (Екатеринославская губерния).

Все исследователи жизни Блаватской особо отмечают ее более чем благородное происхождение. Действительно, ее отец принадлежал к роду наследных мекленбургских принцев фон Роттенштерн-Ган, а ее мать была внучкой князя Павла Васильевича Долгорукого.

Относительно условий детства Блаватской мы можем получить вполне ясное представление из ее собственных мемуаров.

"Мое детство? - пишет она. - В нем баловство и проказы, с одной стороны, наказания и ожесточение, с другой. Бесконечные болезни до семи-восьми лет, хождение во сне по наущению дьявола. Две гувернантки: француженка мадам Пенье и мисс Августа София Джефрис, старая дева из Йоркшира. Несколько нянек, и одна - наполовину татарка... Солдаты отца заботились обо мне. Мать умерла, когда я была ребенком".

Далее Блаватская продолжает:

"Странствовали с отцом и его артиллерийским полком до восьми-девяти лет, иногда навещая бабушку и дедушку. Когда мне исполнилось одиннадцать лет, бабушка взяла меня к себе. Жила в Саратове, где дедушка был губернатором, а прежде он занимал эту должность в Астрахани и под его началом было несколько тысяч калмыцких буддистов. ...В детстве я познакомилась с ламаизмом тибетских буддистов. Я провела месяцы и годы среди ламаистских калмыков Астрахани и с их первосвященником... Я была в Семипалатинске и на Урале вместе со своим дядей, владельцем обширных земель в Сибири у самой границы с Монголией, где находилась резиденция Терахан-ламы. Совершала также путешествия за границу, и к пятнадцати годам я узнала многое о ламах и тибетцах".

Уже в юности особенности психической конституции Елены Блаватской заявили о себе в полную силу.

Об этом свидетельствует ее родная тетка, Надежда Андреевна Фадеева, которая была всего только на три года старше Елены Петровны: "Феномены, производимые медиумическими силами моей племянницы Елены, чрезвычайно замечательны, истинные чудеса, но они не единственные... Столько сил, сосредоточенных в одной личности, соединение самых необычайных проявлений, идущих из одного и того же источника, как у нее, - это, конечно, небывалый случай, возможно, и не имеющий равных себе. Я давно знала, что она владеет величайшими медиумическими силами, но, когда она была с нами, силы эти не достигали такой степени, какой они достигли теперь... Она была воспитана как девушка из хорошей семьи, но об учености не было даже и речи. Но необыкновенное богатство ее умственных способностей, тонкость и быстрота ее мысли, изумительная легкость, с которой она понимала, схватывала и усваивала наиболее трудные предметы, необыкновенно развитый ум, соединенный с характером рыцарским, прямым, энергичным и открытым, - вот что поднимало ее так высоко над уровнем обыкновенного человеческого общества и не могло не привлекать к ней общего внимания, следовательно, и зависти и вражды всех, кто в своем ничтожестве не выносил блеска и даров этой поистине удивительной натуры".

Просто чудо, а не ребенок! Но посмотрим, что представляли собой удивительные способности юной Елены. Для этого предоставим слово самой Блаватской:

"В течение примерно шести лет (в возрасте от восьми до пятнадцати) ко мне каждый вечер приходил какой-то старый дух, чтобы через мою руку письменно передавать различные сообщения. Это происходило в присутствии моего отца, тети и многих наших друзей, жителей Тифлиса и Саратова. Дух этот (женщина) называл себя Теклой Лебендорф и подробно рассказывал о своей жизни. Родилась она в Ревеле, вышла замуж. Рассказывала о своих детях: захватывающую историю старшей дочери 3. и о сыне Ф., который покончил с собой. Иногда и сам этот сын приходил и рассказывал о своих посмертных страданиях. Старая дама говорила, что она видит Бога, Деву Марию, толпы ангелов. Двух из ангелов она представила нам всем, и, к великой радости моих родных, ангелы обещали охранять меня и т.д., и т.д.".

Скажите, положа руку на сердце, вы в схожей ситуации не озаботились бы здоровьем девочки? Старшие родственники Елены почему-то не озаботились...

Блаватская очень рано (7 июля 1848 года) вышла замуж. За старого и нелюбимого человека. Уже в октябре она бежит от него, и с этого момента начинаются бесконечные странствия Блаватской по миру, которые вполне могли бы стать основой для целой серии авантюрных романов.

Возьмем географическую карту и будем отмечать на ней передвижения Елены Петровны за период с 1848-го по 1872 год. Получится следующая картина: от 1848-го по 1851 год - путешествие по Египту, Афинам, Смирне и Малой Азии; первая неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет; в 1851 году Блаватская едет в Англию, и там происходит ее первая встреча с Учителем, который "являлся" ей в детстве и которого она звала своим Покровителем; с 1851-го по 1853 год - путешествие по Южной Америке и переезд в Индию, вторая неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет и возвращение через Китай и Японию в Америку; с 1853-го по 1856 год - странствования по Северной и Центральной Америке и переезд в Англию; от 1856-го по 1858 год - возвращение из Англии через Египет в Индию и третья неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет.

В декабре 1858 года Елена Петровна неожиданно появляется в России у своих родных и останавливается сперва в Одессе, а потом в Тифлисе до 1863 года. В 1864 году она проникает наконец в Тибет, откуда уезжает на короткое время (1866 год) в Италию, затем снова перебирается в Индию и, через горы Кум-лун и озеро Палти, возвращается в Тибет. В 1872 году она едет через Египет и Грецию к своим родным в Одессу, а оттуда в следующем 1873 году уезжает в Америку.

Легко увидеть, что главной целью в этой двадцатилетней одиссее является Тибет. Что тянуло Елену Петровну в этот удаленный от центров цивилизации район земного шара? Вот что рассказывает по этому поводу ее близкая знакомая графиня Вахмейстер:

"В детстве своем она часто видела рядом с собой астральный образ, который всегда появлялся ей в минуты опасности, чтобы спасти ее в критические моменты. Е.П.Б. привыкла считать его своим ангелом-хранителем и чувствовала, что всегда находится под Его охраной и водительством.

В 1851 году она была в Лондоне со своим отцом, полковником Ганом. Однажды, во время одной из прогулок, которые она обычно совершала в одиночестве, она с большим удивлением увидела в группе индийцев того, который являлся ей ранее в астрале. Первым ее импульсом было броситься к Нему и заговорить с Ним, но Он дал ей знак не двигаться, и она осталась стоять, остолбеневшая, пока вся группа не прошла мимо. На следующий день она пошла в Гайд-парк, чтобы там наедине спокойно подумать о происшедшем. Подняв глаза, она увидала приближающуюся к ней ту же фигуру. И тогда Учитель сказал ей, что он приехал в Лондон с индийскими принцами для выполнения какого-то важного задания и захотел ее встретить, так как Ему необходимо ее сотрудничество в некоем начинании. Затем он рассказал ей о Теософском обществе и сообщил ей, что желал бы видеть ее основательницей. Вкратце он поведал ей о всех трудностях, которые ей придется преодолеть, и сказал, что до этого ей надо будет провести три года в Тибете, чтобы подготовиться к выполнению этого очень трудного дела".

Весьма примечателен тот факт, что Елена Петровна передает авторство идеи о создании Теософского общества человеку, реальность существования которого, мягко говоря, не доказана.

Несомненно одно - этой встречи (может быть, вымышленной?) Елене Петровне вполне хватило, чтобы отправиться в длительное и изнуряющее путешествие.