Оккультные войны НКВД и СС

автор - Антон Иванович Первушин

6.9. Апостолы сатаны

Причины, по которым идеи нацистской партии столь быстро нашли отклик в сердцах миллионов немцев, хорошо известны. Разочарование в революции, депрессия от поражения в войне, ненависть к тем, кто, по мнению большинства немцев, был виноват во всех их бедах, требовали выхода. Гитлер лишь сумел направить эти чувства масс в нужную ему сторону, показав всем, кого и за что нужно ненавидеть.

Как это случалось и раньше с другими народами, оказавшимися в тяжелых условиях, немцы мечтали о чудесном избавлении, ждали Спасителя. "Откуда он придет, никто не может сказать, - писал в это самое время Курт Гессе, - из королевского дворца или из рабочей хибары. Но все знают: он - вождь, который однажды объявит о себе, и он - тот, кого мы страстно ждем. Тысячи и сотни тысяч рисуют его образ в своем воображении, миллионы голосов зовут его, единая германская душа ищет его".

С помощью магии разговорного слова Гитлер сумел выразить не только чувство ненависти, переполнявшее его соотечественников, - он сумел отразить их желания и надежды. Фюрер отлично знал, кому и что нужно обещать. Националистам он обещал вернуть германское величие. Социалистам - отмену власти финансового капитализма. Бывшим солдатам - возвращение к духу окопного товарищества и новому сражению с врагами отечества. Рабочим - устойчивость заработков и защиту от махинаций работодателей. Оккультистам - надежду на то, что их планы по переустройству мира в эзотерическом духе будут наконец реализованы.

Адольф Гитлер действительно считал, что такой партии, как национал-социалисты, мало просто хорошо продуманной политической программы. Идеология национал-социализма должна была стать религией для нового общества, для новой страны, которую собирались строить нацисты. Религия нацизма, как я уже отмечал, опиралась прежде всего на мистические традиции европейских тайных обществ. В этой связи необходимо вспомнить о тех людях, которые принадлежали к этим обществам и стали своего рода проводниками религии нацизма, ее первосвященниками и "апостолами" новоиспеченного мессии.

Начну я, пожалуй, с Хьюстона Чемберлена (прошу не путать его с Невиллом Чемберленом, премьером Великобритании, известным в России по знаменитому "Нашему ответу Чемберлену").

Хьюстон Стюарт ЧЕМБЕРЛЕН (англ. Chamberlain, 1855 - 1927) - английский писатель, социолог, философ. Родился 9 сентября 1855 года в Саусси (Гемпшир, Англия) в семье британского адмирала. Изучал естественные науки в Женеве, эстетику и философию в Дрездене. Стал ревностным поклонником Рихарда Вагнера. Женившись на дочери композитора, Еве Вагнер, Чемберлен в 1908 году поселился в Байройте (Бавария), сделавшись куда большим фанатиком всего немецкого, нежели сами немцы. Во время Первой мировой войны публиковал в немецкой прессе многочисленные антибританские статьи, получив за это на родине прозвище Английский перевертыш. Идеологические концепции Чемберлена позднее нашли продолжение в теориях Гитлера.

Хьюстон Чемберлен познакомился с Гитлером в Байройте в 1923 году. Фюрер произвел на английского мистика столь сильное впечатление, что тот обратился к нему с посланием уже на следующий день после знакомства:

"Вам предстоят великие свершения... Моя вера в германизм нисколько не пошатнулась, хотя, должен признаться, мои надежды пребывали в упадочном состоянии. В один момент Вы сумели изменить мое душевное состояние. Тот факт, что в нужное время Германия произвела на свет Гитлера, доказывает ее жизнеспособность... Да поможет Вам Бог!"

Чемберлен вступил в НСДАП и начал писать для ее изданий. В одной из своих статей он называет Гитлера Спасителем, которому Всевышний предназначил быть лидером немецкого народа.

Главным трудом жизни Хьюстона Чемберлена можно назвать двухтомное сочинение "Основы XIX века" ("Die Grundlagen des neunzehnten Jahrhunderts"). Газета "Фелкишер Беобахтер" называла этот труд "евангелием нацистского движения". Остановимся на минутку и посмотрим, что за идеи излагал Чемберлен в своей более чем скандальной книге.

* * *

В первом томе "Основ" Чемберлен рассматривает события до 1200 года, то есть наследие античного мира.

"С эллинизмом наступил небывалый расцвет человеческого интеллекта, - писал Чемберлен. - Греки творили всюду - в языке, религии, политике, философии, науке, истории, географии. Вершиной этого созидательного духа стал Гомер. Но в наследии эллинов оказались и темные стороны: жестокие недальновидные демократии, отсутствие высокой политики, устаревшая мораль и упадок религии".

Мир в долгу перед римлянами, избавившими его от семитско-арабского порабощения и позволившими "индо-тевтонской Европе стать бьющимся сердцем и мыслящим мозгом всего человечества". Греция в отличие от Рима, по мнению Чемберлена, тяготела как раз к Азии. Однако и Рим в конечном итоге не смог противостоять азиатским разрушительным и децентрализующим силам.

Затем Чемберлен обращается к наследникам античности.

"Сразу же пришлось столкнуться с изучением расовых проблем". Рим сместил центр притяжения цивилизации в сторону Запада, неосознанно завершая акт мировой значимости. Однако и Рим оставил после себя невероятную мешанину из различных народов и рас. Среди этого хаоса (Voelkerchaos) оказались и евреи - единственная раса, которой удалось сохранить чистоту крови. Силой, способной противостоять этой крошечной, но влиятельной нации, история избрала арийцев:

"В настоящее время эти две силы - евреи и арийцы, как бы ни затуманил их будущее недавний хаос, остаются друг против друга, пусть уже не как враги или друзья, но по-прежнему как вечные противники... Основной секрет истории в том, что чистокровная раса становится священной. Безродный и вненациональный хаос последних дней Римской империи стал пагубным, почти фатальным обстоятельством, и именно арийцам пришлось исправлять это губительное положение".

Во втором томе Чемберлен анализирует возрождение нового германского мира и борьбу величайших сил за мировое господство. В этой борьбе участвуют три религиозных идеала: Восток (эллины), Север (арийцы) и Рим. На севере бывшей Римской империи арийцам удалось создать новую культуру, которая, "несомненно, является величайшим из всего, что было достигнуто человечеством до настоящего времени".

Все, что не является арийским, писал Чемберлен, это чуждые элементы, которые необходимо изжить. Евреи сделались наследниками римского расового хаоса. Арийская же раса оказалась в ответе за духовное спасение человечества. Все достижения науки, промышленности, политэкономии и искусства стимулировались именно арийцами. Таким образом, XIX век опирался на прочный арийский фундамент. Любопытно, что в отличие от Гитлера Чемберлен признает Иисуса Христа личностью значительной как в историческом, так и в духовном плане:

"Ни войны, ни смены династий, ни природные катаклизмы, ни открытия не обладают и долей той значимости, которая могла бы сравниться с короткой земной жизнью Галилеянина".

Конечно же, делая такое заявление, Чемберлен немедленно оговаривался, что Христос не мог быть евреем, в нем не было ни капли еврейской крови, а те, кто его называет евреем, - невежественные или лицемерные люди.

В Германии книга Чемберлена пользовалась огромной популярностью. И понятно, что на родине самого автора, в Великобритании, ее иначе чем "похмельной отрыжкой пьяного сапожника" никто не называл.

Американские приверженцы нордической школы провозгласили Чемберлена "величайшим зодчим нордической теории", а Теодор Рузвельт возражал им, что теория Чемберлена исходит из глупой ненависти и что его "блестящие ляпусы для нормального человека выглядят безусловным сумасшествием, отражением ненормальной психики... Ему нравится Давид, и на этом основании он тотчас делает его арийцем. Ему нравятся Микеланджело, Данте или Леонардо да Винчи, и он тут же сообщает, что они - арийцы. Он не любит Наполеона и потому утверждает, что Наполеон - истинный представитель безнравственного хаоса".

* * *

Вторым "апостолом" фюрера можно назвать адепта оккультных наук Альфреда Розенберга.

Альфред РОЗЕНБЕРГ (нем. Rosenberg, 1893-1946) - главный идеолог нацизма, заместитель Гитлера по вопросам "духовной и идеологической подготовки" членов нацистской партии, рейхсминистр по делам оккупированных восточных территорий. Родился в Ревеле (Таллин), учился в Риге и Москве, где окончил в 1918 году Высшее техническое училище по специальности инженер-строитель. Хорошо говорил по-русски, что послужило поводом для назначения Розенберга рейхсминистром восточных территорий.

В 1919 году Альфред Розенберг прибыл в Мюнхен как беженец из Советской России. Вскоре он вступил в Общество "Туле". Ключом к быстрому вознесению нищего эмигранта, сына нищего сапожника, стал документ, который Розенберг тайно вывез из Москвы. Это были знаменитые "Протоколы сионских мудрецов".

Описывая, как "Протоколы" попали к нему в руки, Розенберг рассказывал довольно нелепую историю: "Человек, которого я ранее никогда не видел, вошел ко мне без стука, положил книгу на стол и вышел, не произнеся ни слова".

Согласно одной из современных версий, "Протоколы сионских мудрецов" имеют следующее происхождение. Охранное отделение департамента полиции Российской империи, внимательно следившее за развитием европейской общественной мысли, в 1895 году подготовило документ под названием "Тайна еврейства", представляющий собой суммарный очерк по истории европейских и заокеанских движений, начиная с крестовых походов и кончая революциями XIX века. Безвестные интеллектуалы охранного отделения предложили версию всемирной истории, объясняющую абсолютно все еврейскими дрожжами, на которых поднимались все мало-мальски значительные и, само собой, отрицательные явления цивилизации. Документ предназначался для служебного пользования, а потому общественного резонанса не имел.

И вот через десять лет после составления очерков в Кишиневе публикуются "Протоколы" уже практически в том виде, в каком их знают современные исследователи. Поскольку имелись некоторые текстуальные совпадения с очерками, некоторые историки считают, что кто-то "творчески" переработал отчет охранного отделения с целью разжигания страстей на фоне революции 1905 года. Однако эта затея провалилась. Вторую попытку осчастливить человечество "Протоколами" предпринял Сергей Нилус, ученик философа Владимира Соловьева. Он использовал их в качестве приложения к своей книге "Великое в малом и Антихрист как близкая политическая возможность". Едва ли история сохранила бы память о Нилусе, если бы не это приложение, обессмертившее все его творение.

Со второй публикацией "Протоколов" возник вопрос об их достоверности. Вместо того чтобы внятно объяснить происхождение цитируемых "документов", Нилус последовательно выдвигал три разные версии их происхождения. Согласно изданию 1905 года, "Протоколы" были похищены женщиной у "одного из наиболее влиятельных и наиболее посвященных лидеров масонства". Этой даме прожженные мудрецы доверились по пословице "на всякого мудреца довольно простоты". По другой версии, приведенной в послесловии к английскому изданию "Протоколов", Нилус писал:

"Мой друг обнаружил их в сейфе в штаб-квартире Общества Сиона, находящейся сейчас во Франции".

По третьей версии 1917 года, "Протоколы" были изъяты из полной подшивки протоколов Сионистского конгресса, состоявшегося в Базеле в 1897 году. По этой же версии "Протоколы" были подписаны сионистскими представителями 33-й степени посвящения.

Характерно отношение к подлинности "Протоколов" Николая II, воспитанного в духе "государственного антисемитизма" и открыто поддерживавшего еврейские погромы. Если в самом начале после появления "Сионских протоколов" последний русский самодержец отнесся к ним с полным доверием, то скоро он понял, что это - явный подлог. Прозрение Николая II случилось не само по себе, а после разъяснений, сделанных спецслужбами.

В "Протоколах" анонимные сионские мудрецы бесстрастным тоном провозглашают цель - коронацию Царя Иудейского на планетарном троне и методы достижения этой цели. Воцарение Владыки из семени Давидова произойдет в результате однодневного государственного переворота, подготовленного повсеместно во всех странах. В то же время этот переворот случится путем всеобщего голосования всех измученных неурядицами гоевских (нееврейских) народов. Для того чтобы довести народы до требуемого состояния, когда они сами по доброй воле пригласят управлять ими сионских мудрецов, необходимо посеять смуту и войны, разложить правительства и армии, возбудить всеобщее неверие и хаос, расстроить финансы, торговлю и промышленность, вызвать животную вражду между классами, слоями и народами, убить всякую инициативу и авторитеты, развратить и споить население всех стран...

Как и большинство из его предшественников, после первого беглого прочтения "Протоколов" Альфред Розенберг понял, что "Протоколы" - довольно грубая фальсификация, но зато в них содержался динамит. Он не сомневался: если использовать "Протоколы" с умом, то они принесут их владельцу немалую славу и деньги. Он рассчитал правильно. "Протоколы" оказались тем самым материалом, которого так не хватало немецким нацистам, чтобы показать всему миру, сколь злокозненные замыслы лелеют их "расовые враги".

В поисках поддержки своих замыслов Розенберг обратился к Дитриху Эккарту и вытащил, как ему казалось, "счастливую карту". Вот что пишет Розенберг по этому поводу в своих "Мемуарах":

"После короткой иронической ремарки госпожи фон Шренк (именно она рекомендована Розенберга Эккарту. - А.П.) он внимательно выслушал меня. Без всякого сомнения, Эккарту могло пригодиться мое сотрудничество. Он протянул мне первый номер своего журнала, а я оставил ему несколько статей, посвященных в основном моим наблюдениям о России.

На следующий же день Эккарт позвонил мне. Ему понравились мои статьи, и он попросил меня сразу же приехать. Эккарт принял меня самым сердечным образом..."

Розенберг и Эккарт стали близкими друзьями. Очень скоро поэт-националист ввел своего нового друга и сотрудника в Общество "Туле". "Через некоторое время, - продолжает Розенберг, - я услышал об Адольфе Гитлере, который примкнул к ДАП (Германская рабочая партия. - А.П.) и выступал с речами, заслуживающими внимания. Он, в свою очередь, наезжал с визитами к Эккарту. Так я познакомился с Гитлером. Эта связь определила мою судьбу и место Гитлера в судьбе германской нации..."

На одном из собраний члены Общества "Туле", рассмотрев вопрос о распространении "Протоколов сионских мудрецов", постановили, что рукопись должна быть опубликована на немецком языке независимым издательством, никак не связанным с Обществом. Так и произошло.

* * *

Понятно, что честолюбивый Розенберг не остановился на достигнутом. Он начал активно работать на идеологическом фронте НСДАП. В 1930 году он выпустил в свет одну из наиболее значительных книг национал-социализма. Книга называется "Миф XX века".

В этом пространном труде, начинающемся словами: "Сегодня мировая история должна быть написана заново", Розенберг интерпретирует историю как расовый конфликт, черпая вдохновение и цитаты у Чемберлена, Гобино и Ницше.

При этом Розенберг стремился создать не просто еще одну политическую программу, а новую религию: "Сегодня рождается новая вера: миф крови. Соединив веру и кровь, мы отстаиваем божественную природу человека, его целостность. ...нордическая кровь и есть та материя, которая должна заменить и преодолеть все старые таинства".

В христианстве же ведущий нацистский идеолог не видел ничего, кроме "пустых обрядов". Гитлер во многом соглашался с Розенбергом, что видно по его публичным выступлениям на темы новой национальной религии:

"Все религии одинаковы, неважно, как они себя называют. У них нет будущего, тем более в Германии. Будь то Ветхий Завет или Новый, нет никакой разницы: все то же самое, старое еврейское надувательство. Нельзя быть одновременно немцем и христианином. Надо выбрать одно. Нам нужны свободные люди, которые чувствуют и знают, что Бог находится в них самих... Крестьянину нужно сказать о том, что разрушила церковь: все тайное знание природы - божественное, бесформенное, демоническое. Мы скинем внешний покров христианства и обнаружим религию, свойственную нашей расе... с помощью крестьян мы сможем уничтожить христианство, потому что в них, в детях земли, есть подлинная религия, коренящаяся в природе и крови".

С благословения Гитлера Розенберг составил параграфы устава будущей Церкви национального рейха. В них говорилось о беспощадной борьбе с христианским вероучением, требовалось запретить Библию и заменить ее другой книгой - "Моя борьба". В последнем параграфе устава Новой Церкви было сказано:

"В день ее основания христианский крест должен быть снят со всех церквей, храмов и часовен и заменен единственным непобедимым символом - свастикой".

* * *

В то же самое время, когда Альфред Розенберг развивал свои религиозные идеи, еще один оккультист прокладывал себе дорогу к нацизму. Это был молодой невротик, мюнхенский студент Рудольф Гесс.