Оккультные войны НКВД и СС

автор - Антон Иванович Первушин

8.9. Эрнст Мулдашев и воскрешение мифа

В современной России предание о Шамбале переживает второе (или уже третье?) рождение. На этот раз на алтарь мифа свое честное имя положил выдающийся офтальмолог Эрнст Мулдашев.

Эрнст Рифгатович МУЛДАШЕВ - доктор медицинских наук, профессор, директор Всероссийского центра глазной и пластической хирургии (город Уфа), хирург высшей категории, почетный консультант Луисвиллского университета (США), международный член Американской академии офтальмологии, дипломированный офтальмолог Мексики, член Международной академии наук, мастер спорта, трехкратный чемпион СССР по спортивному туризму. За свою жизнь Мулдашев разработал более 70 принципиально новых глазных и пластических операций; им опубликовано около 300 научных работ в российской и зарубежной печати, получено 52 патента России, США, ФРГ, Франции, Швейцарии и Италии. Его работы удостоены золотых медалей международных выставок. Ежегодно Мулдашев проводит 300-400 сложнейших операций, возвращая людям зрение.

Казалось бы, достойнейший из людей! Если бы не маленький (хотя и совсем небезобидный) финт: уже более пяти лет профессор Мулдашев публикует в самом массовом российском еженедельнике "Аргументы и факты" статьи о своих "сенсационных открытиях", сделанных во время гималайской экспедиции. Более того, результаты этой экспедиции объединены и опубликованы в виде книги "От кого мы произошли?", суммарный тираж которой столь велик, что уже не поддается учету. Значит, профессора Мулдашева читают. Значит, профессору Мулдашеву верят. Ведь нельзя не верить столь заслуженному и авторитетному человеку, на каждой странице своей книги подчеркивающему, что он использовал исключительно научные методы при совершении своих "сенсационных открытий".

Итак, о чем же рассказывает любознательному российскому читателю выдающийся офтальмолог Эрнст Мулдашев?

В основе теории Мулдашева лежит "реконструкция" мировой истории, созданная Еленой Блаватской.

В пересказе профессора это звучит так:

"По религии и знаниям Посвященных, на земле было 5 рас (или цивилизаций) людей... представители первой расы людей, называемой "саморожденные", представляли собой ангелоподобных существ ростом 50-60 метров, имели один глаз (тот, который мы сейчас называем "третьим") и размножались путем деления.

Представители второй расы людей, называемой "потом рожденные", или "бессмертные", представляли собой уже более плотных, но еще призракоподобных существ высотой около 40 метров, имели также один (тоже по типу "третьего") глаз и размножались путем почкования и спор.

Третья раса, называемая "двоякие", "андрогины" или "лемурийцы", имела наиболее длинный период существования и наибольшую изменчивость внутри себя. В пределах этой расы произошло разделение полов, появились кости, тело уплотнилось, и из четвероруких и двуликих ростом около 20 метров они превратились в двуруких и одноликих уже меньшего размера. Наибольшего развития и процветания добились позднейшие лемурийцы - лемуро-атланты.

Представители четвертой расы, называемой атлантами, были двурукие и одноликие, ростом около 6-8 метров и имели плотное тело.Представители пятой расы (т.е. нашей цивилизации), называемой арийцами, вначале были большего роста, чем сейчас, но потом постепенно уменьшились до нынешних размеров.

Считается, что на Земле будет всего 7 рас. Каждая из рас имела и будет иметь по 7 подрас".

Проверенная временем антинаучность "реконструкций" Блаватской российского офтальмолога почему-то не смущает. С другой стороны, для изложения своей теории он вправе использовать любую гипотетическую конструкцию (даже столь нелепую и не выдерживающую ни малейшей критики), главное - чтобы дальнейшие рассуждения соответствовали элементарным законам логики и подтверждались фактами.Второй источник, которому Мулдашев безусловно доверяет, - это английский автор Лобсанг Рампа, книги которого: "Третий глаз", "Доктор из Лхасы", "Пещеры древних" и другие - много раз переиздавались в России. Лобсанг Рампа утверждает, что достиг высшей ступени Посвящения и проник в самое сердце Шамбалы. В книге "Третий глаз", впервые опубликованной на английском языке в 1957 году, это "великое событие" описывается довольно подробно:

"Я увидел три саркофага из черного камня, украшенных гравюрами и любопытными надписями. Они не были закрыты. Когда я заглянул внутрь, у меня перехватило дыхание.

- Смотри, сын мой, - сказал старейший из монахов. - Они жили как боги в нашей стране в те времена, когда еще не было гор. Они обрабатывали нашу землю, когда моря омывали эти берега и когда иные звезды сверкали в нашем небе. Смотри хорошенько, лишь посвященные видели их.Повиновавшись, я был одновременно очарован и охвачен ужасом. Три обнаженных тела, покрытые золотом, лежали перед моими глазами. Каждая их черточка была старательно воспроизведена золотом. Но они были огромны! Женщина - больше трех метров, а самый большой из мужчин - не меньше пяти. У них были большие головы, слегка сходящиеся конусом кверху, узкая челюсть, маленький рот и тонкие губы. Нос длинный и тонкий, глаза - не раскосые, а прямые и глубоко посажены... Я рассматривал крышку одного из саркофагов. На ней была выгравирована карта неба с очень странным расположением звезд".

Впечатляюще, не правда ли? Впрочем, проведенное в свое время журналистское расследование вносит нотку разочарования: выяснилось, что Лобсанг Рампа - вымышленное имя авантюриста, никогда не выезжавшего из Англии.

Среди других "первоисточников", которыми пользовался Мулдашев, книги Рудольфа Штайнера и Джона Хислопа. Подобно своему кумиру Блаватской, профессор обращается прежде всего к тем авторам, выкладки которых практически невозможно проверить, поскольку они основаны на "сакральном" опыте, - им нужно или доверять всецело, или вообще не брать в руки.

Оставляя в стороне теорию антропогенеза, позаимствованную у вышеперечисленных авторов, перейдем к "открытиям", сделанным самим Мулдашевым. Так, Эрнст Рифгатович утверждает, будто бы обнаружил вблизи священного Кайласа огромный комплекс ступенчатых пирамид и различных монументов (каменные "зеркала" и "статуи") искусственного происхождения. Все эти памятники, по мнению ученого, принадлежат легендарному "Городу Богов", сведения о котором якобы содержатся в тибетских текстах бонской традиции и в эзотерической (в основном теософской) литературе. Чтобы попасть в эти заповедные места, Мулдашеву и его спутникам пришлось заручиться содействием непальских и тибетских лам, ибо территория, на которой расположен Кайлас, представляет собой "зону действия тантрических сил", закрытую для непосвященных.

Шамбала и Агартхи (Агарти), согласно Мулдашеву, - это "система параллельной подземной жизни на Земле людей разных цивилизаций (лемурийцев, атлантов и представителей нашей цивилизации), основанной на иных принципах взаимоотношения физического и тонкого миров, прежде всего на способности дематериализоваться и материализоваться". В Шамбале и Агарти жизнь и смерть соединены воедино, люди разных цивилизаций и рас находятся вместе, и даже время течет по-иному.

Шамбала и Агарти образовались в связи с глобальной катастрофой на Земле в период царствования цивилизации лемурийцев, а в дальнейшем стали выполнять роль "страхующего звена" в жизни на Земле. Шамбала и Агарти надежно скрыты под землей и не подвержены воздействию космических или геологических катастроф. Локализованы они преимущественно в районе Гималаев - Тибета, но возможно - и в других местах планеты (например, в Египте). Жизнь в Шамбале и Агарти во много раз более защищена, чем жизнь на поверхности Земли.

Там же под землей - в пещерах и пирамидах - располагается "генофонд человечества" - застывшие ("законсервированные") в неподвижном состоянии глубокого транса "сомати" (искаженное санскритское "samadhi"), иначе нирваны, практически бессмертные "лучшие люди" трех последних человеческих "рас" - лемурийцы, атланты и арийцы (нынешнее человечество). Этот генофонд, полагает Мулдашев, может быть востребован в случае новой глобальной катастрофы, которая, по-видимому, неизбежна, поскольку полный цикл земной цивилизации, согласно древним учениям, предполагает семикратную смену рас.

При этом техногенная цивилизация лемурийцев выполняет функцию охраны генофонда человечества. Имея способность дематериализоваться и материализоваться, лемурийцы Шамбалы периодически появляются в разных подземных хранилищах генофонда человечества, контролируя состояние людей в сомати.

Представители цивилизации лемурийцев, обладая подробной информацией о состоянии жизни на поверхности Земли, обучают пророков (вышедших из сомати), как то было с Иисусом Христом и остальными пророками.

Летательные аппараты подземных лемурийцев, известные нам как "летающие тарелки" или НЛО, постоянно изучают ход жизни на поверхности Земли в техногенном, биологическом, политическом и других аспектах. Эти знания анализируются и передаются пророкам.

Мулдашев рассказывает о гималайских "сомати-пещерах", где хранится генофонд человечества, только со слов своих непальских и индийских информаторов. Дело в том, что его собственная попытка проникнуть в глубь подземного мира закончилась неудачей. По этому поводу Мулдашев рассказывает следующее:

"Я надел на себя гортексовую куртку, положил в карман лыжную шапочку и на всякий случай взял с собой веревку (репшнур) и альпеншток. Проверил, работает ли тусклый фонарик.

Небольшой лаз, в который я вошел, через несколько метров расширился....За расширением лаза начался узкий проход двух-трехметровой ширины. Пройдя по нему 25-30 метров, уже в полной темноте я встретил в наиболее узком месте железную дверь, запертую на замок. Я в недоумении остановился.

Вдруг сзади я услышал звук шагов. Сердце екнуло. Я посветил фонариком и увидел младшего Особого человека ("Особые люди" - земные хранители "сомати-пещер". - А.П.). Он молча приблизился ко мне (мы не могли говорить без переводчика), открыл замок и так же молча удалился назад, на поверхность.

При свете фонарика я осмотрел дверь. Она была сделана из пяти-шестимиллиметрового железа и раскрашена красной, коричневой и желтой краской. Разводы краски выявляли три фигуры, отдаленно напоминавшие глаза. Дверь была вмонтирована в скалы и скреплена цементом.Наклонившись, я прошел в дверь. Почему-то подумалось: как бы кто не запер ее за мной.

Пройдя еще несколько метров, я оказался в просторном зале. Мне стало холодно. Я надел лыжную шапочку. Пройдя по залу 15-20 метров, я остановился и прислушался к своим ощущениям. Никакого воздействия на себя я не чувствовал. Я выключил фонарик и простоял несколько минут в темноте: абсолютная темнота, какая может быть только в пещерах, и полная тишина. Еще раз прислушался к своим ощущениям - все нормально, и только ритмичное биение сердца напоминало о том, что я жив. Страха не было - видимо, сказывалась многолетняя спортивная и хирургическая привычка уметь концентрироваться в сложных ситуациях.

Я включил фонарик и пошел дальше. Вскоре на противоположной стороне зала я увидел еще один, примерно двухметровой ширины, лаз. "Наверное, это тот лаз, в котором начинает действовать психо-энергетический барьер сомати-пещеры", - подумал я.

Внимательно прислушиваясь к своим ощущениям, я приблизился к этому лазу. Все было нормально. Но за один-два метра до входа в лаз я ощутил легкое чувство тревоги. Вначале я подумал, что я все-таки боюсь, и постарался заглушить в себе это чувство. При входе в лаз я неожиданно ощутил чувство непонятного страха, которое через несколько десятков шагов по лазу так же неожиданно исчезло, но сменилось чувством непонятного и сильного негодования. Еще через несколько десятков шагов началась головная боль.

Вообще-то я могу сказать о себе, что я человек не робкого десятка, быть в горах и пещерах мне не впервой. Я явно ощущал, что страх и негодование были какими-то наведенными, то есть причина была не во мне.

Еще через несколько шагов вперед чувство негодования усилилось, а головная боль стала распирающей. Преодолевая эти ощущения, я прошел вперед еще около 10 метров. Головная боль стала такой, что я еле терпел ее. Я остановился, выключил фонарик и в полной темноте постарался сосредоточиться, пытаясь освободиться от неунимавшейся головной боли. Я заставил себя вспомнить, как в одном из походов по Саянским горам за 200 километров до человеческого жилья сломал мениски и порвал связки в коленном суставе; тогда я тоже периодически останавливался и, сосредоточившись, напрягал свою волю так, чтобы бороться с нестерпимой болью.

Однако если тогда на Саянах волевое усилие помогало, то здесь, в пещере, оно не принесло каких-либо результатов. Головная боль пульсирующими волнами накатывала с определенной периодичностью, казалось, что голова вот-вот лопнет. Но наиболее тяжело переносимым оказалась даже не головная боль, а чувство непонятного негодования. В глубине души я понимал, что это наведенное чувство негодования. Я не мог понять, по поводу чего я негодую. Было такое ощущение, что душа твоя негодует и хочет вернуться наружу. Вскоре я понял, что я негодую оттого, что иду туда - в глубь таинственной сомати-пещеры: наведенному воздействию подверглись именно те части моей души, которые отвечали за чувство, противоположное удовлетворению, - негодование.

Я включил фонарик и, собрав последние остатки воли, сделал еще несколько шагов вперед. Наступила резкая слабость, дико болела голова, негодующая душа не давала покоя. Я понял, что дальше идти нельзя, в противном случае наступит смерть. Я направил свет фонарика вперед. Руку, протянутую вместе с фонариком вперед, я перестал почему-то ощущать. Глаза застилал пот, невесть откуда взявшийся в пещерном холоде.Луч фонарика тускло осветил конец лаза и большой пещерный зал за ним. Превозмогая боль и полный душевный разброд, я стал смотреть вперед. Как не хватало света! "Ах вот почему Особые люди порекомендовали мне взять с собой тусклый фонарик!" - подумал я.

Тусклый луч фонарика осветил какие-то камни и несколько темных выступов над полом. Что это? Уж не фигуры ли сидящих в сомати людей? Да, это вроде фигуры людей. В свете тусклого фонарика они показались мне громадными.

Больше я ничего не могу сказать. Я повернулся и, с трудом двигая ногами, пошел обратно..."

Итак, очередная попытка проникнуть в Шамбалу не удалась. Как, впрочем, и ожидалось. Иначе ее новому искателю, Эрнсту Мулдашеву, пришлось бы ответить на слишком много вопросов. А так взятки с него гладки - хозяева Шамбалы не допустили к тайнам и таинствам, тема закрыта.

Однако вопросы все равно появляются. И в первую очередь сомнения вызывают те методы, которые Мулдашев почему-то упорно именует "научными". Например, его экспедиция попыталась замерить величину... "тантрических сил" (?!). "Группе удалось невозможное, - сообщает профессор, - то, что не смог сделать пока никто из европейских ученых!" Особый человек провел их за первую дверь в сомати-пещеру и позволил провести возле второй - запретной для всех смертных - двери измерения тантрических сил, которые начинают действовать за ней.К сожалению, Мулдашев не уточняет, какими приборами измерялись тантрические силы. А затем и вовсе меняет "показания", сообщая читателям "Аргументов и фактов":

"Видимо, тонкие энергии столь многообразны, что для экранирования и управления ими использовались самые различные каменные конструкции. К сожалению, современная наука только-только начала осознавать факт существования таких энергий, пока еще нет серьезных приборов для их изучения".

Вся профессура мира отдыхает!

* * *

Не совсем понятно, зачем офтальмологу с мировым именем портить себе репутацию, возрождая сегодня предание о Шамбале, да еще и в такой фантасмагорической форме. Вряд ли он бедствует и вряд ли гонорар за книгу или статью для Мулдашева - единственное средство к существованию. Возможно, за этим стоит болезненное желание прославиться, стать знаменитым не только среди коллег и пациентов, но и среди широких масс народонаселения. Только зачем дурачить эти самые "широкие массы", выдавая за научный труд (или за "научную гипотезу") халтурную оккультную подделку, девальвирующую саму тему изучения истории Тибета и предания о Шамбале как части мировой культуры?

Впрочем, меня во всем этом беспокоит другое. Научные круги почему-то совершенно игнорируют Мулдашева. А он, между прочим, бравирует этим, заявляя буквально следующее:

"...Наши исследования по происхождению человечества стоят как бы особняком и не задевают лично кого-то из ученых, опровергая его данные. Ученый превращается в консерватора тогда, когда от успехов в его научной карьере у него начинает кружиться голова и он начинает считать достигнутое им в науке абсолютной истиной (а таковой, как известно, не бывает). Все попытки других ученых развить, дополнить или опровергнуть его данные он встречает в штыки, потому что ему кажется, что в этом случае его жизнь будет прожита зря, а ведь очень хочется остаться навечно гегемоном от науки. Такому консерватору невдомек, что наука - это динамичный процесс постижения нового в бесконечном информационном поле знаний, а его исследования тоже были полезны, дав толчок другим изысканиям".

По-моему, это вызов. Пора дать ответ профессору Мулдашеву и оценку его труду "по происхождению человечества". Оставаться в стороне от дискуссии более невозможно. Иначе это заведет нас очень далеко.

И разговоры о том, что "мы выше этого бреда", здесь неуместны. Теории, подобные той, которую популяризирует Эрнст Мулдашев, калечат людей, искажая их восприятие реальности, погружая их разум в сон, который, как известно, порождает чудовищ. В конце концов не постеснялся же великий Менделеев созвать комиссию для изучения спиритических явлений, чтобы разобраться с этим вопросом раз и навсегда. Неужели нынешние российские ученые считают, что они выше не только Мулдашева, но и Менделеева?..