Оккультные войны НКВД и СС

автор - Антон Иванович Первушин

Юлиус Эвола родился в Риме 15 мая 1898 года в семье итальянских аристократов, чей род восходил к германской средневековой знати - к роду баронов Хевелар. Уже в юности Эвола ощутил внутри себя глубочайшую отстраненность по отношению к окружавшей его реальности, интерес к запредельным и сверхъестественным сферам, но одновременно активное стремление трансформировать внешний мир в согласии с внутренними идеалами.

Эвола изучал труды по религиозной, эзотерической и метафизической проблематике. Особенно интересовали его восточные учения - индийский тантризм, буддизм, даосская традиция Китая, йога. Кроме того, он серьезно занимался сугубо западным эзотеризмом - алхимией, герметизмом и сопряженными с ними дисциплинами.

В конечном итоге Эвола выработал свою жизненную позицию - "кредо обособленного человека". Смысл ее сводился к следующему. От нигилизма молодости Эвола сохранил глубокую неудовлетворенность современным миром, его буржуазными, демократическими и плебейскими ценностями, но, в отличие от обычных "левых" нигилистов, Эвола на этом не остановился, а противопоставил "современному декадансу" сакральный мир древней традиции с его инициатическими и гностическими ценностями, с его иерархией. "Обособленный человек", по Эволе, - это тип особого уникального существа, внутренне принадлежащего к миру традиции, но при этом вынужденного внешне пребывать в антитрадиционном современном мире.

В 1925 году появляется первая книга Эволы "Человек как потенция", целиком посвященная разбору традиционных доктрин индийской йоги. Позже выходит труд по алхимической практике - "Герметическая Традиция".

Юлиус Эвола создал эзотерическую Группу Ур, ориентированную на "могущественную магию". В этот же период он предпринимал попытки реализовать определенные аспекты своей консервативно-революционной доктрины на практике, стремясь повлиять на итальянское фашистское движение. Однако между фашизмом и теорией Консервативной революции, отстаиваемой Эволой, существовали глубокие противоречия. Хотя среди высших чинов фашистского движения были люди, которые ему симпатизировали, - сам Муссолини не раз в положительном смысле отзывался о работах Эволы, - у него было множество врагов, и не только его журнал "Ля Торре" ("Башня") был закрыт по цензурным соображениям, но и многие его тексты публиковались в официальных фашистских журналах с большими осложнениями.

Наиболее полным воплощением политического проекта Консервативной революции Эволы в традиционалистском ключе было появление фундаментального труда "Языческий империализм".

В Италии "Языческий империализм" особого отклика не вызвал, но совсем иначе обстояло дело в Германии, где перевод этой книги получил в конце двадцатых годов огромную известность. Так как Эвола стоял за итало-германский политический альянс, а его позиция была начисто лишена шовинизма, то немецкие консервативные революционеры увидели в нем автора, наиболее близкого к ним самим. С этого времени в Германии постоянно проходят конференции Эволы, он становится членом консервативно-революционных элитарных организаций.

В 1934 году Эвола опубликовал свою главную книгу - "Восстание против современного мира". В ней он подробно излагал принципы Консервативной революции. В первой части разбирались иерархические ценности истинного мира древней традиции; во второй описывались этапы деградации традиции и формирования современного мира - через переход власти от одной касты к другой, через сменяющие друг друга стадии патриархального и матриархального строя, вплоть до возникновения "современного мира", два наиболее страшных и апокалиптических, вырожденческих лика которого Эвола видел в Советской России и в Соединенных Штатах Америки.

Эвола написал также несколько книг, посвященных расовой проблеме, в которых он исследовал точку зрения традиции по этому вопросу. В них он жестко критиковал расхожие в Италии и Германии теории биологического расизма. В качестве примера, отрицающего основные положения расовых теорий, он использовал скандинавские народы европейского Севера, которых менее всего можно назвать "духовными" арийцами, сознающими высшие ценности арийской традиции, и которые при этом в биологическом смысле могут служить образцом белой расы. В работах "Синтез расового учения", "Замечания по поводу расового воспитания" и тому подобных Эвола говорил о трех типах расы - о "расе тела", "расе души" и "расе духа", которые совсем не обязательно совпадают между собой.

Довольно откровенно критиковал Эвола и биологический антисемитизм, указывая на этническую разнородность евреев, которая отнюдь не мешает всем им принадлежать к одной и той же "расе души", обладать одними и теми же психическими реакциями. Что же касается особой исторической миссии евреев, которая широко обсуждалась в ту эпоху в самых различных кругах, то Эвола в его предисловии к итальянскому переводу "Протоколов сионских мудрецов" замечал, что сами евреи не являются источниками антитрадиционной стратегии, но представляют собой лишь жертвы темного воздействия более страшных и более глубоко скрытых антидуховных сил.

В конце Второй мировой войны Эвола, исследующий в Вене масонские архивы, попал под бомбежку и получил серьезную травму позвоночника. До конца своей жизни он остался парализованным. После войны он вернулся в Италию. В этот период он пишет книги "Фашизм, критика справа", "Человек и развалины", "Ориентации", "Оседлать тигра", Все они продолжали тему консервативной революции и ее перспектив, так как Эвола категорически отказывался считать поражение стран Оси во Второй мировой войне поражением самой идеи Консервативной революции. Он полагал, что темные антисакральные силы были проявлены не только во внешнем воздействии со стороны демократов США и коммунистов СССР, но и внутренними факторами.

Умер Эвола в 1974 году. Его прах похоронен на вершине горы Монте Роза.

* * *

Трудам Юлиуса Эволы можно посвятить отдельное исследование - как комплиментарное, так и критическое. Однако нас во всех этих томах интересуют всего несколько страниц или даже ответ на конкретный вопрос: как барон-мистик относился к теософской гипотезе о древних цивилизациях и к идее свастики как символа полюса, под которым якобы возникла и развивалась арийская раса.

Нет ничего удивительного в том, что этой теме в творчестве Эволы уделено особое внимание. Он в принципе разделял убежденность Рене Генона и других авторов в том, что некогда на арктических территориях существовала протокультура, основанная на поклонении солнцу. Как и Елена Блаватская, Эвола находит подтверждение этому в преданиях о некоей арктической прародине. Например, "Шветадвипа" или "Уттаракуру", священная земля Крайнего Севера, воспринималась индоариями как "белый остров" или "остров сияния", как дом Нараяны, "в котором горит великий огонь, изливающийся во все стороны". Греческий миф о гипербореях тоже увязывался с "солнечным" Аполлоном.

Ацтекский Туллан или Тлаллокан (который также этимологически соответствует греческому Туле) по смыслу аналогичен "дому солнца". Гимле или Гладсхейм, "дом радости", расположенный на древней прародине, в Асгарде, называется в "Эдде" вечным, золотым и сияющим, как солнце. Тем же самым слывет таинственная "лежащая к северу от северного моря" земля, которая упоминается в преданиях Дальнего Востока.

Свастику, по Эволе, нужно квалифицировать как огненный, солнечный (а значит, и северный, полярный) символ. При этом барон утверждает, что древний человек, вопреки устоявшемуся мнению, не "обожествлял" суеверно силы природы, а, напротив, использовал их для выражения высших смыслов.

Свастика хоть и связана исторически с первобытными инструментами по добыванию огня (тут Эвола не прав: самая древняя свастика, как мы помним, связана с рыбалкой), является прежде всего порождающим началом Огня и Света. В еще более высоком смысле свастика - это "таинственная печать Пра-Света и Пра-Огня, которые снизошли, чтобы воплотиться и возжечься в правящих кастах, в их "солнечной" работе над силами более низкого порядка и отстающими пока в совершенстве расами".

Не следует забывать, пишет Эвола, что свастика - не только огненный, но и полярный символ. Ведь "солнечная" функция, воплощаемая вождями в великих, укорененных в традиции культурах, имела самое прямое отношение к функции "полюса". Вождь - это персонифицированное постоянство, неподвижная точка. Вокруг него происходит организованное движение сил, окружающих его, "словно свита короля".

"Существует определенная связь, - продолжает Эвола, - между исполненной глубочайшего смысла дальневосточной поговоркой "Неизменность в середине" и словами Конфуция:

"Тот, кто правит посредством добродетели (небесный, рожденный из неизменности в середине), равен Полярной звезде. Он твердо стоит на своем месте, а все звезды движутся вокруг него".

Аристотелево понятие "неподвижного движителя" является теологической передачей того же самого понятия. То же можно сказать и о "господине мира" или "чакрварти" - "того, кто заставляет колесо крутиться", в то время как сам является неподвижной точкой, "полюсом", опорой для его упорядоченного движения. Недалеко от "полярного" символизма отстоит и то, что можно назвать "олимпийским превосходством". Это непреодолимая сила, спокойная мощь, способная узаконить себя через свое чистое присутствие, сила, вызывающая непосредственное и опасное переживание трансцендентного...

Свастика отсылает нас к тому, что, ввиду причастности к духу внутреннего превосходства, центральности, охваченности "огнем" и сверхъестественным истечением спокойной и всепобеждающей мощи, следует признать подлинно "классическим". Согласно древнейшему преданию предназначенный свыше к власти должен был иметь видение небесного колеса (опрокидывающего и покоряющего). Одновременно это колесо воплощало "рта" - порядок, духовный арийский закон (символически изображаемый божественной колесницей в пути). Вместе эти образы дают представление о подлинной самодвижущейся свастике - кружащемся, победоносном колесе, сотканном из света и огня, с неизменным, вечным постоянством в середине.

Вслед за тем, как в незапамятные времена исчезла северная Прародина, воспоминание о ней перешло из истории в метаисторию. Теперь это особая исчезающая действительность, недостижимая для внешних усилий, стяжаемая лишь через духовное делание. "Путь к гипербореям, - говорит Пиндар, - не может быть найден ни по воде, ни посуху, он открывается лишь героям, которые, как Геракл, остались верными олимпийскому принципу". "В таинственную область самого дальнего Севера нельзя проникнуть ни на корабле, ни на повозке, достичь ее можно лишь только полетом духа", - предупреждает Лао-цзы. "Она в моем духе", - говорят о Шамбале, гиперборейской родине из тибетского предания. Возможно, именно знак свастики является лучшим указателем на внутренний путь, ведущий на вершину северной традиции. Знак, способный разбудить неведомые глубинные силы Европы... Лучшего символа и нельзя было бы пожелать. Выбор именно этого знака рождает непоколебимую уверенность в возрождении одной из величайших рас - наследниц гиперборейского властелина, в несокрушимости ее воли и в неизбежности ее победы над противостоящими силами тьмы..."

Итак, черный "крючковатый крест" на повязке нациста - это не просто символ партийной принадлежности, но центр Вселенной, отметина ее властелина и повелителя, вокруг которого происходит любое движение, любой процесс или изменение. Какое все это отношение имеет к покрытому льдами континенту Антарктида? Самое прямое, но не будем забегать вперед...

* * *

В архиве "Аненербе", часть которого находится сейчас в Москве, можно найти документы, свидетельствующие о пристальном интересе сотрудников этой оккультной организации к эзотерическим трудам итальянского барона. В свою очередь, Юлиус Эвола в статьях и книгах постоянно ссылается на Германа Вирта, который был одним из основателей и первым директором института "Аненербе" (о нем я уже рассказывал в главе 6).

Германист и археолог Герман Вирт действительно оказал серьезное влияние на мировоззрение "настоящего нациста", хотя и удостоился за свои идеи суровой критики со стороны самого Гитлера.

Отправной точкой концепции Германа Вирта является идея северного (полярного) происхождения человечества. Древнейший праконтинент был некогда расположен в Арктической области, называемой условно "Арктогея" ("Северная Земля"). На территории этого континента началась история человечества. Здесь же возникла и прарелигия (Urglauben или Urreligion), включавшая в себя все возможные стороны осмысления космоса - от "Бого-воззрения" (Gott-Anschauung) до физики, географии, языка, искусства. Здесь, в землях Арктогеи, появилось в цельной и органичной форме все то, что потом стало объектом "извращения, искажения и опошления".

Основой нордической прарелигии было сочетание космологического дуализма и метафизического монотеизма. Единый и запредельный Принцип - Исток, Бог-Отец, проявляет себя через космические метаморфозы своего Сына. Эти метаморфозы осуществляются в пределах двух полюсов космоса: Тьмы и Света. При этом сам Сын Божий циклически перемещается от полюса Света, где он предстает в блеске своей славы, до полюса Тьмы, где он выступает тайно, из-за вуали черноты. Эти попеременные циклы составляют ритм космоса, повторяющийся во всех элементарных физических и сложных макрокосмических явлениях: от звуковых волн до законов перемещения небесных тел.

Арктический человек выступал как знак Сына Божьего, как его "потомок" или его замещение. В конечном счете, этот человек Полюса и есть Сын Божий, а цикл его жизни от рождения к смерти и к новому рождению есть отражение великого цикла Сына Бога во вселенной.

У Арктогеи имелся континент-антипод под названием Гондвана - протоматерик Юга, расположенный у экватора. Это страна Ночи, населенная людьми-животными - бессловесными и безмозглыми. Там царствуют законы, обратные Северу. Вместо кристальной ясности космоса-природы-языка-мысли там царит хаос-смешение-инстинкт-эмоция-произвол. Гондвана - это Южный полюс: это также тропики и экватор.

В третичном периоде два человечества Арктогеи и Гондваны существовали, не пересекаясь. В начале четверичного периода северная раса начала движение к Югу, поскольку Арктогея замерзала и становилась непригодной для дальнейшего обитания. Однако некоторая часть нордических людей осталась среди льдов.

Период царствования Атлантиды приходится на поздний палеолит. Именно в Атлантиде еще сохраняется прарелигия в ее исходном виде. Евразия в целом населена бывшими народами Гондваны, хотя уже и смешавшимися в той или иной степени с выходцами из Арктогеи.

Заключительным аккордом протоистории и началом собственно истории является затопление континента Атлантида и последующая за ним миграция атлантов в Евразию. Эти события падают на мезолит и начало неолита. Параллельно с этим из Арктики в Европу исходит та часть прарасы, которая оставалась в Арктогее дольше всего и населяла вплоть до последних 4 тысячелетий арктические и приарктические острова.

Эти протоиндоевропейцы (народы Туата) - последняя весть о нордической прарелигии, последние носители "полярной благодати". Но территории, в которые они приходят, уже населены плотными слоями гондванической расы, хотя и смешанной с первыми выходцами из Арктогеи и позднее с атлантами. Здесь начинается финальная драма Севера - угасание последних останков изначальной традиции и упадок ее носителей. Последние острова тонут в Северном море, унося с собой культовые центры Туата. Два тысячелетия известной нам истории - последняя агония цивилизации и триумф гондванических сил мрака. Здесь завершается смешение языков, и все современные языки и религиозные учения являются мертвым сплетением символов и знаков, ключ к которым безвозвратно утерян вместе с полярной землей и полярной расой.

Однако за этапом спуска к Царству Тьмы должен последовать новый подъем, возврат к полярному, расовому и религиозному Единству. Эта миссия грядущего возложена на тех, кто и в Ночи настоящего сохраняет верность Свету Мира.

* * *

Подытоживая вышеизложенное, нам нужно зафиксировать, что культ Полюса является базовым для воззрений нацистских оккультистов и конспирологов. Но подобно тому, как Шамбала в различных версиях расширенной истории существует не только на географической карте, но и в "духовном плане", Полюс как центр мироздания может иметь несколько локализаций. В таком случае праконтинентом, на котором зародилась великая нордическая раса, может быть не только погрузившаяся в воды океана Арктида, но и покрытая льдами Антарктида. А таинственная земля Туле может одновременно находиться и там, и там.

Вы скажете, подобное невозможно? Не спешите с выводами. Оккультные концепции никогда не имели ничего общего ни с логикой, ни с реальностью. Зато они хорошо передают мироощущение людей с измененным состоянием сознания.