Паралельный мир

автор - Валле Жак

8.4. Перепуганные ученые

Почему же ученые молчат? Многие астрономы должны знать то же, что знал и я, работая в Парижской обсерватории: неопознанные объекты уже не раз наблюдали и даже фотографировали. Может быть, они опасаются слишком эмоциональной реакции плохо информированной и доверчивой публики? Или боятся потерять репутацию?

Как бы там ни было, никакая причина не оправдывает умышленного уничтожения научных данных. Идея утаивать что-либо, могущее вызвать панику, также не выдерживает критики. Мичиганский инцидент доказал, что страх способен распространяться гораздо быстрее и с гораздо худшими последствиями как раз среди населения, систематически удерживаемого в неведении относительно реально происходящих событий.

Детские психологи хорошо знают, что лучше заранее подготовить ребенка к тому, что дедушка не будет жить вечно, чем позволить ему сделать это открытие самостоятельно, когда дедушка внезапно умрет. Точно так же, отрицая существование тайны, ученые серьезно рискуют лишиться доверия общества. По-моему, именно такое отношение играет важную роль в постепенной утрате наукой общественной поддержки и уважения и продолжает оставаться одним из факторов, подталкивающих людей ко всевозможным культам, все более активно вмешивающимся в нашу жизнь.

В тот период, однако, наметились и некоторые перемены. К нам стали поступать письма и телефонные звонки от специалистов, желавших принять участие в исследовании феномена. В своей захватывающей книге "Опыт изучения НЛО" д-р Хайнек описал, как росла наша небольшая группа в конце 60-х - начале 70-х годов. Если бы эта организация пожелала выйти из "подполья", то в ее рядах обнаружилась бы плеяда блестящих ученых, которые со знанием дела могли бы быстро взять в свои руки бразды правления этой новой областью исследований. Однако в сложившихся условиях для этих людей лучше было, пожалуй, продолжать свою работу в частном порядке. История работы комиссии Кондона в университете штата Колорадо убедила в этом многих из нас.

kondon

8.5. Чего не знал Кондон

На мой взгляд, фиаско Кондона было не просто заранее продуманным сценарием камуфляжа. Мне кажется, что к концу 1966 года военно-воздушное ведомство, сытое по горло уфологическими проблемами, просто захотело от них избавиться. После более чем двадцати лет изучения НЛО военные, по сути, сказали ученым: "Мы не обнаружили никаких подтверждений, что эта проблема относится к нашей сфере деятельности. Своим поведением объекты не проявляют враждебности к Соединенным Штатам. Мы даже не знаем, из чего они сделаны, но всякий раз, когда мы сообщаем ученым об очередном наблюдении, они только смеются над нашими пилотами, которые виноваты лишь в том, что доверяют своим глазам и показаниям приборов. С нас довольно. Вот данные. Настала ваша очередь разбираться с этими явлениями".

Научное сообщество, столь рьяно предлагавшее свои объяснения феномена НЛО перед теле- и кинокамерами, пока ответственность лежала на военных, весьма холодно отреагировало на это предложение, поскольку оно означало, что отныне заявления ученых приобретают новый статус и их оценка будет производиться по другой шкале. Министерство обороны обратилось в несколько университетов, включая Гарвардский и Колумбийский, но все они отказались от развертывания исследований, несмотря на выделенные под них деньги.

В Европе с напряженным интересом следили за развитием событий и с нетерпением ожидали решения американцев, так как оно могло послужить моделью для выработки позиции по ту сторону Атлантики. Европейские досье содержали сенсационный материал. Многие случаи наблюдений были очень хорошо задокументированы, а квалифицированные расследования проведены с гораздо большей скрупулезностью и профессионализмом, чем аналогичные работы, выполненные ВВС США.

Это не вызывает удивления, поскольку известно, что некоторые очевидцы занимали самые высокие государственные посты. В одной европейской стране квазипосадку зафиксировали на территории загородной виллы главы государства! Детальное описание объекта было сделано одним из представителей его официального окружения. Поэтому расследование проводилось на высочайшем уровне. Шофер этого государственного деятеля, как сказано в отчете, проезжая по территории владения, увидел нечто, воспринятое им поначалу как самолет, пытавшийся приземлиться на дороге прямо перед ним. Он немедленно остановил машину. Объект пролетел всего в нескольких метрах над автомобилем и вызвал в нем сильные вертикальные вибрации. Через несколько секунд он развернулся и снова, теперь уже с другой стороны, пролетел над машиной, произведя тот же эффект. Затем, расположившись над верхушками деревьев, там, откуда он изначально появился, объект быстро набрал высоту, накренился перпендикулярно к горизонту и улетел в западном направлении.

Свидетель заслуживает самого высокого доверия [ говорится далее в отчете ] . Мы установили, что объект - перевернутая тарелка с башенкой посередине и иллюминаторами - мог иметь тот размер, о котором говорит свидетель, а именно: двадцать метров в диаметре. Такое наблюдение - не шутка. Однако в Соединенных Штатах ни ВВС, ни научное сообщество не знали о вовлеченности в проблему Западной Европы. Пожалуй, даже большую заинтересованность в ней испытывал Советский Союз.

Слухи, распространявшиеся в Европе летом 1966 года по "неофициальным каналам", трудно было проверить, но они имели определенный интерес в свете последующих событий в истории комиссий Кондона. По этим слухам выходило, что ВВС окончательно утратили надежду справиться с проблемой НЛО и только ищут предлог ее закрыть. Требовалось лишь найти университет, готовый написать отрицательное заключение после поверхностного знакомства с фактами.

Это, я повторяю, только слух. Но в Париже к нему отнеслись достаточно серьезно, и это помешало созданию исследовательской комиссии, аналогичной американской. Русские также предприняли ряд шагов к организации такой комиссии, но, прежде чем ее создать и оказать ей официальную поддержку, благоразумно ожидали результатов усилий Соединенных Штатов. Наконец в Боулдере, штат Колорадо, была сформирована группа под руководством известного физика Кондона, вскоре собиравшегося уходить на пенсию. Группа получила весьма значительные средства для размышления на уфологические темы и подготовки к 1969 году отчета. Разумеется, он должен был быть негативным.

8.6. Уничтожение данных

В ноябре 1966 года комиссия Кондона приступила к формированию банка свидетельских показаний очевидцев, собранных теми, кто занимался изучением проблемы НЛО, и мы с д-ром Хайнеком оказались первыми учеными, приглашенными в Боулдер поделиться своими результатами.

Очень скоро мы поняли, что ключевой фигурой в этой команде, предопределявшей ее решения, был администратор Боб Лоу, не имевший никакой ученой степени и, по-моему, не проявлявший никакого интереса к самой проблеме. И все же в зале царило состояние эйфории, словно присутствовавшие собирались отправиться в увлекательное путешествие. Пресса же теперь проявляла мало страсти: скандал вокруг болотного газа в Мичигане уже подзабылся. Дело попало в руки ученых и поэтому превратилось в такую же рутину, как и все, что перемалывают академические жернова. Если даже покорение Луны современная техника окружила ореолом невыносимой скуки, то и интерес к тайне НЛО рассеется, едва она попадет в руки Большой Науки! (Первые астронавты, которые скончаются на орбите, умрут, скорее всего, именно от тоски: каждый день нажимать одни и те же кнопки, вычитывать цифры и шутить с Хьюстоном по поводу исхода футбольных матчей).

В феврале 1967 года члены комиссии начали осторожно прощупывать почву среди своих коллег-ученых, пытаясь выяснить, как те отреагируют, если в заключительном отчете комиссии будет рекомендовано ВВС закрыть проект "Синяя книга". Спустя несколько месяцев, как и следовало ожидать, работа комиссии зашла в тупик. Исследования на месте происшествий не проводились. Свидетелям разослали вопросники, но их ответы вводил в компьютер всего один ассистент, а чтобы представить себе объем поступавшей информации, достаточно сказать, что один только я передал в комиссию три тысячи перфокарт.

Кризис разразился, когда взбунтовалась часть группы. После ряда инцидентов, подробно описанных д-ром Дейвом Сондерсом в книге "НЛО? Да!", комиссия раскололась надвое. Фракция меньшинства обнародовала заранее написанную для служебного пользования докладную записку, из которой следовало, что у комиссии Кондона никогда не было намерения браться за проблему НЛО всерьез. Кондон, разъяренный публикацией этого документа, вывел всех членов фракции из состава комиссии и дальнейшее исследование проводил, вообще не принимая во внимание какуюлибо возможность реального существования феномена.

В итоге все материалы, наработанные комиссией, были уничтожены. Кто-то мог бы подумать, что они принадлежали научному сообществу или что они должны были быть обнародованы, так как за проведенное "исследование" платили американские налогоплательщики. Но это не так. Во время работы группы над заключительным отчетом весь архив упрятали под замок в университете штата Колорадо в Боулдере. Позднее его перевезли в частный дом и вскоре сожгли.