Паралельный мир

автор - Валле Жак

2. Крылатые диски и хрустящие лепешки

Теперь мы знаем, как много общего между современными рассказами, о контактах с НЛО и старинными преданиями, повествующими о неведомых призрачных существах. Но насколько тесно связаны эти истории? Можем ли мы быть уверены в том, что речь идет о настоящей преемственности и выходе на поверхность того же самого "подземного течениям?

В этой главе мы еще глубже проникнем в эти истории и найдем строгие параллели между чисто физическими описаниями наблюдений, выполненными в древние времена, и рассказами о современных, так называемых "близких контактах". Физические проявления весьма различны: форма летающих объектов, их изображение в виде крылатых дисков, связанные с ними существа, световые лучи, которыми они могут манипулировать, вызываемое ими изменение восприятия времени и необычные характеристики взаимодействия между свидетелями-людьми и неведомыми существами.

Часто характерной особенностью диалога является его абсурдность, служащая для передачи не какого-то единичного факта, но высшей, символической истины. Эта абсурдность распространяется и на предметы, которыми люди обмениваются с пришельцами, и даже на материальные следы, оставляемые ими: круги примятой травы, обожженная земля, площадки, подвергшиеся действию сильного давления. Пока мы не найдем четкого объяснения этим деталям и не осознаем, что они обнаруживаются уже в античных и средневековых источниках, у нас не будет шансов понять феномен НЛО в целом.

2.1. Всеобщее явление

Если реальность, стоящая за феноменом НЛО, имеет и физическую и психическую природу и если она обращается с пространством и временем таким путем, который не укладывается в наши научные представления, может ли это служить единственным основанием для утверждения, будто происходящее ограничено только нашей культурой и нашим поколением? Мы уже отмечали, что ни одна страна не имеет особых привилегий в отношении проявления феномена. Будем рассуждать дальше: если феномен НЛО не связан ни с социальными условиями, характерными для нашей эпохи, ни с определенными техническими достижениями, то он мог существовать в той или иной форме с тех пор, как человечество возникло на этой планете.

Современные исторические концепции не могут удовлетворительно объяснить некоторые события античной эпохи. Начиная со II века до н.э. и вплоть до падения Римской империи интеллектуальная элита средиземноморского мира, воспитанная в духе научного рационализма, сталкивалась и зачастую не могла противостоять иррациональному началу, схожему с современными проявлениями необъяснимого феномена, началу, взращенному полным неприятием наукой того времени. Проявление этого начала всякий раз совпадало с крушением древних цивилизаций.

Комментируя эту параллель, французский ученый и писатель Эме Мишель предложил следующий мысленный эксперимент. Представим себе какого-нибудь знаменитого александрийского мыслителя, например Птолемея, астронома II века н.э., исповедующего рациональный метод Архимеда, Евклида и Аристотеля, и вообразим его читающим Апокалипсис и разные тексты, повествующие об Армагеддоне. Какова была бы его реакция? Он бы только пожал плечами, говорит Эме Мишель. "Ему никогда не пришло бы в голову поверить в это нагромождение несуразицы. На закате античности такая сцена должна была бы повторяться. тысячи раз. И мы знаем, что всякий раз она сопровождалась бы тем же неприятием, таким же пожиманием плечами, поскольку мы не имеем никаких письменных свидетельств какого-либо критического осмысления учений, идей и притязаний контркультуры, выразившей свои мысли через Апокалипсис. Она была слишком абсурдно чтобы удержать внимание читателя Платона. Но прошло немного времени - совсем немного времени, - и контркультура восторжествовала, а Платон был забыт на тысячу лет. Может ли все это повториться вновь?"

Только тщательное изучение древних текстов может спасти нас от последствий подобной "культурной близорукости". Среди других интересных предметов некоторые дошедшие до нас следы материальной культуры Финикии дают повод думать, что вера в "контакт" существовала уже в античности.