Оглянись - пришельцы рядом!

автор - Михаил Сергеевич Ахманов

Глава 6. Ричард Блейд летит на Луну

"Кононов, сгорая от любопытства, потребовал объяснений. Расщепление разума, заметил пришелец, стандартный метод рекогносцировки обитаемых миров. Галактика огромна, и изучать ее приходится экономичным способом, без многолюдных экспедиций и даже без тел, чьи потребности слишком велики и слишком дороги для галактических полетов. Гораздо лучше отправлять сознание - в микротранспундере, миниатюрном устройстве, в котором бестелесный разведчик перемещается от звезды к звезде, разыскивая населенные планеты. Обнаружив подходящий мир, он посылает ментальным импульсом частицы своей сущности; они внедряются в избранных аборигенов, склоняя их к контакту и сотрудничеству. Это взаимовыгодный симбиоз, объяснил пришелец, некий договор, полезный обеим сторонам: партнеру-аборигену сопутствуют здоровье и удача, разведчик же избавлен от приспособления к чуждой и непривычной среде и собирает информацию в полной безопасности".

Михаил Ахманов "Кононов Варвар"

* * *

"Инопланетянка повернулась к Язону.
- Это - для спать, - шестипалая ладонь легла на полку. - Это для говорить, - ее рука поднялась к мерцавшим вверху огням, - а это - для есть. Пища для хадрати!
Она сунула палец в отверстие прибора, висевшего над полкой, и в выемку тут же упал маленький голубоватый диск. Затем раскрылась ротовая щель, и таблетка, подброшенная вверх, исчезла в ней как пуля, поразившая мишень.
"Ну и пасть!" - подумал Язон. А вслух промолвил:
- Это все, моя прекрасная леди?
С потолка донесся резкий визг, потом - нечто протяжное и плавное. Ответ был кратким. Компьютер перевел:
- Все!
- Так дело не пойдет. Мне нужны удобства. - Новый каскад взвизгов, шипения, скрежета и протяжных трелей.
- Какие удобства?
- Большой сосуд, в котором циркулирует вода, соединенный с корабельной системой очистки.
- Зачем?
- Для удаления отходов жизнедеятельности.
- Что это такое? Продемонстрировать!
- Боюсь, что демонстрация вам не понравится, - сказал Язон, переминаясь с ноги на ногу. - Поверьте, такой сосуд мне жизненно необходим, и поскорей! Не меньше, чем сон и пища".
Гарри Гаррисон, Михаил Ахманов "Мир Смерти. Недруги по разуму"

* * *

В этой главе мы снова встретимся с Ричардом Блейдом, героем и суперменом. Напомню вам, читатель, что отрывки из художественных произведений даются для иллюстрации тех или иных моментов моего изложения. Сейчас речь пойдет о космических полетах, так как этими деяниями человечество гордится более всего; иногда приходится слышать, как двадцатый век называют космическим веком, что, на мой взгляд, абсолютно неверно.

Если судить по высочайшим достижениям минувшего столетия, то оно являлось веком электричества и компьютерной техники, причем в последней области за несколько десятилетий был достигнут поразительный прогресс. В двадцать три года, будучи аспирантом Физического факультета Ленинградского университета, я делал расчеты для своей диссертации на ламповой машине М-20 и полупроводниковой БЭСМ-3. Каждая занимала помещение 70-80 квадратных метров, имела оперативную память чуть более двадцати килобайт, громоздкие магнитные барабаны, магнитные ленты и устройства ввода-вывода с перфокарт. Сейчас мне шестьдесят лет, и на моем столе - древний компьютер ИБМ, можно сказать, реликвия, которой я пользуюсь вместо пишущей машинки с 1992 года. Но память и быстродействие этого монстра на два порядка больше, чем у М-20 и БЭСМ-3.

Однако люди упорно восхищаются не тем, чем стоило бы. Согласен, ракеты, взмывающие в небеса в пламени и громе, гораздо более красочное зрелище, чем скромный компьютер или электрический утюг. К тому же факт наличия ракет, шаттлов и обитаемых орбитальных станций позволяет нам с гордостью заявлять, что мы вступили в космическую эру. Это возвышает нас в собственных глазах и порождает удивление: отчего же пришельцы не вступают с нами в контакт? Ведь мы, земляне, тоже присутствуем в космосе, мы - космическая раса!

Да ничего подобного! Космическая раса - это цивилизация II типа, а мы пока что жалкие чечако. Одно дело преодолеть межзвездные расстояния, перебросить в Солнечную систему тысячи летательных аппаратов и соответствующий экипаж, и совсем другое - ковыряться вблизи Земли, где-то за границей ее атмосферы, слетать разок на Луну и запустить к другим планетам крохотные автоматические зонды. Что касается космоса, то земной прогресс и технология пришельцев просто несопоставимы, так что не надо уповать на их благожелательную оценку наших "достижений". Некогда, задолго до возведения пирамид, люди одомашнили ослов. И как мы сейчас воспринимаем человека на осле? Со снисходительной улыбкой... Осел! Даже не лошадь!

Чтобы продемонстрировать ничтожность наших успехов в космосе и развеять миф о наступлении "космической эры", я предлагаю вашему вниманию историю, в которой Ричард Блейд летит на Луну. Он уже не юный офицер, а высокий чин британской разведки, человек зрелых лет, и можно думать, что полет совершается где-то в конце семидесятых. Разумеется, это тайное путешествие, не отраженное в официальных сводках НАСА, и его цель - отыскать на Луне базу пришельцев.

Описывая крохотный земной кораблик, я пользовался личными впечатлениями. Когда-то, еще в советские времена, я посетил на ВДНХ павильон "Космос", где выставлен спускаемый модуль ракеты, в которой летал Гагарин или кто-то еще из наших первых космонавтов. Эта капсула меня поразила - настолько она была тесной и маленькой. Разглядывая ее, я впервые осознал примитивность нашей космической технологии и понял: тут нечем восхищаться, кроме мужества людей, что поднимались в небо в этих аппаратах.
А теперь в одном из них, немного более совершенном, Ричард Блейд летит на Луну.

6.1. Отрывок из повести "шестая попытка"

Снадобье, которое вкололи Блейду, вначале погрузило его в полное беспамятство. Он ничего не ощущал, когда крепкие парни из "группы захвата" вытащили ящик с его телом из коттеджа, бережно погрузили в фургон и доставили на вертолетную площадку. Когда машина поднялась в воздух, он по-прежнему крепко спал и не видел никаких снов; плавное покачивание вертолета и мерное гудение моторов баюкали его. Ничего не изменилось и за время перегрузки. Руки техников из команды обслуживания приняли контейнер; затем, под неусыпным наблюдением Стоуна и его людей, пластмассовый ящик с драгоценным содержимым был поднят к люку и передан в жилую капсулу, где его расположили у задней стены, поверх точно такой же емкости, в которой хранились продукты и кое-какое оборудование.

Люк задраили, начался контрольный отсчет; Ричард Блейд спал. Внезапно веки его чуть дрогнули, дыхание участилось, с губ слетел странный звук - то ли стон, то ли невнятное проклятье. Начинался кошмар.

Блейду мнилось, что он лежит под плитой огромного пресса, которая давит на него все сильней и сильней. Он напряг мышцы, пытаясь в непроизвольном усилии удержать нависшую над ним чудовищную тяжесть, но тщетно; плита опускалась, плющила плоть и кости, превращая тело в кровавый блин. Потом ее сменил асфальтовый каток, который раз за разом утюжил Блейда с головы до ног, довершая работу пресса. Это было ужасно! Впрочем, все эти неприятные ощущения не превышали мук, которыми одаривал странника лейтоновский компьютер.

Наконец каток и пресс исчезли, лицо спящего разгладилось, он задышал мерно, спокойно; слабая улыбка тронула губы. Нет, ему и сейчас не снились счастливые сны, но переход от недавнего кошмара к полному беспамятству казался блаженством. Так прошло еще несколько часов.

* * *

Ричард Блейд очнулся. Над ним склонялось чье-то лицо - не Дэвида Стоуна; этот человек выглядел гораздо моложе и совсем не так величественно, как руководитель "Группы Альфа". Парень скалился во весь рот; белки глаз и великолепные зубы сверкали на фоне шоколадной кожи, щегольские усики щетинились над пухлой верхней губой, не менее щеголеватые бачки обрамляли веселую физиономию. Его прическу Блейд не мог разглядеть: голову и верхнюю часть шеи охватывал плотный мягкий шлем, застегнутый под подбородком.

- Первый раз вижу, чтобы командира доставляли на борт в ящике из-под сосисочного фарша, - по-прежнему скалясь, сообщил щеголь.

Блейд постепенно приходил в себя. Внезапно марево полусна-полуяви исчезло, мозг заработал на полную мощь, словно набравший обороты мотор; он вспомнил, где находится и что обязан делать. Осторожно, не меняя позы, он чуть оттолкнулся кончиками пальцев от подстилки и неожиданно воспарил вверх, ощущая во всем теле необычайную легкость. Далеко он, однако, не улетел; потолок находился над ним на расстоянии протянутой руки.

- Нос, командир! Береги нос! - с притворным ужасом вскричал темнокожий щеголь, хватая его за щиколотку и подтягивая вниз. Блейд плавно приземлился на край своего ящика, окинул шутника суровым взглядом и приказал:

- Ну-ка ты, остряк! Доложись по всей форме!

- Мама миа! Начальник-то развоевался!

Парень с усиками подтянул колени к подбородку и обнял их руками, приняв позу младенца в материнской утробе - вероятно, по его мнению, она была самой далекой от строевой стойки. Блейд приподнял брови. Веселые дела! Полет только начался, а ему уже предстоит потерять одного из пилотов... Пока он соображал, что же делать с нахальным негром - то ли придушить на месте, то ли выбросить в открытый космос - к нему повернулся летчик, занимавший сейчас левое кресло у пульта управления. Этот выглядел постарше и походил на викинга: серые спокойные глаза, соломенные волосы, твердые тонковатые губы.

- Гарри, перестань паясничать, - произнес викинг. - Простите его, сэр, - это было уже адресовано Блейду, - у парня приступ взлетной эйфории. Через час-другой его вполне можно будет переносить.

"Если он переживет этот час", - отметил про себя Блейд, а вслух сказал:

- Прошу экипаж представиться.

- Полковник Керк Дуглас, первый пилот, сэр, - четко доложил светловолосый.

- Подполковник Гаррисон Нибел, второй пилот, сэр, - отрапортовал негр. Внешне будто по всей форме, но он произнес эту фразу с таким ужасающим гарлемским акцентом, что Блейд уловил лишь имя.

- Ричард Блейд, командир данной экспедиции и экипажа, - представился он сам. - Дуглас, вы, насколько мне известно, доктор физики?

- Так точно, сэр. Калифорнийский университет, сэр.

- Хорошо. А вы, Нибел?

- Тоже доктор, масса. Электроника и связь, масса. Моя кончать Массачусетсский Технологический.

- Трудно поверить... Ну, ладно, официальная часть закончена. - Блейд оттолкнулся от контейнера, перелетел к стоявшему справа креслу второго пилота и протянул руку Керку Дугласу: - Дик.

- Керк, - светловолосый стиснул его пальцы и улыбнулся.

- Так. Теперь познакомимся с тобой. - Блейд обменялся рукопожатием с Нибелом. - Дик.

- Гарри, хозяин. Спасибо за честь, хозяин. Бедный негр будет помнить это до самой...О-о! Что ты делаешь! О-о!

Не выпуская руки второго пилота, Блейд сжимал ее все сильнее и сильнее. Белые в подобных случаях зеленеют; Нибел посерел. На лбу его выступил пот, губы задрожали, красивое точеное лицо исказила гримаса боли.

- Э-э... Дик... сэр... пожалуй, хватит...

- Ты все понял, Гарри?

- Да, сэр.

- Когда я обращаюсь по имени, как ты должен ответить?

- Да, Дик.

- Отлично! Ты понятливый парень. Теперь я вижу, что тебе не зря вручили докторский диплом.

Блейд разжал пальцы. Нибел, криво ухмыляясь, начал растирать кисть.

- Как говорила крошка Лин, моя вторая жена, когда мужчина не может взять умом, он берет силой... Но если бы ты сломал мне руку, Дик, кто доставил бы тебя на Луну и обратно?

- Первый пилот, я полагаю.

- Керк управляет кораблем в космосе, а я - мастер мягкой посадки.

- Хорошо, мастер. Я вспомню об этом, когда соберусь свернуть тебе шею... если ты снова начнешь корчить бедного дядюшку Тома.

Дуглас с наслаждением наблюдал за ними, паря над своим креслом и придерживаясь за спинку; его тонкие губы растянулись в улыбке.

- Хочешь, я открою тебе один секрет, командир? - Он заговорщицки подмигнул Блейду. - Наш Гарри - сын преуспевающего черного бизнесмена не то из Ларчмонта, не то из Мамаронека, и был в Гарлеме раз пять за всю свою жизнь. Наверное, высматривал там хорошеньких шоколадных девочек, когда ему надоедали белые подружки.

Блейд кивнул, припомнив, что в Ларчмонте и Мамаронеке, северных пригородах Большого Нью-Йорка, могли селиться лишь люди весьма состоятельные. Видно, папаша Нибел был настоящим золотым мешком.

- Так, парни, - сказал он, - прошу вас запомнить следующее: на этом корабле командую я. Ваше дело нажимать кнопки, крутить рукояти и постараться не угробить нас всех при посадке. Остальное - мое дело. Ясно?

Согласное молчание было ему ответом. Поддержав таким образом свой авторитет, странник оглядел кабину. Она была невелика, три на два метра, и напоминала внутренность удлиненной консервной банки. В передней части располагалась панель управления с гигантским количеством циферблатов, рукоятей, маховиков и клавиш; приборы также громоздились на стенах над пультом, плавно переходящих в потолок. Вся эта машинерия и два пилотских кресла занимали ровно половину отсека; в оставшейся части тоже были какие-то приспособления и устройства, с экранами и без оных, но здесь, по крайней мере, можно было вытянуться в полный рост. В кабине имелись два небольших иллюминатора, казавшихся сейчас парой круглых картин в металлических рамах: по их абсолютно черному фону были разбросаны яркие точечки звезд. У задней переборки лежали два контейнера; верхний, из которого выбрался Блейд, зиял пустотой.

Он принюхался, постепенно начиная соображать, почему Стоун назвал "Аполлон" ракетой для мужчин. Безусловно, Ее Величество королева не сумела бы выдержать перелет в этом курятнике, даже ради знакомства с великой межзвездной цивилизацией! Тут царили мужские запахи - пота, металла, пластика. Едва заметно пованивало мочой.

Сообразив это, Блейд почувствовал некий позыв. В конце концов, он проспал сутки, и теперь ему требовалось выполнить все, что положено: умыться, поесть, привести себя в порядок и так далее. Откровенно говоря, "так далее" беспокоило его больше всего.

- Подполковник Нибел, - командирским голосом распорядился он, - пока первый пилот занят, ознакомьте меня с правилами поведения в отсеке. Учтите, я не астронавт.

- Есть, сэр! Слушаюсь, сэр! - Лицо Гарри приняло самое серьезное выражение. - Самое главное, сэр, не делайте резких движений, чтобы не повредить оборудование. Второе: во время маневров занимайте место в своем контейнере и пристегивайтесь понадежнее, там есть ремни. - Он продемонстрировал их. - Третье: в случае попадания метеорита...

- Меня не интересует попадание метеорита, - прервал его Блейд. - И я обещаю, подполковник Нибел, задушить вас медленно, неторопливо, не делая резких движений.

- Понял, сэр! Прошу простить, сэр!