Оглянись - пришельцы рядом!

автор - Михаил Сергеевич Ахманов

Нибел ловко порхнул к стене, покопался там, разворачивая какое-то приспособление, напоминавшее казенную часть стодвадцатимиллиметровой гаубицы, и бодро доложил:

- Вакуумный унитаз, сэр! Приведен в боевую готовность! Прошу вас!

Пока Блейд, спустив комбинезон, седлал непривычное устройство и приноравливался к нему, Гарри трещал без умолку:
- Вы, безусловно, правы, сэр, я не с того начал. Ведь клозет, по сути дела, самая важная вещь на корабле, центр местной вселенной, можно сказать.Что такое, в конце концов, наша ракета? Как говорила моя пятая жена, унитаз с мотором, и все! А уж малышка Джейн понимала толк в таких вещах! Она была физиологом и...

- Была? - Блейд осторожно слез с насеста и подтянул комбинезон; унитаз за его спиной глухо рявкнул - вероятно, реализуя свои вакуумные функции. - Что же с ней случилось, с нашей малышкой Джейн?

- Ничего. Она по-прежнему служит в НАСА, Прошедшее время, сэр, в данном случае означает, что крошка выпорхнула из моей постели. Боюсь, навсегда... - Гарри грустно потупился.

Оправившись, Блейд пришел в хорошее расположение духа. Второй пилот помог ему умыться - соответствующее устройство оказалось еще сложнее вакуумного унитаза. Затем они поели, потягивая из туб саморазогревающийся фуд-квик, и он велел Дугласу доложить обстановку. Согласно рапорту первого пилота, старт и отстрел двух ступеней были произведены без сучка, без задоринки, все бортовые системы функционировали нормально, корабль прошел около восьмидесяти тысяч миль и до выхода на луноцентрическую орбиту оставалось шестьдесят три часа. Дуглас также радировал в центр управления полетом, державшим их суденышко в радарном луче, что "двухсотфунтовый телескоп никаких повреждений при взлете не получил". Эта кодовая фраза предназначалась для генерала Стоуна.

Ознакомившись с обстановкой, Блейд провел беседу с экипажем. Выяснилось, что дежурство у пульта было чистой проформой - до маневра выхода на лунную орбиту их корабль вели земные станции слежения, и делать пилотам было абсолютно нечего. Этот полет не преследовал никаких военных или научных целей; у Дугласа и Нибела имелась лишь одна задача: доставить своего командира в некую точку на поверхности Луны в сотне миль к западу от Океана Бурь.

Оба пилота оказались ветеранами. Дуглас поднимался в космос в седьмой раз, для весельчака Гарри Нибела эта экспедиция была шестой. Он многословно жаловался, что каждый полет разбивает его семейную жизнь: по возвращении очередная жена давала ему отставку, опасаясь то ли последствий космического облучения, то ли чрезмерной славы своего супруга, то ли его любвеобильности. Нибел страдал, ожидая, что так же поступит и крошка Карин, его нынешняя жена, шестая по счету, и все порывался поведать командиру историю своих несчастий.
Блейд велел ему заткнуться, лег в свой контейнер и заснул.

* * *

Его трясли за плечо.

- Командир! Проснись!

Блейд открыл глаза; в двух футах от него плавало лицо Дугласа, и было оно весьма мрачным.

- Обстановка?

- Полетное время - двадцать два часа пятнадцать минут; расстояние - девяносто шесть тысяч триста пятьдесят одна миля, - доложил первый пилот. Немного помолчав, он добавил: - За бортом наблюдается любопытное зрелище.

Оттолкнувшись от своего ящика, Блейд подплыл к левому иллюминатору. Где-то сзади маячил огромный диск Земли, голубой и зеленый, в разводах белых облаков; выше угадывалось яростно пылающее Солнце, отсеченное верхней закраиной окна. Но не эти великолепные светила и не звезды, неподвижные и яркие, приковали внимание Блейда: он заметил несколько разноцветных точек, перемещавшихся параллельно их курсу. Вернее говоря, примерно в том же направлении - эти огоньки словно танцевали в пространстве, то приближаясь к крохотному земному кораблику, то удаляясь в сторону Земли, Солнца, Луны или просто в пустоту.

- Можешь взглянуть с правого борта, командир, - подал голос первый пилот.

- Там солнце не слепит глаза, лучше видно.

Блейд оторвался от иллюминатора.

- Спасибо, не стоит. Я увидел все, что хотел. - Он обвел взглядом свой экипаж: Дугласа, парившего над контейнером, и Нибела, который устроился в своем кресле.

- Ну, что вы приуныли? Следят? Черт с ними, пусть следят!

- Ты, кажется, не удивлен? - спросил Гарри. Его физиономия, обычно сохранявшая лукаво-насмешливое выражение, сейчас была серьезной и даже угрюмой.

- Не удивлен. Ну и что?

- При виде такого эскорта, - глаза Гарри стрельнули к иллюминатору, - любой нормальный человек наложит в штаны.

- Значит, я ненормальный. - Блейд ухмыльнулся. - Скажи-ка мне лучше, может, у нас коллективная галлюцинация?

- А на локаторе у меня тоже галлюцинация? - зло ощерился Нибел. - А в прошлых полетах тоже была галлюцинация? А у русских парней тоже мания преследования?

- Они всегда появляются, рано или поздно, - пояснил Дуглас. - Сопровождают и наши объекты, и аппараты красных.

- Любопытно... - Блейд покосился на локатор, где танцевала стайка зеленоватых бабочек. - Значит, это общеизвестный факт?

- Как сказать... И мы, и русские космонавты всегда докладываем о таких встречах, но руководство... оно... как бы это выразиться...

- Не верит? - подсказал Блейд.

- Не то чтобы не верит... Еще не сформировало мнения по этому поводу - скорее, так.

- Мы летаем в ближний космос уже двадцать лет. Вполне достаточный срок для любого бюрократа.

Дуглас едва заметно улыбнулся.

- Проблема эта слишком сложна и запутанна, - он кивнул на локатор, - бюрократы же, что наши, что советские, большие тугодумы. Если проблема слишком сложна, то лучше всего сделать вид, что ее вообще не существует.

- Я понимаю, - Блейд кивнул. - Но почему у вас такой похоронный вид, парни? Может быть, они сопровождают наши корабли, чтобы оказать помощь в случае чего? Вроде нянек, которые следят за первыми шагами младенца?

- За те двадцать лет, о которых вы упомянули, сэр, - произнес Дуглас официальным тоном, - в космосе случались аварии, и довольно серьезные. Но я что-то не припомню, чтобы нам оказывали помощь.

Этим словечком, "нам", он словно связал русских и американцев, объединив их в единое, великое и интернациональное братство звездоплавателей Земли. На миг Блейда уколола зависть - еще ни разу корабль под флагом его родины не поднимался в космос.

Они помолчали, потом Нибел сказал:

- Что до меня, то я чувствую некоторый дискомфорт при виде таких "нянюшек". Так и кажется, что в спину глядят шестидюймовые лазеры... и что они вот-вот просверлят в моей черной шкуре дырку с футбольный мяч.

Невесело усмехнувшись, Блейд окинул взглядом крохотную кабину. Он понимал чувства своих пилотов. Это замкнутое пространство, пульт, усеянный приборами, слишком ненадежными, слишком сложными и в то же время примитивными... Излишняя сложность была в данном случае свидетельством несовершенства. Как и сам их кораблик, немногим отличавшийся от жюльверновского снаряда, выпущенного из пушки в Луну...

А за бортом изящно и легко танцевали чужие аппараты, то устремляясь вперед, то огибая в стремительном полете убогую консервную банку, в которой томились трое землян. Истинные властелины космоса, галактические странники, с холодным спокойствием разглядывали эту древнюю посудину, интересуясь, вероятно, лишь одним: не несет ли она какой-то смертоносной начинки, которую надо вовремя распознать и обезвредить. Блейд, знавший больше других, был уверен: вряд ли чужаков интересует что-либо иное.

Экипаж его, однако, пребывал в мрачном настроении, и обстановку стоило разрядить. Он повернулся к Дугласу:

- Первый пилот, есть ли на борту карты?

- Карты, сэр? Лунной поверхности? Сейчас я... - Дуглас дернулся к пульту.

- Отставить, полковник, - приказал Блейд. - Я имел в виду другие карты.

- А... По этому делу у нас Гарри большой специалист.

- Так, хорошо. Второй пилот, что можете доложить по сути вопроса?

- Пожалуйста, сэр. - Нибел уже протягивал ему засаленную колоду.

- Надеюсь, не крапленые? - поинтересовался Блейд.

- Сэр!

- Чего еще ожидать от человека, совратившего шестерых женщин? - буркнул странник. - Ну, Нибел, взгляни-ка, сколько птичек нас сопровождает?

- Двенадцать, сэр, судя по показаниям локатора.

- Превосходно! Значит, по четыре на нос. Оценим каждое из этих корыт, скажем, в миллион долларов... - Блейд поднял глаза к потолку, пошевелил губами, будто производя сложные вычисления. - Итак, джентльмены, у каждого из нас имеется исходный капитал в четыре миллиона. Садимся играть!

- Отличная идея, сэр, - Нибел потер ладони. - Бридж, экарте, баккара?

- Увольте, подполковник. Покер, только покер!

- Покер так покер. Керк, ты согласен? Дуглас молча кивнул.

Игра в невесомости была сопряжена с некоторыми трудностями, которые астронавты преодолели, использовав планшет с зажимами для чашек, бумаги и других мелких предметов. После первого круга Блейд отыграл у Дугласа половину инопланетного корабля, а у Нибела - целую "тарелочку"; правда, в распоряжении второго пилота оставался еще экипаж из четырех зеленых человечков, оцененных по двадцать пять тысяч за голову. Странник заметил, что его подчиненные реже поглядывают на экран локатора, а больше смотрят в карты да почесывают в затылках. Это показалось ему хорошим признаком.

- Сдавай, - велел он Гарри.

- Есть, кэп. - Нибел ловко перетасовал карты и начал сдавать. В каждом его движении ощущалась большая практика; свою сдачу он держал в зубах, а партнерам всовывал карты прямо в руку. Закончив, он закрепил карты в зажимах и поинтересовался: - Желаете прикупить, джентльмены?

- Мне две. - Блейд протянул руку.

- Одну. - Керк тоже сменил карту.

- Я не нуждаюсь, - сообщил Гарри. - Первая ставка?

- Двигатель. - Керк подмигнул Блейду.

- Ого! Это же у нас... - второй пилот справился с таблицей, где были расписаны цены на инопланетное оборудование, - это же сразу сто кусков! Крутой старт, Керк!

- Пасуешь?

- Нет, отвечаю.

Блейд тоже ответил, но с явной неохотой; у него на руках было королевское каре, и вся проблема заключалась в том, чтобы затянуть партнеров поглубже в омут торговли, а потом облапошить. Покер - психологическая игра!

Прошли по первому кругу.

- Добавляю обшивку, - сказал Керк.

- Отвечаю. - Нибел сделал пометку на листке, где фиксировался размер банка, затем поднял глаза на Блейда: - Извини, командир, могу я кое-что спросить?

- Спрашивай.

- Ты вроде бы не удивился, поглядев на наш эскорт?

- Нет. - Странник посмотрел в свои карты, мрачно покачал головой и тяжело вздохнул. - Отметь, что я тоже отвечаю, Гарри... Дьявол с вами, с фокусниками... только чтобы поддержать компанию...

- Не первый раз в пространстве? - продолжал допрос Нибел. В глазах Дугласа тоже блеснула искорка интереса.

- Первый, - ответил Блейд.

- И все же не удивился? - Нет.

- Знал заранее?

- Что-то вроде этого.

Они прошли еще два круга, и Керк предложил открыться. Блейд предъявил свое каре, наблюдая, как вытянулись физиономии у соперников: он стал богаче на корабль с четвертью.

- Хотел бы я знать, кто здесь фокусник, - разочарованно пробормотал Нибел. - Прошу прощения за дерзость, масса...

Блейд только загадочно усмехался; покер был его коньком.

Игра продолжалась. Иногда краткие фразы, которые они бросали друг другу, перемежал вопрос. Чаще спрашивал Гарри, но и первый пилот, гораздо более сдержанный, тоже стал проявлять любопытство. Вероятно, спокойствие, с которым командир отреагировал на чужаков, потрясло экипаж.

Наконец Нибел заявил:

- Возьмем, скажем, меня... я - пилот и, по совместительству, скромный специалист в области электроники и связи...Керк - доктор физики... - Он поднял глаза на Блейда. - Командир, прошу прощения... кроме полетов в космос, у тебя есть какое-нибудь хобби? Чем ты занимаешься на шарике?

- Ломаю пальцы любопытным пилотам. - Странник ухмыльнулся.

- Ну, это само собой... А еще?

- Тебя интересует моя профессиональная принадлежность, Гарри?

- Разумеется.

- Очень хочешь знать?

- Видишь ли, босс, бедному негру будет как-то спокойнее, если ты окажешься лауреатом Нобелевской премии.

Блейд задумчиво обозрел потолок кабины и признался:

- Видишь ли, Гарри, я не лауреат, я - эксперт.

- В покере?

- Нет, больше по части кокосового масла. Черные усики обиженно дрогнули.

- Смеешься над бедным негром, масса! Странник торжественно поднял вверх руку, вытянул два пальца и произнес:

- Клянусь Господом нашим, что есть на шарике город, а в нем - здание с дверью, на которой так и написано: Ричард Блейд, старший эксперт отдела качества кокосового масла.

Если он и приврал, то чуть-чуть; однако Нибел подозрительно уставился на него.

- А ты, часом, не богохульствуешь?

- Гарри, Гарри... - Дуглас укоризненно покачал головой. - Ты забываешь, что допрос можно снимать только с младшего по званию.