Оглянись - пришельцы рядом!

автор - Михаил Сергеевич Ахманов

9.3. Мнимые и реальные конфликты

Говоря о столь далеком будущем, как заявленное выше, я не отрицаю наличия в нем конфликтов. Более того, конфликты должны быть всегда, ибо они необходимы не только при сочинении романов, но, в первую очередь, являются движущей силой развития цивилизации. Однако примитивные противоречия наших дней отомрут или трансформируются в нечто более сложное и глубокое, в нечто такое, что мы не способны представить или над чем боимся задуматься. Вместо этого мы (чаще всего - писатели-фантасты) придумываем мнимые конфликты, реальность которых весьма сомнительна. Тем не менее рассмотрим их, чтобы не оставить лазеек для нелепых домыслов.

1. Обострение и доведение до абсурда конфликтов, существующих в нашу эпоху: политических, социальных, расовых, религиозных, противоречий между полами, поколениями и т.д. В рамках общества далекого будущего эта ситуация невозможна в принципе; такие конфликты годятся только для "космических опер", антиутопий и других фантастических романов.

2. Конфликт между людьми и искусственным интеллектом (компьютерами, роботами, киборгами, андроидами). Он основан на том, что искусственный интеллект будет умнее своего творца, что плоть андроида будет сильнее, красивее, долговечнее человеческого тела, и, значит, раса "искусственных людей", задуманная как слуги (рабочие, воины, рабы) человечества, превзойдет нас по всем статьям и рано или поздно пустит в расход (разумеется, в этом случае речь идет не о благолепных роботах Азимова, а о существах, наделенных полной свободой воли).

Нелепое предположение, ибо есть более реальные пути, чем создание автономных и независимых "кибер-умников", и мы на эту тропу уже вступили. Я имею в виду создание электронно-биологических интерфейсов, вживляемых имплантов и тому подобных устройств, которые позволят соединить человеческий интеллект с вспомогательным искусственным напрямую, а не с помощью клавиатуры, монитора и пакета примитивных программ.

Полагаю, что в будущем разрешится проблема переноса разума и человеческой индивидуальности на иные субстраты, чем мозговая ткань, и человек будет представлен разнообразными формами, не зависящими от его тела и конкретного обличья - то есть сотрется грань между человеком в его сегодняшнем понимании и киборгом (см. по этому поводу "Сумму технологии" Станислава Лема (ист. 28)). Если же ученые будущего сконструируют когда-нибудь интеллект ab initio (из "первых принципов") и он будет равен человеческому, то его и признают человеком со всеми вытекающими отсюда правами.

Примечание
Доводилось мне знакомиться с романами, где сначала сотворяли искусственный интеллект, а потом мучались совестью, так как получившийся человеческий разум желал перебраться из электронного застенка в человеческую плоть, что было невозможным. Конечно, это придумано для драматизации сюжета. Если данный эксперимент осуществится в реальности, то лишь при таком развитии технологии, когда искусственный разум можно будет перенести на любой подходящий субстрат, в любое тело.

3. Конфликт между людьми и мутантами, произошедшими от человеческой расы, - телепатами, телекинетиками, бессмертными существами и т.д. К этому случаю применимы соображения, высказанные в пункте 2. Собственно, с нашей точки зрения, все люди далекого будущего - мутанты, а мы для них - дикари. Разница такая же, как между нами и неандертальцами. Для этих полуразумных созданий ) мы - несомненные мутанты.

4. Конфликт между людьми и инопланетянами или между человеческими расами с различных миров. Это аналог международного конфликта нашего времени (политического, военного, религиозного, расового, биологического), перенесенный в космос. Как любой другой конфликт, он возможен лишь в том случае, если для него есть причины. Я их не вижу. Конфликты такого рода возникают из-за территориальных претензий, споров из-за сырья либо вследствие несовместимости рас и народов, вынужденных, в силу ограниченности мест обитания, проживать рядом друг с другом. Но ресурсы Галактики столь огромны, а расстояния в ней столь велики, что вряд ли имеется повод для столкновений между высокоразвитыми расами - такими, как наши нынешние инопланетные гости и наши далекие потомки. Подчеркну еще раз, что речь идет о цивилизациях II типа, владеющих техникой межзвездных перелетов. Их отношение к варварским культурам, подобным нашей сегодняшней, совсем другой вопрос. Именно эту проблему мы и пытаемся выяснить, но не будем забегать вперед; отметим лишь, что акты агрессии со стороны варваров возможны. Но, в силу технического превосходства высшей цивилизации, они не ведут к масштабным конфликтам.

Примечание
Было бы ошибкой полагать, что отсутствие межзвездных столкновений автоматически влечет за собой партнерство и тем более дружбу между различными расами. Их отношения скорее будут нейтральными. Обмен техническими достижениями вряд ли необходим, если обе цивилизации находятся на одинаковой стадии развития, что же до культурных сокровищ, то ценности одной расы могут казаться другой весьма странными, нелепыми и непонятными. Причины - биологические и психологические различия.

5. Наконец, предполагается возможным развитие первого этического конфликта - помогать или не помогать братьям по разуму в неблагополучных мирах, и если помогать, то как. Это конфликт Прогрессоров, и мы его разберем в главе 12.

Итак, я перечислил мнимые конфликты, приписываемые обществу будущего, но что можно сказать о конфликтах реальных? Тут мы вступаем на зыбкую почву догадок, предположений и гипотез, которые нельзя проверить. Возможно, сохранится любовный конфликт, а также те, которые были названы интеллектуальными: между бесконечностью Мироздания и конечностью человеческих возможностей, неполнотой познания природы и ее законов; между амбициями личности и недостатком таланта для их удовлетворения. Возможно, интеллектуальные противоречия примут новый вид, который я назвал бы конфликтом всемогущества. (Конфликт такого рода описан в моем романе "Ливиец": предположим, что существует техническая возможность воскрешения всех жителей Земли, обитавших на нашей планете в прошлом, погибших в природных катастрофах, нескончаемых войнах или умерших от болезней и старости. Этим несчастным (включая и нас с вами) можно дать новые тела, расселить их в благодатных мирах, освоенных будущим человечеством, и гарантировать долгую, почти бесконечную жизнь. Но нельзя изменить их мировоззрение и психику; эти факторы сохранятся на прежнем примитивном уровне, поэтому есть сомнения, что жизнь воскрешенных будет долгой и счастливой. Так стоит ли осуществлять этот проект?).

Представим себе, что имеется техническая возможность для осуществления какого-то проекта, совершенно невероятного с нашей точки зрения, но посильного для людей грядущего. Но последствия проекта сомнительны, или их трудно прогнозировать, или в одном отношении результат хорош, а в другом плох. Быть или не быть проекту?

Казалось бы, ответ прост: малейшее сомнение должно трактоваться в качестве запрета. Но это ложная посылка, так как всякое действие имеет негативную сторону, а если не совершать вообще ничего, то цивилизация превратится в кладбище, населенное покойниками. Приведу в качестве примера акт творения: как оценить божественный проект по созданию людей и дальнейшую директиву Господа - плодитесь и размножайтесь? С одной стороны, Творец даровал нам жизнь, и это хорошо; с другой, жизнь бывает препоганой штукой, если вспомнить о бедах и горестях, подстерегающих нас, о болезнях и неизбежной смерти. Конфликт, который таится в подобном проекте, вовсе не связан с религией; высшая цивилизация может сыграть роль божества, засеяв жизнью ряд планет или подтолкнув какой-то вид животных к разумному существованию. И кто будет отвечать за муки этих несчастных, когда у них появятся рабство, концлагеря и водородная бомба?

Перечисленные выше противоречия имеют корни в нашем времени и могут рассматриваться в качестве гипотез, чью вероятность мы не в силах оценить. С большей долей уверенности можно говорить о принципиально новом конфликте, связанном с изменением биологической природы человека. В седьмой главе мы уже касались этой проблемы, рассуждая о радикальной трансформации в "нейтринное божество", всемогущее, бессмертное, самодостаточное и независимое от внешней среды. Тогда я отметил, что мысль о подобном изменении способна вызвать у нас шок, но у грядущих поколений могут быть свои резоны по этому поводу.

С резонами мы разберемся ниже, а сейчас представим, что такая метаморфоза возможна. При осознании преимуществ нового положения и практически божественного статуса конфликт все-таки неизбежен; это одна из ситуаций, способная вызвать у человека будущего подсознательный страх, подобный тому, который мы испытываем перед небытием. Более точной аналогией будут чувства верующих людей; ведь атеиста ничто не утешает в преддверии кончины, а религиозный человек, проживший праведную жизнь, надеется на посмертное существование в райских кущах. Однако и он трепещет, ожидая Азраила, ибо инстинктивный ужас перед смертью свойствен любому живому созданию. В будущем это конфликт между желанием обрести бессмертие, всеведение и другие божественные атрибуты и страхом потерять свою человеческую сущность. Что весьма возможно, когда преобразуешься в существо высшей цивилизации III типа.

Такой конфликт приводит нас к мысли, что цели, задачи и проблемы грядущего общества существенно отличаются от наших. Мы боремся за существование, за кров и хлеб насущный, и, по большому счету, все подчиняется этой глобальной задаче - наша политика, техноло-\ гая, наука, искусство и религиозные воззрения.

Но граждане будущего мира, чьи характерные особенности мы перечислили во втором разделе данной главы, не знают бедности, старости, болезней и пользуются максимальной свободой. Тогда закономерен вопрос: чем же они занимаются в своем "счастливом завтра"?