Зловещие тайны Антарктиды. Свастика во льдах

авторы - И. А. Осовин, С. А. Почечуев

"Генеральный план-1945": эвакуация технологий III Рейха

Продолжая цитировать мемуары Альберта Шпеера, Ник Кук замечает, что Ганс Каммлер сообщил Шпееру, будто бы он планирует связаться с американцами и в обмен на гарантию свободы предложит им всё - реактивные самолёты, а также ракеты "А-4" и другие важные разработки, а также собирает всех высококвалифицированных экспертов в Верхней Баварии, чтобы передать их США. Шпеер отказался участвовать в операции.

Далее со ссылкой на воспоминания конструктора ракетной техники Вернера фон Брауна, который вместе с Вальтером Дорнбергером и другими сотрудниками прибыл 11 апреля в Обераммергау, Ник Кук пишет следующее: "Вскоре после приезда фон Браун направился в гостиницу "Ланг". Сидя в вестибюле, он услышал, как в соседней комнате разговаривают два человека. Инженер напряг слух, чтобы уловить, о чём идёт речь, и узнал голоса Каммлера и начальника его штаба, оберштурмбанфюрера СС Штарка.

Они говорили о том, что сожгут свои мундиры и ненадолго затаятся в монастыре четырнадцатого века в Эттале, в нескольких километрах отсюда. По их тону фон Браун не мог понять, говорят они серьёзно или шутят. В этот момент появились охранники и препроводили его в номер".

Кук логично замечает: после того как Каммлер 3 апреля 1945 года сообщил Шпееру о своём намерении предложить американцам "реактивные самолёты" и ракеты "А-4", он должен был понимать, что их значение обесценено, потому что о них знают слишком многие. Реактивные самолёты "Me-262", "Арадо", "Ar-234" и "Хейнкель" ("He-162") уже широко применялись люфтваффе в конце войны, а на авиазаводах III Рейха готовились к запуску в промышленное производство новые образцы авиатехники. Американцы и русские могли и без Каммлера завладеть чертежами и захватить занимавшихся ими учёных.

Московский исследователь Алексей Комогорцев, автор интернет-публикации "Чудесное оружие" Третьего Рейха", по поводу беседы Каммлера со Шпеером делает резонное наблюдение: "Последний разговор Каммлера со Шпеером можно интерпретировать как превентивную попытку дезинформации агентов американских (а возможно, и не только американских) спецслужб, которые рано или поздно вышли бы на Шпеера. Цель провокации - выиграть время, необходимое для окончательной эвакуации, а заодно сформировать ложный след (связь с американскими спецслужбами), дабы вконец запутать и без того весьма непростую ситуацию".

Скорее всего, ситуация выглядела следующим образом.

Между американцами и некоторыми лидерами III Рейха как минимум в марте - апреле 1945 года действительно произошла сделка, целью которой была передача Соединённым Штатам части (именно части!) технологических разработок Германии и научно-технических специалистов в обмен на возможность покинуть страну. Мартин Борман видится наиболее очевидным участником этого "переговорного процесса".

В качестве подтверждения этой версии можно вспомнить о визите в Германию американского инженера и физика венгерского происхождения Теодора фон Кармана (Theodore von Karman, 11.05.1881 - 07.05.1963), который с 1930 года работал в США, приняв приглашение Фонда Гуггенхайма возглавить аэронавигационную лабораторию (Guggenheim Aeronautical Laboratory) при Калифорнийском технологическом университете (GALCIT). В 1936 году на её базе была создана "Лаборатория реактивного движения" (JPL, "Jet Propulsion Laboratory"), которой позднее предстояло внести весомый вклад в космическую программу США 1950-1960-х годов.

В 1945 году фон Карман был назначен председателем научно-технической коллегии ВВС США, позже преобразованной в Главное научно-техническое управление, и возглавлял американские технические миссии в Германии по изучению достижений этой страны в области сверхзвуковой аэродинамики и управляемых ракет. По данным ряда исследователей, первый выезд в Германию в рамках научно-технической коллегии ВВС США фон Карман совершил уже в апреле 1945 года, познакомившись с Вернером фон Брауном и другими учёными из исследовательского центра Пенемюнде. Именно фон Браун и его коллеги были в числе первых инженеров III Рейха, вывезенных в США в рамках реализации программ "Облака" и "Скрепка".

Не исключено, что в этих переговорах принимала участие и советская сторона. И, по всей видимости, между руководством США и СССР были достигнуты определённые соглашения о разделе технологических разработок Германии. Именно этим можно объяснить странное поведение американцев 10 мая 1945 года в Пльзене.

По словам Вильгельма Фосса, сказанным им в интервью Тому Агостону в начале 1949 года, он намеревался передать чертежи спецгруппы Каммлера американцам, а не русским. 6 мая 1945 года войска 16-й бронетанковой дивизии 3-й армии под командованием генерала Джорджа Паттона вступили в Пльзень. 10 мая Вильгельму Фоссу удалось попасть на заводы "Шкода".

"В смятении он отыскал членов штаба Каммлера, - пишет Ник Кук, - которые сообщили, что те, кому удалось выжить, уже отыскали документы о персонале и заработной плате и погрузили их в грузовик. Они надеялись до прихода русских спрятать их в надёжном месте. Через два дня завод должен был перейти в руки Красной Армии.

Фосс нашёл главного американского офицера, сообщил ему, кто он, и рассказал, что в действительности находилось в грузовике. Американец выслушал, не выражая интереса, и, наконец, ответил Фоссу, что ему было приказано всё передать русским".

В ходе своего расследования Ник Кук встречался с польским журналистом Игорем Витковским (Igor Witkowski; род. в 1963 г.), который, ссылаясь на данные польских и российских архивов, поведал Куку много любопытных фактов. Согласно исследованиям Витковского, выходило следующее.

Уже в 1944 году в Германии была создана эвакуационная команда. С 28 июня 1944 года часть "команды", которая подчинялась гауляйтеру Нижней Силезии Карлу Ханке (Karl Hanke, 24.08.1903 - 08.06.1945), возглавлял обергруппенфюрер СС Якоб Шпорренберг (Jacob Sporrenberg, 16.09.1902 - 06.12.1952). Ханке, как и все гауляйтеры, возглавлявшие отделения НСДАП в округах III Рейха, отчитывался непосредственно перед лидером партии - Мартином Борманом. Из чего многие исследователи делают логичный вывод о том, что эвакуационная программа, несомненно, курировалась Борманом, который, как известно, в самом начале мая 1945 года таинственным образом исчез из осаждённого Берлина. Самого Карла Ханке после 4 мая также никто не видел, хотя официально считается, что он скончался в 1945 году.

Якоб Шпорренберг был более чем высокопоставленным полицейским генералом СС: он имел звание обергруппенфюрер - такое же, как и у Эрнста Кальтенбруннера, заменившего Рейнхарда Гейдриха на посту руководителя министерства безопасности III Рейха - РСХА. Ник Кук верно замечает, что назначение Шпорренберга на пост главы "специальной эвакуационной команды", располагавшейся в Нижней Силезии, показывает, насколько большое значение имел эвакуационный проект для Бормана.

По данным Игоря Витковского, которые он получил, как уже было сказано, работая в польских и российских архивах, в 1945 году состоялся допрос высокопоставленного чиновника из министерства безопасности III Рейха Рудольфа Шустера, на котором присутствовали два офицера польской разведки - глава польской военной миссии в Берлине генерал Якуб Правин и полковник Владислав Шиманский.

Именно в ходе этого допроса и стало известно о существовании "Генерального плана-1945", который реализовывала специальная эвакуационная команда. Правину и Шиманскому удалось узнать, что за "Генеральным планом-1945" стоял именно Мартин Борман. Шустёр знал не так много - он отвечал за транспортировку. Однако сведения о существовании секретных эвакуационных планов вызвали тревогу.

В 1945 году Шпорренберга арестовали английские оккупационные войска, но в октябре 1946 года выдали его польским властям, так как в последние годы существования III Рейха Шпорренберг работал именно на территории Польши. Шпорренберг сообщил польскому суду, что он отвечал за эвакуацию из Нижней Силезии высоких технологий III Рейха, технической документации и персонала, а также участвовал в убийстве 62 учёных и лабораторных работников, которые трудились над сверхсекретным проектом СС на шахте Венцеслаш недалеко от Людвигсдорфа - небольшой деревни в горах к юго-востоку от Вальденбурга на территории нынешней Польши.

Шпорренберга допрашивали и советские чекисты, и, судя по всему, он был одним из первых, от кого военная разведка СССР узнала о существовании суперсекретного проекта СС под названием "Колокол" ("Die Glocke").

По окончании судебного процесса Шпорренберг был приговорён к смертной казни. Однако казнь через повешение в варшавской тюрьме была осуществлена значительно позднее - 6 декабря 1952 года.

Шпорренберг был не единственным членом эвакуационной команды, который расстался с жизнью. В 1947 году при загадочных обстоятельствах погиб Рудольф Шустер. При странных обстоятельствах скончались и офицеры польской разведки, которые присутствовали на допросе Шустера: генерал Якуб Правин утонул, а полковник Владислав Шиманский погиб в авиакатастрофе.

Возвращаясь к эвакуации технологий III Рейха - технических образцов, документации и персонала, заметим, что эвакуационная команда, насколько можно понять, осуществляла переправку военно-технических и научных достижений нацистов по трём направлениям. Северное направление - в основном через порты и аэродромы Норвегии, которая до последних дней войны находилась в составе III Рейха. Западное направление - через Испанию. Южное направление - через греческие порты Адриатического моря, которые также до последних дней войны находились под германским контролем.

В ходе общения с Игорем Витковским Ник Кук выяснил, что "по воздушному мосту, созданному южным подразделением "команды" между ещё не оккупированными территориями Рейха и нейтральной, но симпатизирующей гитлеровской Германии, Испанией удалось в последние месяцы войны переправить 12 000 тонн суперсовременного оборудования и документации, для чего были использованы все доступные воздушные средства люфтваффе [...].

Через северные порты Адриатического моря, остававшиеся в руках немцев до самой капитуляции, отважный командир подводной лодки мог прорваться сквозь строй превосходящих сил союзников и эвакуировать груз морем".

По данным Игоря Витковского, которые приводит в своей книге Ник Кук, "команда НКВД и польской разведки выяснила, что оберштурмбанфюрер СС Отто Нейман [...] отвечал за морскую эвакуацию в южном направлении - в Испанию и Южную Америку. Неймана так и не удалось поймать: говорили, что он сбежал в Родезию, где его якобы видели после войны".

На фоне всего вышеизложенного очень сомнительно выглядят утверждения о том, что обергруппенфюрер СС Ганс Каммлер в начале мая 1945 года принял решение добровольно уйти из жизни. Тем более что Каммлер, как гласит большинство версий его смерти, ушёл из жизни где-то между Прагой и Пльзенем. То есть получается, что из Мюнхена или его окрестностей, где Каммлер реально был, по крайней мере, на момент 17 апреля 1945 года, он отправился на 300 километров в северо-восточном направлении - навстречу наступавшим дивизиям Советской Армии.

Надо заметить, что практически все версии смерти Каммлера говорят о том, что смерть он принял именно в этом районе. На этот факт обратил внимание и уже упоминавшийся исследователь Алексей Комогорцев, заметивший, что, согласно версиям о смерти обергруппенфюрера СС, "до капитуляции Каммлер находится в Праге или в её окрестностях. Один из свидетелей, упомянутый Агостоном - чиновник из пражского регионального управления строительного подразделения Главного экономического управления СС, - вспоминал: "Каммлер прибыл в Прагу в начале мая. Его не ожидали. Он не сообщил заранее о своём прибытии. Никто не знал, зачем он приехал, когда на подходе была Красная Армия".

У Каммлера была единственная веская причина для того, чтобы проделать этот путь, - документация группы по специальным проектам, находящаяся на "Шкоде" и в её административных офисах в Праге".

Некоторые исследователи (в частности, англичанин Ник Кук, чья книга уже неоднократно цитировалась) полагают, что спецштаб Каммлера и реализуемые им проекты были настолько засекреченными, что о них не имели ни малейшего понятия многие более чем высокопоставленные руководители III Рейха.

"Ju-390": летающие "грузовики" Ганса Каммлера

"Немцы создали особую авиационную эскадрилью, скорее всего, из "Юнкерсов-290" и одного "Юнкерса-390" - довольно редких тяжёлых транспортных самолётов, и разместили её в Опельне, современном Ополе (городе, расположенном на юге Польши, примерно в 160 километрах на северо-западе от г. Кракова. - Авт.), - цитирует Ник Кук рассказ польского исследователя Игоря Витковского. - Свидетели утверждают, что самолёты были отлично замаскированы, а на некоторых были жёлтые и голубые опознавательные знаки, а значит, их хотели выдать за шведские самолёты. Если это правда, то это почти наверняка была эскадрилья "KG-200" - подразделение люфтваффе по спецоперациям, чьи самолёты часто летали под флагом вражеских или нейтральных государств. Дело в том, что "эвакуационная команда" могла перевозить десятки тонн документации, оборудование и персонал на север или на юг. Шпорренберг отвечал за северный маршрут. Вся операция держалась в строжайшем секрете".

В своей книге "Чёрное Солнце Третьего Рейха" Джозеф Фаррелл приводит сведения о том, что к концу войны Германия располагала небольшим количеством сверхтяжёлых сверхдальних транспортных самолётов, в том числе 4-моторными "Юнкерсами-290" и огромными 6-моторными "Юнкерсами-390". Последних было построено лишь два.

В 1944 году один из таких "Ju-390" поднялся в воздух с аэродрома, расположенного неподалёку от французского города Бордо, пролетел в 19 километрах от Нью-Йорка, сфотографировал силуэты небоскрёбов на Манхэттене и возвратился назад. Беспосадочный перелёт продолжался 32 часа. На жаргоне офицеров люфтваффе эти гигантские "Юнкерсы" назывались "грузовиками".

Именно о таком "грузовике" и шла речь в последнем сообщении Ганса Каммлера из Мюнхена, датированном 17 апреля 1945 года, когда тот отказался предоставить Генриху Гиммлеру "тяжёлый грузовик" с автомобильной базы авиазавода "Юнкерс".

Фаррелл также пишет, что в 1945 году германские ВВС завершили строительство громадного аэродрома неподалёку от столицы Норвегии - г. Осло, способного принимать очень большие самолёты, в том числе - бомбардировщики с дальностью действия свыше 7 тысяч миль (то есть более 11 тысяч километров!).

И здесь, говоря о технологических разработках, которые велись в III Рейхе, мы вновь упираемся в германский проект разработки атомного оружия. Не выяснив того, насколько он был успешен, мы не поймём причину и столь пристального интереса военно-политического руководства III Рейха к освоению Антарктиды.