Зловещие тайны Антарктиды. Свастика во льдах

авторы - И. А. Осовин, С. А. Почечуев

К вопросу об урановой руде, Антарктиде и Новой Швабии

Как известно, в январе 1939 года была опубликована научная статья Отто Гана (Otto Hahn, 08.03.1879-28.07.1968) и Фрица Штрассмана (Friedrich Wilhelm "Fritz" Strassmann, 22.02.1902-22.04.1980) "О доказательстве возникновения щёлочно-земельных металлов при облучении урана нейтронами и их свойствах".

Общепринятая версия истории гласит: в конце 1938 года Ган совместно со Штрассманом открыли деление ядер урана при бомбардировке их нейтронами, после чего Штрассман химическими методами доказал сам факт деления. Статья двух авторов стала первым научным подтверждением существования деления ядра урана, а уже в апреле 1939 года этим открытием заинтересовались в вермахте. Таким образом, в апреле 2009 года исполнилось 70 лет с того момента, как стартовала германская атомная программа.

И вот тут мы подходим к самому интересному. Не углубляясь в детали, напомним: грубо говоря, для изготовления атомной бомбы необходим обогащённый уран. Обогащённый уран можно получить из урановой руды. А урановой руды на территории Германии, как известно, нет. В 1946 году в США вышла книга Генри Смита (Henry DeWolf Smyth) "Атомная энергия для военных целей. Официальный отчёт о разработке атомной бомбы под наблюдением Правительства США" ("Atomic Energy for Military Purposes; The Official Report on the Development of the Atomic Bomb under the Auspices of the United States Government, 1940-1945". Princeton: Princeton University Press, 1945) с предисловием военного руководителя "Манхэттенского проекта" Лесли Гроувса. Через год этот труд весьма оперативно был переведён на русский язык: книга Генри Смита вышла в СССР, в Государственном транспортном железнодорожном издательстве.

В главе 2 этой книги (подглавка "Доступность материалов", п. 2.24) о месторождениях урановой руды сказано следующее: "Данные о составе земной коры указывают на значительное содержание урана и тория [...]. В настоящее время известны залежи урановой руды в Колорадо, в районе Большого Медвежьего озера (Северная Канада), в Йоахимстале (Чехословакия) и в Бельгийском Конго. Известны и другие месторождения урановой руды, однако их размеры в большинстве случаев не разведаны".

Иными словами, как было известно ещё в 1930-х годах, в Европе залежи урановой руды находятся только в Чехии в районе города Йоахимсталь. Ныне это - чешский город Яхимов (Jachymov), расположенный севернее Карловых Вар, недалеко от границы Чехии и ФРГ. То, что в окрестностях Йоахимсталя имеются рудные залежи урана, было известно и ранее: исследование радиоактивности урановых руд, залегающих в чешских Рудных горах и Судетах, супруги Пьер Кюри и Мария Склодовская-Кюри начали ещё в 1897 году.

Американские исследователи Картер Хидрик и Джозеф Фаррелл уверены: Германия к началу 1940-х годов обладала вполне достаточными источниками урановой руды, которые находились как раз в Судетской области Чехословакии, аннексированной III Рейхом с позволения Англии и Франции после Мюнхенской конференции 29-30 сентября 1938 года.

Сопоставление этих обстоятельств позволили Джозефу Фарреллу выдвинуть вполне правдоподобную гипотезу: "Хорошо известно, что заявление немецкого химика-ядерщика Отто Гана об открытии ядерного деления было сделано уже после Мюнхенской конференции и передачи Судетской области Германии Чемберленом и Даладье. А не могло ли в действительности всё обстоять несколько иначе?

Что, если на самом деле открытие явления ядерного деления было сделано ДО конференции, однако правители Третьего Рейха умолчали о нём и обнародовали уже ПОСЛЕ того, как единственный в Европе источник урана оказался у Германии в руках? Примечательно то, что Адольф Гитлер был готов воевать ради Судет".

Как известно, в политической риторике тех лет Гитлер использовал тот аргумент, что в Судетской области проживают порядка 3,5 миллиона этнических немцев, права которых ущемляются чехословацким правительством. О том же говорили и лидеры Судетско-немецкой партии, требовавшие сначала (в апреле 1938 года) предоставления им автономии, а затем (в мае 1938 года) - проведения референдума о присоединении Судетских земель к Германии.

Всё это привело к тому, что в Чехословакии была проведена частичная мобилизация, в Судеты введены войска, занявшие приграничные укрепления. О поддержке Чехословакии заявляли СССР и Франция. В дело как посредник по переговорам вмешалась Великобритания. Дело дошло до того, что в Судетской области Правительство Чехословакии 12 сентября 1938 года объявило военное положение. Чем всё это завершилось в конце сентября того же года - сегодня хорошо известно. Сегодня, но - не летом 1938 года, когда положение было крайне неопределённым и весьма напряжённым.

И в этот самый момент, 26 июля 1938 года, советник при командовании военно-морского флота Германии 59-летний Альфред Ричер (Alfred Ritscher; 23.05.1879-30.03.1963), находившийся в отпуске, получил от военно-политического руководства Третьего Рейха совершенно неожиданное, казалось бы, предложение: возглавить экспедицию в Антарктиду, для чего в первых же числах августа Ричеру необходимо было прервать отпуск и прибыть в Берлин.

Как уже было сказано ранее, эта экспедиция, в конце концов, вышла из Гамбурга 17 декабря 1938 года. Готовилась она, как это хорошо видно из книги Андрея Васильченко "Загадочная экспедиция", в спешке и явно не была запланированной заранее. Но вот вопрос: была ли, особенно в свете вышесказанного, экспедиция Альфреда Ричера только лишь научной? Думается, что нет.

В начале 1960-х годов мировой общественности стало известно, что на Антарктиде имеются залежи урановой руды. Причём запасы эти значительные, а процент содержания в руде урана достигает 25-30 % - выше, чем в Конго! Значительные её месторождения имеются в районе Земли Королевы Мод - то есть именно там, где экспедиция под руководством Альфреда Ричера "застолбила" за III Рейхом территорию под названием Новая Швабия.

Конечно, это можно считать всего лишь совпадением.

Несмотря на крайне ограниченные сроки, отведённые на подготовку экспедиции Альфреда Ричера, она, как уже было сказано, всё же состоялась. Огромную помощь в подготовительных работах и разрешении возникавших организационно-технических проблем Ричеру оказывал государственный советник Рейхсминистерства авиации Германии (Reichsluftfahrtministerium; RLM) Гельмут Вольтхат.

Участие ведомства, возглавляемого Германом Герингом, в антарктической экспедиции III Рейха часто объясняют только лишь наличием в её составе авиации, на которую была возложена важная миссия по аэрофотосъёмке территории и сбрасыванию специальных стрелок-меток, которыми должна была помечаться территория Новой Швабии.

Помощь ведомства Геринга в подготовке этой экспедиции тоже можно было бы списать на совпадение, если не принимать в расчёт одно обстоятельство. С октября 1936 года Герман Геринг являлся уполномоченным по четырёхлетнему плану, целью которого являлся перевод экономики Германии на военные рельсы. Ещё в июле 1937 года Геринг создал гигантский государственный концерн "Goring Werke", в рамках которого, в частности, осуществлялась добыча и переработка железной и медной руды, угля и древесины. Сложно согласиться с соображением, что Геринг согласился бы участвовать в подготовке антарктической экспедиции исключительно из научного интереса.

Ещё один показательный момент.

Последние экспедиции Ричарда Бёрда и экспедицию Альфреда Ричера (1938-1939 гг.) объединяет стремление организаторов и финансирующих сторон как можно сильнее смикшировать результаты исследований и не трубить на весь мир о достигнутых успехах. В случае с Альфредом Ричером, как описывает ситуацию в своей книге Андрей Васильченко (глава 5 "Из Гамбурга в Гамбург"), это выглядело так: "Ричер был откровенно разочарован тем, что его экспедиция не вызвала общественного резонанса в Германии и в мире. Её возвращение из Антарктиды означало принципиальный прорыв в деле территориальных приобретений, но на практике в прессе оно (возвращение) было представлено как местное событие, которое имело значение, наверное, только для Гамбурга. Участников экспедиции даже не чествовали в Берлине. Не было пресс-конференции [...]. По большому счёту материалы о возвращении "Швабии" появились только в гамбургских газетах. Ни одно печатное издание общеимперского масштаба не обратило внимания на это событие. Исключение составляли лишь короткие фразы о том, что над Антарктикой были сброшены стрелки-вымпелы и флаги со свастикой [...].

Вокруг немецкой антарктической экспедиции 1938-1939 годов возникла некая стена "информационного вакуума". Факт её существования не отрицался, но и не оглашались детали и подробности [...].

Вокруг неё даже после окончания Второй мировой войны продолжало сохраняться непонятное молчание".

Как мы уже говорили, Андрей Васильченко в значительной степени относится к историкам-традиционалистам и в силу этого подхода рассматривает экспедицию под руководством капитана Ричера прежде всего как научно-исследовательскую. Но, объективно глядя на вещи, он не может не замечать явных нестыковок, вопросов, на которые почему-то не следуют ответы. (В скобках заметим: книга Андрея Вячеславовича "Загадочная экспедиция" интересна ещё и тем, что в ней в качестве приложения опубликован отчёт участника похода в Антарктиду под руководством Альфреда Ричера - географа Эрнста Херрмана, переведённый с берлинского издания 1941 года.)

Излишне говорить о том, что не сбылись и планы Альфреда Ричера об организации новой, более тщательно подготовленной экспедиции к берегами ледяного континента. Формально этим планам, конечно же, помешала начавшаяся в сентябре 1939 года Вторая мировая война. Но не могло ли на самом деле получиться так, что именно начавшаяся война заставила руководство III Рейха применить иные методы исследования и освоения Антарктиды? Вполне могло.