Загадки древнейшей истории

автор - Александр Горбовский

Знания пытаются спасти

Известный арабский ученый Абу Балкхи (IX—X века н. э.) писал, что накануне потопа мудрецы, предвидя катастрофу, «построили в Нижнем Египте много пирамид из камня для того, чтобы спастись там во время надвигающейся гибели. Две из этих пирамид превосходили остальные, имея 400 локтей в высоту и столько же в ширину и длину. Они были построены из больших отшлифованных глыб мрамора, пригнанных друг к другу так плотно, что места соединения были едва видны». Внутри этих пирамид были начертаны, как писал Абу Балкхи, различные сведения об удивительных знаниях, которые хотели сохранить мудрецы.

Другой арабский историк Масуди, основываясь на не дошедших до нас источниках, писал: «Сурид, один из царей, живших до потопа, выстроил две большие пирамиды и приказал жрецам спрятать в них записи их знаний и того, что они достигли в различных искусствах и науках, с тем чтобы они уцелели для тех, кто потом сможет понять их. Он также записал положение звезд, их циклы…».

Древнеегипетский историк Манефон сообщает о текстах, содержавших важные знания, которые по приближении катастрофы были записаны полулегендарной личностью — мудрецом Тотхом. Позднее Тотх вошел в пантеон египетских богов как бог знания, давший людям письменность. Тексты эти, по словам Манефона, «сделанные на священном языке и священными знаками Тотхом, первым Гермесом, были переведены после потопа… (пропуск в рукописи)… и записаны иероглифами».

Историк и ученый древности Иосиф Флавий писал о мудрецах, которые «изобрели науку о небесных телах и их устройстве». Они были заранее предупреждены о надвигающейся катастрофе, о гибели «отчасти от силы огня, отчасти же вследствие огромного количества воды». «Для того чтобы изобретения их не были забыты и не погибли раньше, чем с ними познакомятся люди, они воздвигли два столба — один кирпичный, другой каменный — и записали на них сообщение о своем изобретении. Последнее было сделано с таким расчетом, что в случае гибели кирпичного столба при наводнении каменный, оставшийся невредимым, дал бы людям возможность ознакомиться с надписью». По словам Флавия, каменный столб существовал еще в его время, то есть в I веке н. э.

Древнегреческий ученый Страбон сообщает о каких-то текстах, написанных до потопа, которые сохранились в его время на Пиренейском полуострове. Кельтские жрецы — друиды ссылались на некие «книги Ферилта», анналы, написанные якобы до катастрофы. В индийских священных книгах «Агни-Пурана» и «Бхагавата-Пура-на» также говорится о книгах знаний «Ведах», которые удалось спасти во время катастрофы.

О том, что люди пытались сохранить записи о своих достижениях накануне катастрофы, рассказывает и вавилонский историк и жрец Берос (III век до н. э.). Когда царь Ксисутрос, пишет он, был предупрежден о предстоящем потопе, он повелел написать «историю начала, течения и завершения всех вещей и зарыть эту историю в городе солнца Сиппар». После потопа Ксисутрос и его спутники «открыли книги в Сиппаре, написали много новых книг, построили храмы и снова основали Вавилон».
В одном из клинописных текстов царь Ашшурбана-пал отмечал,- что он любит читать тексты, «написанные в эпоху до потопа».

Можно предположить, что какая-то часть знаний уцелела во время катастрофы и позднее стала достоянием тех, кто спасся.
«Ах Солон, Солон! — говорили Солону египетские жрецы.— Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, и нет среди эллинов старца…» Жрецы рассказали Солону о катастрофе, уничтожившей население городов, расположенных на побережье морей и рек, когда остались только волопасы и скотоводы в горах, только неграмотные и неученые. «Вы снова начинаете все сначала, словно только что родились, ничего не зная о том, что совершалось в древние времена».

Не абсурдно ли подобное предположение — гибель некоей цивилизации, регресс, редкие островки света, окруженные мраком и дикостью, гаснущие один за другим?
Однако даже из более близкой нам истории известны многочисленные примеры частичного исчезновения, затухания знаний. В XIV-—XV веках в Северной Америке существовали поселения норманнов. Переселенцы умели выплавлять и обрабатывать металлы. Но когда их связь с родиной прервалась и они оказались ассимилированы окружившими их племенами, находившимися на значительно более низкой ступени развития, знания эти оказались утраченными безвозвратно. В этом районе вновь воцарился каменный век.

В городе Тиахуанаку, в Андах, некогда жил народ, хорошо знавший астрономию, изучавший движение небесных светил. Есть сообщения, что испанские конкистадоры нашли здесь на некоторых исполинских каменных статуях литые серебряные украшения весом до полутонны. Но в самом городе жителей не было. Племена, обитавшие в окрестностях, жили в тростниковых шалашах. Они совершенно не знали ни выплавки металлов, ни астрономии. Основной их пищей были корневища водорослей.

Или другой пример. Некогда маори были великим народом — мореплавателями Тихого океана. Однако, осев в Новой Зеландии, они все больше теряли это искусство, пока внуки и правнуки мореходов не забыли его совершенно.

Подобное явление историки и этнографы обозначают термином «вторичная дикость». Такой культурный регресс можно наблюдать у разных народов. Племена, вернувшиеся на уровень первобытного состояния, известны в Юго-Восточной Азии. Народы Конго и Анголы имели некогда свою письменность, а затем утратили ее. Также имели и безвозвратно утратили свою письменность инки.

Считается, что майя совершенно не знали колеса. Но как понимать тогда такой факт: при раскопках были найдены странные игрушки — тележки на четырех колесах из обожженной глины. Возможно, это только воспоминание о том времени, когда здесь были известны и колеса и повозка. Знания эти, как и многие другие, могли быть утеряны. Историкам нередко приходится констатировать это явление — регресс. Случается, его причиной становится и стихийное бедствие.

Другой пример из того же ряда. Три с половиной тысячи лет назад Крит был центром минойской культуры. Процветали города, воздвигались дворцы и храмы. В 1450 году до н. э. обезумевшая стихия обрушилась на остров. Заклокотали вулканы,землетрясения следовали одно за другим, гигантские волны, вздымаясь на горизонте, мчались на беззащитный берег «со скоростью боевой колесницы» — так повествуют древние авторы. С этими гибельными событиями современные исследователи связывают закат минойской культуры.

Смутные воспоминания о каких-то познаниях, утраченных после катастрофы, дошли до нас в различных текстах. «Пополь-Вух» сообщает, что первые люди «преуспели в знании всего, что имеется на свете. Когда они смотрели вокруг, они сразу же видели и созерцали от верха до низа свод небес и внутренности земли. Они видели даже вещи, скрытые в глубокой темноте. Они сразу видели весь мир, не делая даже попытки двигаться; они видели его с того места, где находились. Велика была мудрость их…» Но боги возроптали: «Разве они тоже должны стать божествами?.. Разве они должны стать равны нам?..» И тогда ревнивые боги отняли у людей их высокие способности и знания.

Сообщение об утрате в результате катастрофы каких-то высоких познаний дошло до нас и в символической, традиционно зашифрованной форме.
«Он сразил своих врагов,— гласит один древнеегипетский текст,— и вкусил их знаний». Выражение «вкусить» в значении «познать» мы находим и в Библии. Там говорится о некоей символическом дереве, «вкусив» плоды которого, люди могли стать «как боги, знающие добро и зло», т. е. приобщиться к каким-то высшим знаниям. И когда вопреки запрету первые люди вкусили от этого дерева, бог, подобно древнемексиканским богам, разгневался: «Вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно».

Дерево познания как некий символ мы встречаем у самых различных народов — ив древнем Вавилоне и у ацтеков. Ирландский фольклор говорит о Томасе, который обрел дар ясновидения, вкусив плод от этого дерева. Именно под деревом произошло «просветление» Будды, когда ему внезапно открылись высший смысл бытия и высшая мудрость. Индийская традиция часто изображает бога Вишну также под деревом, под так называемым «космическим деревом», плоды которого символизируют собой высшее знание, знание прошлого и будущего.

В Японии в этой роли выступает апельсиновое дерево, в Китае — дерево кассия, на Ближнем Востоке — сикомора, у друидов — дуб и т. д. Но вот что характерно: всякий раз с деревом познания связан символ катастрофы, уже знакомый нам символ змея, воды или дракона. Иными словами, непременно сочетаются змей (дракон), вода и дерево.

Так, в гельских преданиях о священном дереве, плоды которого даруют сверхъестественные познания и 0 мудрость, говорится, что путь к нему преграждает дракон, живущий в озере. В греческих мифах змей Ладон охраняет дерево Зевса, несущее золотые плоды. Чтобы достать эти плоды, Гераклу пришлось убить змея. Так же поступает и древнеегипетский Нанеферкаптах, убивший «бессмертного змея», стража книги магических знаний. Это изображение находим мы и в Шумере.

По буддийской традиции, в Индии, Японии и Китае считается, что змеи Нага, символизирующие наводнение, «большую воду», обитают в озере, преграждая путь к священному дереву. Вкусивший плодов с этого дерева получает «сверхъестественное зрение, ему открывается все прошлое».

Не составляют исключения и предания языческих славян: на острове Буяне живет огненная змея Гарафена. Она охраняет анатырь-камень, средоточие мудрости и магических знаний. Лежит тот камень под дубом. Точно так же в Древней Мексике путь к священному кактусу, растущему на берегу озера, преграждает бог вод и наводнения Тлалок, живущий в озере.

Так повсеместно змей, символ потопа, катастрофы, как бы преграждает путь к символу знаний — к священному дереву познания. Возможно, с этой символикой связано и то, что у ацтеков их утраченную прародину Тамоанман обозначало изображение сломанного дерева.

Однако, как мы видели, из сообщений древних авторов (Абу Балкхи, Манефона, Иосифа Флавия, Страбона и других) явствует, что какую-то часть знаний удалось спасти. Среди общей дикости и варварства их хранителями стали, очевидно, ограниченные, замкнутые группы людей. На Британских островах это были друиды, в Индии — брамины, в Египте — те, кого мы условно называем жрецами. Позднее, когда здесь возникло государство, они действительно составили в нем жреческое сословие, которое утверждало свое господство, пользуясь монополией знаний.

Много тысячелетий, из поколения в поколение избранные передавали древние знания, хранимые в глубокой тайне. В одном из святилищ египетские жрецы показали Геродоту 341 статую верховных жрецов, последовательно сменявших друг друга. Как полагал Геродот, период этот охватывал 11 340 лет. Иными словами, преемственная жреческая каста должна была восходить к временам, далеко отстоящим от даты предполагаемой катастрофы.

Можно предположить, что подобные группы хранителей прошлых знаний пытались ускорить медленный процесс эволюции человечества, сообщая людям те практические сведения, которые они могли воспринять. Память об этом мы находим у разных народов в форме воспоминаний о неких просветителях, появившихся неведомо откуда и принесших им знания. Прежде всего, конечно, приходит на ум легендарный Прометей, научивший людей пользоваться огнем. Но Прометей был не одинок.

В Южной Америке первый инка, легендарный Манко Капак, прибывший из-за моря, научил окрестные племена земледелию и ремеслам. Бог Бочика, явившийся с Востока в образе бородатого старца, принес людям календарь. Ицамна (Юкатан), или Саме (Южная Америка), прибывший также с востока, из-за океана, научил население заниматься сельским хозяйством и скотоводством, делать мосты и рубить деревья. Он же, согласно преданиям, принес письменность.

Но над всеми этими фигурами просветителей возвышается герой мексиканского эпоса Кецалькоатль, пришедший с востока и принесший знание металлургии и сельского хозяйства.

Сообщения о подобных просветителях находим мы и у народов Южной и Передней Азии. Вавилонский историк Берос, наделяя фантастическими чертами некое существо по имени Оаннес, писал, что оно периодически являлось к людям и сообщало им много полезных сведений. Оаннес научил людей, по словам Бероса, «понимать письменность и обучил их различным искусствам. Он научил их строить города и сооружать храмы, составлять законы и объяснял им законы геометрических знаний».

Несколько любопытных деталей. Оаннес прибыл откуда-то из-за моря, он не мог есть ту пищу, которой питались остальные вавилонские жители. День он проводил на берегу, ночью же возвращался в глубины моря, потому что был получеловек-полурыба и мог дышать под водой.
Подобные же предания о пришельцах-просветителях существовали и в Египте. Однажды, гласит предание, в долине Нила появился некто, высокий и смуглый, обучивший тех, кто жил там, сельскому хозяйству и ирригации, строительству, календарю, музыке и врачеванию. Имя его был Озирис. Там, где появился он со своей женой Изидой, согласно преданию, в память об этом событии был основан город Фивы.

Раннехристианский апокриф «Книга Еноха» также содержит сведения о каких-то существах, принесших людям знания. Автор этих записей называет их ангелами. «Азазел научил людей делать мечи, и ножи, и щи-т»ы, и панцири и научил их видеть, что было позади их. Бара-келл — наблюдению над звездами, Кокабел — знамениям, и Темпел научил наблюдению над звездами, и Асрадел научил движению Луны».

О таких просветителях, «сынах Неба» упоминают и древнекитайские тексты — даосский канон «Даоцзин» и «Записи о поколениях владык и царей». Среди них одна женщина вела наблюдение за солнцем, «основываясь на длине тени»; другая — «за луной нарождающейся и на исходе, за ее четвертями и полнолуниями, третий — за движением звезд, еще один сводил все это воедино, составляя календарь».

Среди жителей острова Пасхи бытует легенда о великом боге-просветителе Маке-Маке, который был королем островов Моту-Марио-Хива, погрузившихся на дно океана.
Боги Самоа, как гласит предание, достигли островов, тоже придя из каких-то далеких мест. Утверждение это подкрепляет многозначительная деталь. В пути боги-просветители видели над собой небесный свод с расположением звезд иным, чем над Самоа. Увидеть другие созвездия можно, лишь перейдя из одного полушария в другое.

То, что некие, возможно, реально существовавшие люди были возведены в ранг богов, не должно нас удивлять. Истории известны факты подобного обожествления героев-просветителей. Мореплаватель Кадм, например, привезший в Грецию письменность, был официально возведен в ранг полубога. Египтяне, писал Френсис Бэкон, «наделяли божественностью и святостью изобретателей вещей».
Как бы то ни было, сведения о неких просветителях — носителях знания — повсеместны.