Загадки древнейшей истории

автор - Александр Горбовский

Знания ниоткуда

Нам трудно представить себе, как устойчива может быть традиция устной, бесписьменной передачи знаний. Изучение заговоров и талисманов армян обнаружило удивительный факт — еще в прошлом веке там встречались названия святилищ Урарту и святилищ, относящихся даже к доурартским временам. Иными словами, к эпохе, удаленной на 3000 лет. А в русских народных заговорах от лихорадки, дурного глаза и других встречаются не только явные следы, но даже отдельные слова древнеассирийских заклинаний. Какими путями, когда попали они на русскую почву? Очевидно, теми же, что и другие знания, переходившие из уст в уста и тайно передававшиеся в течение тысячелетий.

В ряду этих знаний, не исчезнувших, сохранившихся, сбереженных в святая святых, были, очевидно, и те сведения, которые традиция связывает с появлением просветителей — носителей знаний, пришедших издалека. На мысль о неких высоких познаниях, уцелевших после катастрофы, наводят и некоторые факты, относящиеся к первым из известных нам цивилизаций.

Астрономия. Майя не применяли колеса, не изобрели гончарного круга, не были знакомы с железом. Но зато им с удивительной точностью были известны периоды обращения небесных тел.

Время обращения Земли вокруг Солнца, согласно григорианскому календарю, равняется 365,242500 суток. Майя считали этот период равным 365,242129 суток.

В настоящее время с помощью точнейших астрономических приборов длительность года установлена равной 365,242198 суток.

Следовательно, вплоть до самого последнего времени цифра майя, совершенно не знавших ни телескопов, ни других приспособлений и аппаратуры, была самой точной!

Продолжительность лунного месяца была известна майя с точностью до 0,0004 дня (34 секунды). Ошибка в периоде обращения Венеры составляла у них всего 7 секунд на 50 лет. Европейская наука достигла этой точности только тысячу лет спустя, в конце прошлого века.

Столь же внезапно появляющиеся высокие астрономические познания находим мы и в Шумере.

Время обращения Луны было известно здесь с точностью до 0,4 секунды.Продолжительность года составляла 365 дней 6 часов и 11 минут, что отличается от длительности года, определяемой сегодня на основании точнейших научных данных, всего на 3 минуты. Кем были проведены эти расчеты и когда? Мы не знаем. Точно так же, как не знаем, из какого источника греческий астроном Гиппарх, живший две тысячи лет назад, мог почерпнуть сведения о лунной орбите, которая оказалась известной ему с точностью до 0,01°.

Говоря о появлении высоких астрономических знаний в ранний период Средиземноморской цивилизации, некоторые историки констатируют, что «истинные причины этого остаются неясны».

Столь же неясно, каким образом в Древнем Шумере было известно о последней и самой удаленной планетеолнечной системы Плутоне. Время обращения его вокруг Солнца составляет 90 727 земных суток. В числовых рядах шумерских математических текстов (V группа, II ряд) фигурирует число 90 720, фактически воспроизводящее эту цифру. Незначительное несовпадение, 7 суток, может быть отнесено за счет того, что период обращения планеты «сильно меняется во времени».

Открытие Плутона современной астрономией произошло лишь в 1930 году. Если в Древнем Шумере действительно было известно о Плутоне, то это удивительно тем более: как отмечает Большая советская энциклопедия, «лишь в самые крупные инструменты при исключительно спокойной атмосфере можно заметить его диск».

Среди астрономических фактов, необъяснимым образом оказавшихся известными задолго до их открытия в наши дни, есть и следующий.
В XVIII веке жил человек, известный нам как писатель, автор «Путешествий Гулливера» — Джонатан Свифт. Он оставил нам странное упоминание о двух спутниках Марса. Только через 156 лет после того, как Свифт написал о них, были созданы достаточно сильные телескопы, и астрономам действительно удалось обнаружить эти два спутника. Но странное совпадение не ограничивается этим. Свифт писал, что время обращения одного спутника 10 часов (оказалось, около 8 часов); время обращения второго, по Свифту, 21,5 часа (оказалось 30 часов 20 минут). Таким образом, данные, сообщенные Свифтом, довольно близки к действительным. Откуда мог он почерпнуть эти сведения? Не из старых ли книг и забытых рукописей, которыми так интересовался писатель?

Есть основания предполагать, что подобные упоминания в старых текстах действительно были. Далеко от Свифта, в другой стране, среди других древних рукописей и книг жил известный грузинский писатель и ученый Сулхан Саба Орбелиани (1658—1725). В его Толковом словаре есть упоминание о спутнике Марса. Как и у Свифта, упоминанию этому сопутствуют цифровые данные. Радиус обращения спутника у Орбелиани 24 019 км. Радиус обращения, известный нам сегодня,— 23 506 км.

Нам остается лишь строить предположения, к каким потерянным и забытым источникам восходят эти знания.

Некоторые сооружения, дошедшие до нас, говорят о наблюдениях звездного неба, которые проводились на самой заре известной нам истории человечества. Правда, они давали лишь общие сведения о движении Солнца, Луны, их затмениях и т. д.

Об одной из последних таких построек, храме Солнца в Гелиополисе (Египет) рассказывал арабский летописец XIV века Макризи. «Там воздвигнуты,— писал он,— две колонны, прекрасней которых никто никогда не видел. Они возвышаются над землей примерно на 50 кубитов (26,2 м)… Вершины их сделаны из меди.. Когда солнце вступает в созвездие Козерога, иначе говоря, в самый короткий день года, оно касается вершины южной колонны. Когда же солнце вступает в созвездие Рака, иными словами, в самый длинный день года, оно касается вершины северной колонны. Таким образом, эти два обелиска обозначают конечные пункты движения солнца, а точка равноденствия расположена на равном расстоянии между ними».

Другое подобное сооружение, сохранившееся до наших дней,— это храмовый комплекс Ангкор Ват (Кампучия). Подобно Гелиополису, башни, галереи и стелы расположены там таким образом, что наблюдатель может фиксировать положение Солнца или Луны, когда они находятся в критических точках. Точность этих наблюдений — до 0,5°. Комплекс Ангкор Ват построен в XII веке. Китайский путешественник, посетивший его через полтораста лет, писал, что там «есть люди, которые знают астрономию и могут рассчитывать периоды затмения Солнца и Луны».

Однако по мере того как шли годы, исходный импульс, побудивший некогда к строительству этого сооружения, слабел, пока весь комплекс не пришел в полное запустение. Астрономическая роль его была потеряна и забыта.

Другая сохранившаяся древнейшая обсерватория мира — это Стоунхендж (Великобритания), постройка, представляющая собой ряд гигантских камней, мегалитов, расположенных правильными концентрическими окружностями. Вес отдельных каменных глыб достигает 50 тонн. Автор хроники «История британских королей», написанной в XII веке, упоминая о Стоунхендже, сообщал две странные детали. По его словам, мегалиты для Стоунхенджа были доставлены якобы из Ирландии. А воздвигли постройку какие-то люди, прибывшие «из отдаленной африканской окраины». К величайшему удивлению исследователей, первое утверждение оказалось истинным. Ирландское происхождение мегалитов Стоунхенджа было научно установлено в 1923 году. Что касается сообщения о пришельцах издалека, из Африки или неведомо откуда, тоэто утверждение, по всей вероятности, не лишено основания.

По данным радиоуглеродного анализа, строительство Стоунхенджа заняло около 10 веков (2775—1700 гг. до н. э.). Значит, в течение тысячи лет должна была существовать преемственность в решении этой сложной инженерной задачи, должна была быть социальная организация, которая осуществляла это. Кроме того, те, кто сооружали его, должны были обладать высокими познаниями в строительстве, геометрии, астрономии.

Во время всего тысячелетия строители с большой точностью пользовались унифицированной системой измерения: 1 мегалитический род= 2,5 мегалитических ядра = 100 мегалитических дюймов. Очевидно, они должны были иметь письменность — наблюдение за солнечными и лунными затмениями требует проведения расчетов и составления таблиц.

Примитивные, неграмотные племена, возделывавшие землю вокруг этого места, не просто не соответствовали, даже не приближались ни к одному из этих требований. Очевидно, строители Стоунхенджа значительно отличались от местных жителей. Но кто они были, откуда пришли в эти края — этого мы не знаем. Не знаем мы и того, кто были строители других мегалитических обсерваторий, которых в Великобритании насчитывают около 600.

Располагая мегалиты определенным образом, строители этой обсерватории каменного века обозначали крайние положения Луны. Делалось это с точностью до 1 минуты. Иными словами, в 30 раз более точно, чем в Ангкор Вате, построенном через 3—4 тысячи лет. Более того, те, кто пользовались этим сооружением, знали о лунном цикле продолжительностью в 18,6 года и учитывали даже отклонения Луны из-за гравитационного притяжения Солнца. Исследователи Стоунхенджа пришли к выводу, что чем дальше в прошлое уходит сооружение, тем для более точных и детальных наблюдений оно оказывается рассчитано. Об этой же динамике изменения знаний свидетельствует и другой штрих.