Загадки древнейшей истории

автор - Александр Горбовский

Столь же необъяснимыми, внезапными и всеобщими являются и некоторые другие космологические познания древних. Таково, например, представление о самом начальном состоянии нашей планеты до зарождения на ней жизни.

Древние шумеры считали, что некогда в мире было только море, из которого позднее поднялась земля. Это же утверждала и финикийская традиция.

Во всех древнеегипетских текстах речь также идет о некоем первичном океане, который покрывал мир и из которого впоследствии возникла жизнь.

«Ригведа» (Индия) говорит, что мир произошел из воды, «из великой воды, которая заполняла Вселенную». «Вначале был мрак, заключенный в мрак. Все было — неразделимый поток воды».

То же утверждают и древнекитайские тексты — в начале начал вся Земля была покрыта водой.

Это же представление находим мы и в преданиях народов, живущих на островах Океании. В начале начал не было ничего, только «глубокая тьма была над пеной волн перед ликом бездны» А Библия? Там тоже говорится, что некогда вся Земля была покрыта водой. «И сказал Бог: да будет твердь посреди воды».

Упоминание о первичных водах, из которых только позднее появилась земля, находим мы и у языческих славян, у бурят и других народов Сибири.

Такое же представление бытовало и у индейцев обеих Америк. В священной книге «Пополь-Вух» читаем: «Не было ни человека, ни животного, ни птиц, рыб, крабов, деревьев, камней, пещер, ущелий, трав, не было лесов; существовало только небо. Поверхность земли тогда еще не появлялась. Было только холодное море и великое пространство небес».

Подобное представление о первичном состоянии нашей планеты было и у шумеров, ассирийцев, майя, полинезийцев, хеттов, африканских племен и в древнем Перу. Крайне маловероятно, чтобы такая единая космологическая концепция могла возникнуть в разных концах Земли сама по себе. Более вероятно предположить, как и в отношении других знаний, существование единого источника этих представлений.

В пользу такого предположения, кроме фактов, перечисленных выше, говорят и столь же многозначительные и не менее странные совпадения, связанные с календарем. На Ближнем Востоке, в Древнем Египте и Индии год подразделялся на 12 месяцев. Но почему подобное же деление года существовало и по другую сторону Атлантики, даже в Южной Америке?

При более подробном рассмотрении аналогия оказывается еще полнее.

У майя год состоял из 360 дней, к которым прибавлялось еще 5 несчастных, или безымянных, дней. В течение этих пяти дней не соблюдались законы, можно было не отдавать долг, обмануть и т. д. Точно такой же обычай существовал в Древнем Египте, в Вавилоне и дальше на восток — в Индии. Более того, и в Европе и в древнем Перу новый год начинался в одно время — в сентябре.

Священные предания и мифы по обе стороны Атлантики утверждали, что время существования человечества делится на четыре эпохи, причем сейчас мир вступил в последнюю, IV эпоху.

Знаки зодиака — одни из древнейших астральных символов. С изначальных времен они были известны в Шумере, Индии, Китае. А также, и это самое удивительное, в Америке. Причем евроазиатский и американский варианты совпадают в 9 знаках из 12.

Мы видим, что подобного рода аналогии и высокие познания постоянно смыкаются. И это весьма многозначительно.
Вот, например, как рассказывает библейский текст о возникновении различных языков. Некогда на всей Земле был один язык и одно наречие. Люди задумали построить башню высотою до небес. Бог, чтобы помешать этому, сделал так, что один перестал понимать речь другого. Месту, где это произошло и откуда люди рассеялись по всей Земле, дано было имя Вавилон.

Более ранний источник (записи вавилонского жреца и историка Бероса) так повествует об этом событии: «Рассказывают, что первые люди, возгордившись своей силой и величием, стали презирать богов и считать себя выше их. Они построили высокую башню на том месте, где теперь находится Вавилон. Башня эта уже почти касалась небес, как вдруг ветры пришли на помощь богам и опрокинули сооружение на строителей его. Развалины получили название «Бабель». До того времени люди говорили на одном языке, но боги заставили их говорить на разных наречиях». Подобные мифы имеются и у народов Америки. Вот как трактует это же предание одна из тольтекских легенд (Мексика): «Когда после потопа немногие люди уцелели и после того, как они успели размножиться, они построили высокую башню… Но языки их вдруг смешались, они не смогли больше понимать друг друга и отправились жить в разные части Земли».

О древних людях, задумавших соорудить башню, чтобы достичь неба, рассказывает и один из индийских мифов (Ассам). И как и в других преданиях, разгневавшись, боги заставили их говорить на разных языках и рассеяли по всем четырем странам света.

Упоминание о каком-то едином, исходном и общем для древнейшего человечества языке мы находим и в древнеегипетских, и в ранних индуистских, и в буддийских текстах.

Уже в наше время к мысли о едином праязыке человечества пришел, как известно, советский академик Н. Я. Марр. Ведущие лингвисты последних лет снова возвращаются к этому. Три языковые семьи Евразии — индоевропейская, уральская и алтайская восходят к неким протоязыкам, которые в еще более отдаленной древности произошли, возможно, от какого-то единого праязыка. Носителем этого языка, считает шведский лингвист А. М. Уессен, был некий единый пранарод — предок всех современных народов и языков Евразии.
Нечто подобное представлению о некоем праязыке и пранароде, как мы видели, было известно древним.

Могут ли столь поразительные аналогии быть объяснены простым совпадением?
«Мне представляется ясным,— писал еще в прошлом веке известный немецкий исследователь А. Гумбольдт,— что памятники, методы подсчета времени, системы космогонии и многие мифы Америки, представляющие собой поразительные аналогии с идеями, имеющимися в Восточной Азии, указывают на древние связи, а не являются просте результатом общих условий, в которых находятся все нации на заре цивилизации».

Наличие каких-то связей между очень отдаленными районами мира и в самые древние периоды, похоже, становится все более очевидным. Эти контакты тянутся из Юго-Восточной Азии через Тихий океан к американскому побережью, из Индии — к Северной и Южной Америке, из Европы к Южной Америке и Юкатану.

Именно этими ранними связями и можно объяснить удивительные аналогии тех высоких познаний и представлений, которые находим мы у народов, удаленных друг от друга на многие десятки тысяч километров. Но сами контакты, свидетельствующие лишь о миграции представлений и движении идей, не указывают на первоисточник этих идей и представлений.
По мере того как наука накапливает все больше сведений и фактов о прошлом, мысль о существовании подобной працивилизации кажется все менее фантастической.

«Археология и этнография последнего полувека,— констатирует профессор Принстонского университета Дж. Кэмпбелл,— выяснили, что древние цивилизации Старого Света — Египет, Месопотамия, Крит и Греция, Индия и Китай — берут начало в единой основе и что это единство происхождения объясняет единство их мифологической и ритуальной структур». В этом не сложно убедиться, если прочитать и сравнить мифы Древней Греции с индийскими или египетскими.

Учение о материи. Современная наука пришла к выводу о вечности и неуничтожимости материи. Она пришла к этому выводу в результате многочисленных экспериментов, споров, теоретических и философских обобщений, которыми были заняты поколения ученых.
Однако представление, имевшее немало общего с этим, существовало, оказывается, еще до начала нашей эры. «Халдейцы утверждают,— читаем мы у Диодора Сицилийского,— что материя мира вечна и что она никогда не подвергнется уничтожению».

К халдейцам же, (жителям Вавилона), восходит, возможно, и другое представление древних — учение о мельчайшей частице всего сущего, об атоме. Идею мы находим в двух цивилизациях, разделенных многими тысячами километров, в Древней Индии и в Греции. Советский философ В. С. Костюченко, сопоставив обе традиции, обратил внимание на черты сходства между ними. И там и там говорится о неделимости этой мельчайшей частицы материи. И у греческих и у индийских философов атомы невоспринимаемы нашими чувствами в силу своей малости. Атомы вечны, они не созданы и неуничтожимы. И наконец, атомы составляют материальную причину всех предметов и миров, возникающих и гибнущих в космосе.

Здесь важны два момента, и трудно сказать, какой из них важнее — сам факт существования подобных представлений или их появление в двух столь отдаленных друг от друга цивилизациях.

Для примитивных сообществ время суток делилось всего на две части — день и ночь. Постепенно по мере развития общества возникает потребность деления более дробного — на сутки, часы, наконец минуты. Секундная стрелка на циферблате бытовых часов появилась только в наше время. Но точным наукам этого недостаточно, потребовались сотые, тысячные и еще более мелкие доли секунды. Само собой, это стало возможно, и термины эти появились только тогда, когда была создана аппаратура, способная измерять доли секунды.

В Древней Индии подобной аппаратуры, насколько мы знаем, не было. Не было и, как мы представляем себе, самой потребности в измерении столь малых отрезков времени. Почему же тогда мы встречаем в санскритских текстах термин «трути» — 0,3375 секунды? (Сиддханта-Сиромани). И другой — «кашта», равный 1/300000000 секунды (Врихатх Сатхака)?

Наша цивилизация к столь малым отрезкам времени пришла лишь совсем недавно. В частности, «кашта» оказался очень близок периоду жизни некоторых мезонов и гиперонов.

Одно из двух: либо мы должны заподозрить древних в том, что они изобретали термины, за которыми ничего не стояло, и придумывали единицы измерения, которыми не могли пользоваться; либо остается предположить, что термины эти пришли в санскритские тексты из тех времен, когда за ними стояло живое содержание, т. е. «трути» и «кашта» могли измерять, и в этом была потребность.