Загадки древнейшей истории

автор - Александр Горбовский

Сообщения о землях, погрузившихся на морское дно, находим мы и у народов Тихого океана. Так, по преданиям жителей островов, расположенных к юго-западу от Новой Зеландии, в древности океаном были поглощены земли Ка-хоупо-о-Кане (Тело бога Кане). В полинезийских мифах часто упоминается какая-то «Великая земля». Жители Пасхи говорят о погрузившихся на дно океана землях Моту-Марио-Хива.

Эти сведения подтверждаются и археологическими находками. Возле острова Попане (Каролинские острова) обнаружены, например, остатки обширного города, погруженного в море.
Есть сообщения и о какой-то суше, исчезнувшей в Индийском океане. Так, у античных авторов можно прочесть о некоей сухопутной перемычке, соединявшей когда-то Индию и Африку. О каком-то большом острове в Индийском океане, расположенном южнее экватора, писал Плиний. Об остатках суши в.Индийском океане упоминали еще средневековые арабские историки.

Эти свидетельства находят подтверждение и в находках последних лет. Так, ряд лингвистов обнаружили сходство дравидийских языков Южной Индии и языков Восточной Африки. Флора и фауна этих мест также свидетельствуют в пользу существования здесь некогда обширных районов суши. На Мадагаскаре насчитывается десять видов лемуров, которые, кроме Африки, существуют только в Индии. Но, как известно, лемуры не умеют плавать и не могли пересечь океан. 26 видов растений, которые можно найти на Мадагаскаре, произрастают еще только в одном районе мира — в Южной Азии, но отсутствуют в ближайшей к Мадагаскару Африке. А девять других растений Мадагаскара имеются только в Полинезии, удаленной на многие тысячи километров.

Смутные воспоминания о суше среди Индийского океана, о легендарном материке Лемурии можно найти и в исторических традициях Южной Индии. «Тамила-хам, или родина тамилов,— сообщает индийский историк М. С П. Пилаи,— в отдаленном прошлом находилась в южном районе большого острова Навалам, который был одной из первых земель, появившихся возле экватора. Туда же входила и Лемурия, этот погибший континент, бывший колыбелью человеческой цивилизации».
Некоторые исследователи религии и культуры высказывают доводы в пользу этой гипотезы. Не исключено, считают, что подобно тому как тантризм является продолжением «протоиндийского тантризма», тот, в свою очередь, был наследником традиций легендарной Лемурии. Ранние ростки тантризма, как и сами дравиды, появившиеся на Индостане, восходят, как считают они, к неким общим истокам, к тем местам, где сегодня расстилается только гладь Индийского океана.

У нас нет достаточных данных, чтобы утверждать, что наиболее вероятной областью предполагаемой исходной цивилизации был именно этот район, а не Атлантика или, скажем, не Тихий океан с его опустившейся сушей, неразгаданными письменами, странными статуями и не менее странными мифами.

Высокие познания, попавшие в руки древних, были переданы им в конвертах без обратного адреса. А может, просто все это слишком удалено от нас, и поэтому мы пока не можем ни рассмотреть стершиеся надписи, ни прочесть размытых временем строк.

Сожженные книги

Впрочем, не только время повинно в ущербности наших сведений о прошлом.

Люди иной раз сами лишали себя этого наследства. Вспомним события, связанные с рукописями и древними текстами майя. В 1549 году молодой испанский монах Диего де-Ланда прибыл в только что завоеванную Мексику. Исполненный рвения, он решил искоренить сам дух языческой веры.
В одном из храмов майя была обнаружена огромная библиотека древних рукописей. Целый день по его приказу солдаты носили книги и свитки с непонятными рисунками и значками на площадь перед храмом. Когда работа была закончена, Диего де-Ланда поднес к рукописям горящий факел. «Книги эти,— писал он потом— не содержали ничего, кроме суеверия и вымыслов дьявола. Мы сожгли их все».

Из всех библиотек и летописей майя только три рукописи дошли до наших дней.

Столь же прискорбной оказалась и участь письменности инков. При одном из правителей началась эпидемия. Запросили оракула, что делать. Он ответил: «Нужно запретить письменность». Тогда по приказу верховного инки все письменные памятники были уничтожены, а пользование письмом запрещено. Лишь в Храме Солнца осталось несколько полотен с описанием истории инков. Вход в помещение, где они находились, был разрешен только царствующим инкам и нескольким жрецам — хранителям.

Много лет спустя после того, как все рукописи были уничтожены, а письменность запрещена под страхом смертной казни, один жрец решился изобрести алфавит. За это он был сожжен заживо.

В 1572 году четыре рукописных полотнища, захваченных испанцами, были отправлены в Мадрид королю Филиппу II. Но корабль, который вез их, по всей вероятности, затонул — его драгоценный для историков груз так и не попал в Испанию. Погибшие полотнища были единственным памятником письменности инков, о котором мы знаем.

По мнению историков, библиотеки Карфагена насчитывали не менее 500 ООО томов. Из этого множества уцелело только одно-единственное произведение, которое было переведено на латинский язык. Римляне, стремясь уничтожить культуру народа, его историю, сожгли все.
Так же поступали и мусульманские завоеватели. Они не только насильно изымали все древние книги и рукописи, но и назначали значительные премии тем, кто отдавал их добровольно. Все собранное сжигалось.

Уничтожение рукописей и памятников письменности имеет, очевидно, такую же древнюю историю, как и сама письменность.
Сожжены все сочинения греческого философа Протагора (V в. до н. э.). Сквозь два с половиной тысячелетия мерцает недобрым светом пламя этого костра, одного из первых, в котором горели книги.

В III веке до и. э. запылали костры в Китае. Это первый император династии Цинь жег сочинения Конфуция.

Сирийский царь Антиох Епифан жег книги на еврейском языке. А в 272 году до н. э. запылали костры в Риме. Позднее римский император Август приказал сжечь все книги по астрономии и астрологии.

Вот почему из обширнейших свидетельств прошлого — трудов по истории, литературе, науке — до нас дошли лишь жалкие фрагменты. По этим отрывочным, разрозненным сведениям мы вынуждены восстанавливать прошлое.

Может ли быть полным и правильным наше представление, например, о Софокле, если он написал около 120 драм, а до нас дошло только 7? О Еврипиде — из 100 драм уцелело 19? Из всех сочинений Аристотеля сохранилось одно-единственное, остальное — записи его учеников и современников.

Известно, что один из крупнейших историков древности Тит Ливии (58 г. до н. э.— 17 г. н. э.) оставил после себя обширный труд — «Историю Рима». Она состояла из 142 книг. До нас дошло лишь 35.

Не намного добрее оказалось время и к другим сочинениям древних авторов. Только 5 из 40 книг Полибия спаслись от гибели, а из 30 книг Тацита — 4. Плиний Старший написал 20 книг по истории; все они утеряны.

200 000 томов сочинений и свитков уникальных рукописей насчитывала библиотека города Пергама (Малая Азия). Она была вывезена римским императором Антонием и подарена Клеопатре. От этой огромной библиотеки не осталось даже пепла. Так же безвозвратно погибла библиотека храма Пта в Мемфисе и книгохранилище Иерусалимского храма. Одна из библиотек Птолемеев содержала 40 000 свитков, другая — 500 000, а по некоторым сведениям— даже 700 000 свитков. Большинство их были уникальны.

В 47 году до н. э., когда Юлий Цезарь поджег египетский флот в гавани Александрии и огонь перекинулся на город, погибла первая, меньшая из этих библиотек. В правление Диоклетиана и в последующие годы невежественные толпы неоднократно устраивали набеги на вторую библиотеку, сжигая ценнейшие рукописи. Мусульмане-арабы, захватившие Александрию, довершили разгром библиотеки.