Загадки древнейшей истории

автор - Александр Горбовский

Например, в преданиях индейцев Аляски (племя тлингит) говорится лишь о потопе. Немногие уцелевшие люди плыли на каноэ к вершинам гор, чтобы спастись от бушующих вод. Медведи и волки, подхваченные потоком, безбоязненно подплывали к лодкам, и людям приходилось копьями и веслами отгонять их. В эпосе Южной Америки та же картина: речь идет преимущественно о потопе, от которого люди спаслись, поднявшись на вершины гор.

Если же мы будем мысленно двигаться от предполагаемого центра катастрофы на восток, через Средиземное море, Персию и дальше до Китая, то увидим, как постепенно и последовательно меняется характер преданий. Греческий эпос сообщает, что во время потопа содрогалась земля. «Одни искали холмы повыше, другие садились в лодки и работали веслами там, где еще недавно пахали, третьи снимали рыб с верхушек вязов…» До этого района докатились, по-видимому, только колебания почвы и волна наводнения, которая не затопила высоких холмов и поднялась не выше верхушек деревьев.

В священной книге древних иранцев «Зенд-Авеста» говорится, что во время потопа «по всей земле вода стояла на высоте человеческого роста…»
А на юго-востоке Азии, в Китае, море, залив сушу, отступило затем от побережья далеко на юго-восток.

Так гласят предания. Естественно предположить, что если в одном районе земного шара была огромная приливная волна и воды доходили даже до горных вершин, то где-то в противоположном районе должен быть отлив. Постепенно по мере движения на восток уменьшалась и высота водного покрова: в Центральной Америке вода доходила до вершин самых высоких гор, в Греции — не выше холмов и верхушек деревьев, а в Персии достигала высоты человеческого роста.

Таким образом, из мозаики разрозненных свидетельств эпизодов, сохранившихся в памяти разных народов, складывается подобие единой картины.

Кроме повсеместности, в сообщениях о потопе обращает на себя внимание еще одно обстоятельство: странные совпадения некоторых деталей.

Совпадения, которые обнаруживаются у народов, разделенных многими тысячами километров.

Так, почти везде фигурируют некие предвестники беды, предупреждавшие людей о надвигавшейся катастрофе.

В шумерском эпосе: люди были предупреждены о предстоящей катастрофе богом Эа:

Сын Убар-Туту,
Снеси жилище, построй корабль,
Покинь изобилие, заботься о жизни.
Богатство презри, спасай свою душу!
На свой корабль погрузи все живое.
Тот корабль, который ты построишь.
Очертаньем да будет четырехуголен,
Равны да будут ширина с длиною.

Примерно те же слова, обращенные к людям, приводятся и в ацтекском кодексе: «Не делай больше вина из агавы, а начни долбить ствол большого кипариса и войди в него, когда в месяце Тозонтли вода достигнет небес».

В Библии такой посланец, который предложил Ною сделать ковчег, также выступает в облике Бога.

Индийские священные тексты подобную роль отводят богу Вишну.

Многочисленные предания о посланцах, предупреждавших о катастрофе, сохранились на островах Тихого океана.

Те, кто построил себе плоты, говорят предания, спаслись.

Другой общий штрих: в числе предупрежденных и спасшихся от гибели постоянно фигурируют два человека — мужчина и женщина (иногда сопровождаемые детьми).

В библейских текстах это Ной и его жена, в греческих легендах — Девкалион и Пирра, в Уэлсе — Дюэйв-вен и Дюэйвич; Бит и Биррен в ирландском эпосе, муж и жена — легендарные родоначальники басков.

Та же картина — по другую сторону Атлантики. У ацтеков, индейцев Бразилии, североиндейских племен — повсюду повторяется та же тема: два человека, мужчина и женщина, спасшиеся от потопа.

Следующая общая черта: спасаясь от надвигающегося бедствия, предупрежденные берут с собой различных животных. Так поступает библейский Ной и древне-мексиканский Ната, персонаж канадских индейцев Этси и индийский Ману, Троу на Борнео и герой шумерского эпоса о потопе Ксисутрос.

Когда воды потопа начинают спадать, спасшиеся высаживаются на вершине горы, первой появившейся из воды.
«…У горы Нацир корабль остановился. Гора Нацир корабль удержала, не дает качаться…». У Ноя эту функцию выполняет гора Арарат, у героя греческого потопа Девкалибна — гора Офрис (или Парнас), у спасшегося от потопа предка жителей Таити — вершина горы Пихотихо и т. д.

Перечень, казалось бы, необъяснимых аналогий этим, однако, не исчерпывается.

Библейский Ной для того, чтобы узнать, кончился ли потоп, время от времени выпускал из своего ковчега птиц. Делал он это трижды. Когда голубь вернулся с масличным листом в клюве, это было знаком, что воды пошли на убыль.

Герой значительно более древней шумерской легенды о потопе, который также спасся в ковчеге, тоже выпускал птиц, чтобы узнать, не появилась ли где-нибудь земля.

Точно так же поступали, оказывается, и герои американских преданий о потопе, о которых рассказывают индейцы Вест-Индии, Центральной и Северной Америки. Когда воды шли на убыль, птица приносила спасшимся в клюве зеленую ветку.

Более двух тысяч лет читая Библию, люди находили там упоминание о радуге, которая появилась на небе, знаменуя собой завершение потопа. Когда же при археологических раскопках были обнаружены глиняные таблички с текстом древнешумерского эпоса о Гильга-меше, стало известно, что это воспоминание о радуге заимствовано оттуда.

Но почему это же сообщение мы находим в священных книгах и преданиях Америки, в полинезийских мифах? Подобно христианскому преданию и преданию Древнего Шумера, прекращение потопа в мифах Америки и Тихого океана тоже знаменуется радугой, которая появляется на небе.

Не менее удивительны и другие необъяснимые, казалось бы, аналогии.

У ацтеков, обитавших в Мексике, сохранилась следующая запись. Бог Титлакахуан предупредил человека по имени Ната об ожидаемой катастрофе и, подобно христианскому богу, посоветовал ему сделать себе ковчег.
Другие боги были уверены, что все люди погибли. Но когда воды успокоились, Ната и его жена добыли огонь и стали жарить рыбу. Запах поднялся к небу, и боги догадались, что кто-то из людей уцелел.
— Что за огонь там? — воскликнули они.— Зачем он так коптит небо?
Разгневанные боги хотели довершить дело уничтожения человеческого рода, но Титлакахуан уговорил их простить спасшихся.

В Библии тоже можно прочесть, что после потопа Ной развел огонь, и именно по запаху сожженной жертвы бог узнал, что люди спаслись.

Как известно, библейские тексты восходят к еще более ранним, в частности к вавилонским, источникам. Здесь совпадение оказывается еще более поразительным. После потока «боги собрались, как мухи», на запах жертвы. По этому запаху они узнали, что спасся какой-то человек со своей женой и, как и мексиканские боги, придя в страшный гнев, решили было уничтожить этих людей. И точно так же, как в мексиканском предании, заступничество бога Эа, предупредившего в свое время людей о потопе, спасло их.