ЗНАНИЕ Cерия "Знак вопроса" 1989 №11

Последняя книга Сивиллы?

автор - Юрий Владимирович Росциус

Предвидение будущего

Собирайте факты – из них родится мысль.

Бюффон

Прежде чем объяснить факты, надобно удостовериться в их существовании; поступая таким образом, избегаешь опасности очутиться в смешном положении, что отыскал причину несуществующего.

Фонтенелль

1. Свидетельства очевидцев

Известно, что «Песнь о Вещем Олеге» была написана Пушкиным в строгом соответствии с древними летописями – встреча с волхвом, предсказание будущего, насмешка князя над несбывшимся предсказанием, нелепая смерть от укуса змеи… Быль это либо просто красивая легенда? Сейчас об этом можно лишь гадать, так же как и о том, случайно ли было обращение поэта к этой теме. В самом деле, ведь сознательная жизнь самого Пушкина по какому-то странному стечению обстоятельств протекала по предсказанному ему еще в юности руслу!

Современники Пушкина утверждали единодушно, что знаменитая в то время петербургская гадалка Александра Филипповна Кирхгоф около 1817–1818 годов предсказала ему скорое получение денег, две ссылки, женитьбу, известность, поведала, что он может прожить долго, но на 37-м году жизни должен остерегаться высокого белокурого человека, белой лошади и белой головы. Незамедлительно, буквально в ближайшие дни начав сбываться, пророчество обратило на себя внимание Пушкина.

Мрачные шутки, по свидетельству близко знавших поэта лиц, неоднократно слетавшие с его уст, подтверждают факт предсказания.

Так, готовясь к дуэли с графом Толстым («Американцем», как его называли), Пушкин в присутствии А. Н. Вульфа несколько раз повторил: «Этот меня не убьет, а убьет белокурый, так колдунья пророчила!»

Общественный деятель, писатель, историк и академик Петербургской Академии наук Михаил Петрович Погодин в своей книге «Простая речь о мудреных вещах» рассказывает о том, что в 1827 году, вскоре после опубликования эпиграммы «Лук звенит, стрела трепещет…», Пушкин, встретясь с ним, сказал смеясь: «А как бы нам не пришлось расплачиваться за эпиграмму: я имею ведь предсказание, что должен умереть от руки белокурого человека, а ведь М. белокурый!» Правда, книга эта увидела свет лишь в 1873 году, то есть без малого через сорок лет после гибели Пушкина, что снижает документальность свидетельства. Но время было милостиво к другим документам. До наших дней дошли дневники М. П. Погодина, в которых есть следующая запись:

«1837 г. Февраль. 1. Слух о смерти Пушкина… Не верится…

2. Подтвердилось… Вспомнил предсказание ему…»

Учитывая значение Пушкина для современников и его роль в жизни России того времени, невозможно допустить кощунственную фальсификацию М. П. Погодиным (человеком глубоко и истинно верующим) сообщения о предсказании тотчас после получения нести о смерти поэта. Исследование известных публикаций позволяет с достаточной уверенностью утверждать, что предсказание было сделано в конце 1817 – начале 1818 года, то есть почти за двадцать лет до убийства Пушкина!

Надо ли напоминать, что Пушкин был убит в возрасте 37 лот белокурым, высоким (180 см) кавалергардским офицером Дантесом, носившим белый форменный мундир?! Любопытно, что лошади в ого полку также были белыми. Интересно, как повернулась бы судьба Пушкина, если бы ему удалось осуществить высказанное им незадолго до гибели в разговоре с Александрой Осиповной Смирновой жеманно покинуть пределы России, желание, как он заявил, гораздо более четкое, нежели в молодые годы?

Известен также странный рассказ декабриста Сергея Ивановича Муравьева-Апостола, записанный с его слов и опубликованный в журнале «Русский Архив», № 1 за 1871 г., с. 262.

Во время занятия русскими войсками Парижа (в 1814 году, последовавшим за изгнанием Наполеона из России) блестящий юный гвардейский офицер С. И. Муравьев-Апостол с товарищем зашел к известной под именем Сивиллы предместья Сен-Жермен парижской предсказательнице Марии Анне Аделаиде Ленорман (1772–1843). Офицеры спросили о своей судьбе. Гадалка сказала, что оба умрут насильственной смертью.

Обращаясь к Муравьеву, она добавила: «Вы будете повешены!» Возмущенный позорной казнью юношески темпераментный 18-летний Муравьев резко возразил ей, что он «не англичанин какой-нибудь, а русский дворянин!» (В России в ту нору была отменена смертная казнь для представителей дворянства.) Однако ужасное предсказание сбылось через двенадцать лет, когда в числе пятерых повешенных декабристов был и Сергей Иванович Муравьев-Апостол!

Относительно достоверности этого рассказа следует сказать, что в названном журнале на с. 262–263, в примечании издателя журнала Петра Бартенева к приведенному рассказу, особо отмечено: «Можно было бы, пожалуй, считать все это за вымысел, если бы не существовало об этом предвещании записки, составленной Е. Ф. Муравьевой со слов самого С. И. Муравьева по его возвращении в Россию». Имя русского археографа и библиофила Петра Ивановича Бартенева служит хорошим поручительством в пользу прижизненной записи приведенного рассказа. Другой современник Муравьева, уже упоминавшийся нами М. П. Погодин, также свидетельствует: «…рассказ был записан Муравьевой задолго до его ужасной смерти».

Таким образом, фактологичность второго рассмотренного нами свидетельства также практически несомненна.

В первом томе известной энциклопедии Брокгауза и Эфрона читаем:

«Авель – монах-предсказатель, родился в 1757 году. Происхождения крестьянского. За свои предсказания дней и часов смерти Екатерины II и Павла I, нашествия французов и сожжения Москвы многократно попадал в тюрьмы, а всего провел в заключении около 20 лет. По приказанию имп. Николая I Авель был заточен в Спасо-Ефимьевский монастырь, где и умер в 1841 г.»

Оценка достоверности этого сообщения энциклопедии затруднительна Безусловно, высок ее авторитет. Неоспоримо интересно также то обстоятельство, что простой монах крестьянского происхождения был удостоен личной аудиенции тремя императорами последовательно правившими в России в эти годы.

Аудиенции как можно полагать, доверительной, без свидетелей. Его сообщения были столь необычны и зловещи, что служили каждый раз поводом для последующего заточения в тюрьму. Потом видимо, разбирая бумаги предшествовавшего властителя, преемник вызывал к себе Авеля и… история повторялась – снова тюрьма!

Кстати многие предсказатели терпели за свои дар, так, уже упоминавшаяся нами ранее Мария Анна Ленорман, бывшая приятельницей супруги Наполеона-Бонапарта императрицы креолки Жозефины также подвергалась гонениям: По личному распоряжению Наполеона она была выслана из Парижа, куда возвратилась лишь после падения императора.

Что касается Авеля, то представляют интерес материалы архива дома Романовых, где, вероятно, можно найти свидетельства о состоявшихся аудиенциях, а также распоряжения о ссылке и заточении бедного предсказателя. Также интересны поиски его «Зело престрашных пророческих книг» – рукописных тетрадей Авеля упоминаемых в некоторых источниках.

Известны свидетельства подобных предсказании и более позднего времени. Так, супруга Н. И. Бухарина – А. М. Ларина – в статье «Он хотел переделать жизнь, потому что он ее любил» (Огонек – 1987. – № 48. – С. 26) сообщает:

«Летом восемнадцатого года Н. И. Бухарин находился в Берлине. Его командировали для подготовки документов, связанных с мирным Брестским договором Николай Иванович рассказывал дома, что однажды услышал рассказ об удивительной гадалке предсказывающей судьбу. Любопытства ради вместе с Г. Я. Сокольниковым он решил посетить обитавшую на окраине города предсказательницу. То, что наворожила ему хиромантка, было поразительно:

– Вы будете казнены в своей стране.

Бухарин оторопел, ему показалось, что он ослышался, и переспросил:

– Вы считаете что советская власть погибнет? – спросил он.

– При какой власти погибнете – сказать не могу, но обязательно в России».

Надо ли напоминать о происшедшем через два десятилетия после посещения гадалки?

Любопытно сообщение известного шведского ученого-этнографа, участника экспедиции на плоту «Кон-Тики», Бенгта Даниельссона. В книге «Большой риск» («Путешествие на „Таити-Нуи“») он пишет о предсказании судьбы руководителю экспедиции на плоту «Таити-Нуи» барону Эрику де Бишопу:

«Вечером чтобы разогнать мрачные мысли, я стал перечитывать замечательную книгу о первом плавании Эрика и Тати в Тихом океане, изданную в 1938 году французским писателем Франсуа де Пьерфе с разрешения и при содействии обоих путешественников. Внезапно мой взгляд упал на следующую фразу:

Книги читать онлайн

Содержание раздела: