ЗНАНИЕ Серия "Знак вопроса" 1989 № 6

Найдутся ли ответы?

автор - Генрих Романович Иваницкий

От автора

– Вопросы есть?

– Вопросы есть. Ответов нет.

(Из выступления кинорежиссера С. Ростоцкого на встрече с телезрителями.

Найдутся ли ответы? Не спешите говорить ни «нет», ни «да». Познакомьтесь с вопросами. Они из группы трудных. 30 лет назад я прочитал книгу француза Жана Брюллера (псевдоним Веркор). В ее названии содержался вопрос «Люди или животные?». Точнее, где проходит грань между животными и людьми? Веркор создал серьезное философское произведение с детективным сюжетом. Речь шла о вымышленном племени – тропи, обитающем на острове вблизи Австралии. Кто же такие тропи: необычайно развитая порода обезьян или примитивное племя людей?

Проводники-папуасы убивали и поедали тропи. Если тропи – люди, то это акт каннибализма, и долг цивилизованных людей остановить их действия. Если же тропи – животные, то не следует мешать папуасам охотиться на дичь и добывать таким образом пропитание. Если тропи люди, то, как замечает Веркор, долг священника-миссионера окрестить их, спасти от первородного греха. Если же они животные, то такие действия священника являются кощунством. Кто должен защищать права тропи: общество друзей животных или суд?

Нас в свое время учили, что ответы на такие вопросы необходимо искать в сфере производственных отношений. В частности, в течение многих лет доказывалось, что человека от животного отличает способность преобразовывать природу. Однако если только этот критерий взять за основу, то следует парадоксальный вывод: наши предки, которые занимались в основном бортничеством и охотой, не были людьми. Кроме того, сегодня многие из нас обращаются к обществу: «Одумайтесь, прекратите преобразовывать природу и калечить самих себя». Мы заново пересматриваем наши представления о своих взаимоотношениях с природой. Так кто мы – люди или животные?

Красота человека в размышлениях, сострадании и умении ужасаться, оценивая возможные последствия своих действий. Животные на это не способны, и в этом смысле они счастливее нас. Но если мы в погоне за мифическим счастьем отказываемся от этих черт, прекращаем подавлять инстинкты, то теряем ли мы право называться людьми? Все равно потомки нас будут судить по законам людей, удивляясь при этом глупости наших ошибок. Существование различных мнений при поиске ответов на подобные вопросы доказывает, что мы натолкнулись на внутренние противоречия. По-видимому, критерия истинности не существует где-то вне нас, поэтому наши размышления в своей основе обязаны быть многовариантными.

Движение мысли идет параллельно по многим профессиональным траекториям. Необходимо взвешивать мнения специалистов. Нужен представительный консилиум, если хотите, то называйте его судом присяжных, и только после заслушивания всех должна приниматься диалектическая формулировка решения. Эта брошюра так и задумана, как выступления по нескольким поставленным жизнью вопросам двенадцати специалистов. Прослушав все доводы «за» и «против», решение должны принять мы сами. Критерий нравственности находится внутри нас.

В отличие от романа Веркора в брошюре нет вымысла, вся фактура выступлений – это сегодняшнее состояние науки, все приведенные вопросы и примеры взяты из действительности. Придумано только само заседание.