ЗНАНИЕ. Научно-популярная серия "Знак вопроса"

Где жили герои эддических мифов?

автор - Владимир Иванович Щербаков

Рог Хеймдалля разбудит асов во главе с Одином и его дружину павших. Поскачет Один за советом к мудрому Мимиру.

И будет великая битва на поле Вигрид, что простирается на сто переходов в каждую сторону.

Один сразится – с Фенриром, Тор с Ермунгандом, Тюр с псом Гармом, Хеймдалль с Локи, а Фрейр с великаном Суртом. Фенрир проглотит Одина, но Видар разорвет ему пасть. Фрейр погибнет в схватке с Суртом, потому что не будет при нем его меча, который он отдаст Скирниру. Тор умертвит мирового змея, но и сам, пройдя лишь девять шагов, упадет замертво, отравленный его ядом. Убьют друг друга Тюр и Рарм, Хеймдалль и Локи. А Сурт сожжет мир, и погибнут многие боги и люди.

Но после гибели мира наступит его возрождение. Поднимется из моря земля, зазеленеют поля. Поселятся на Идавелль-поле, где прежде был Асгард, оставшиеся в живых сыновья Одина – Видар и Вали. Придут туда Моди и Магни, сыновья Тора, и принесут с собой молот Мьелльнир. Возвратятся из Хель Бальдр и Хед. Выживут, укрывшись в роще Ходдмимир, и два человека – Лив и Ливтрасир, и дадут они начало человеческому роду.

Вот и все об Асгарде и его жителях. Но в мире много и других обиталищ. В соседней стране, что зовется Альвхейм, живут светлые альвы. Они прекраснее солнца. А темные альвы чернее смолы, и живут они в земле. На южном краю неба расположен чертог Гимле. Он прекрасней всех и светлее солнца, и устоит он, когда обрушится небо и погибнет земля. И будут в нем всегда жить хорошие и праведные люди. На Окольнире стоит еще один чертог – Бримир. В нем вкушают блаженство. Прекрасен и чертог Синдри, который находится на Горах Ущербной Луны и сделан из чистого золота. А на Берегу Мертвых стоит огромный и ужасный чертог. Свит он из змей, головы которых повернуты внутрь и брызжут ядом. И текут по этому чертогу ядовитые реки, которые переходят вброд клятвопреступники и злодеи-убийцы. Но хуже всего в потоке Кипящий Котел, где дракон Нидхегг гложет трупы умерших.

Все это услышал конунг – правитель Гюльви в Асгарде, куда он отправился, чтобы разузнать, почему так могущественны- асы, и вернувшись домой, рассказал людям.

Итак, мы очень кратко познакомились с древними мифами. Попробуем теперь отыскать в них реалистические черты и характеристики места и времени, которые помогут ответить на вопрос, поставленный в заголовке этой книги. Ведь известно, что в мифах отражается жизнь, эпоха, время.

Прежде всего отметим, что в «Эдде» Асгард отождествляется с древней Троей. Но это скорее дань европейской традиции. Как читатель увидит позднее, другие указания эддических мифов уводят нас совсем в другой регион, который расположен «восточнее Дона». Противоречивость, некоторая размытость времени и особенно места, характерна для эддического цикла, заставляет исследователя быть внимательным к деталям и вариациям темы.

Вернемся к тексту источника и ознакомимся теперь с немаловажными подробностями.

Вблизи середины земли, повествует «Младшая Эдда», был построен город, снискавший величайшую славу. Это была Троя.

«Этот град, – сообщает „Эдда“ – был много больше, чем другие, и построен со всем искусством и пышностью, которые были тогда доступны. Было там двенадцать государств, и был один верховный правитель. В каждое государство входило немало обширных земель. В городе было двенадцать правителей. Эти правители всеми присущими людям качествами превосходили других людей, когда-либо живших на земле». А вот вполне земная родословная Одина из той же «Младшей Эдды»:

«Одного конунга в Трое звали Мунон или Меннон. Он был женат на дочери верховного конунга Приама, ее звали Троан. У них был сын по имени Трор, мы зовем его Тором. Он воспитывался во Фракии у герцога по имени Лорикус. Когда ему минуло десять зим, он стал носить оружие своего отца. Он выделялся среди других людей красотой, как слоновая кость, врезанная в дуб. Волосы у него были краше золота.

Двенадцати зим от роду он был уже в полной силе. В то время он поднимал с земли разом десять медвежьих шкур, и он убил Лорикуса герцога, своего воспитателя – и жену его Лору, или Глору, и завладел их государством Фракией. Мы зовем его государство Трудхейм. Потом он много странствовал, объездил полсвета и один победил всех берсерков, всех великанов, самого большого дракона и много зверей. В. северной части света он повстречал прорицательницу по имени Сибилла – а мы зовем ее Сив – и женился, на ней.

Никто не ведает, откуда Сив родом. Она была прекраснейшей из женщин, волосы у нее были подобны золоту. Сына их звали Лориди, он походил на своего отца. У него был сын Эйнриди, а у него – Вингетор, у Вингетора – Вингенер, у Вкнгенера Моди, у Моди – Маги, у Маги – Сескев, у Сесева – Бедвиг, у Бедвига Атри, а мы зовем его Аннан, у Атри – Итрманн, у Итрманна – Херемод, у Херемода Скьяльдун, его мы зовем Скьельд, у Скьяльдуна – Бьяв, мы зовем его Бьяр, у Бьяра – Ят, у Ята – Гудольв, у Гудьва – Финн, у Финна – Фридлав, мы зовем его Фридлейв, а у него был сын Воден, а мы зовем его Один. Он славился своею мудростью и всеми совершенствами. Жену его звали Фригида, а мы зовем ее Фригг.

Одину и жене его было пророчество, и оно открыло ему, что его имя превознесут в северной части света и будут чтить_ превыше имен всех конунгов. Поэтому он вознамерился отправиться в путь…»

Одина и его людей прославляли и принимали за богов.

И вот они пришли на север в страну саксов. Править страной Один оставил троих сыновей. Одного из них звали Вегдег. Он остался в восточной стране саксов. Второго сына Одина звали Бельдег, или Бальдр. Ему принадлежала нынешняя Вестфалия. Третий сын Одина Сиги правил землей, которая позднее названа страною франков, и от него ведет начало род Вольсунгов. Один пустился в дальнейший путь и достиг страны, которая называлась Рейдготланд. Правителем ее Один сделал своего сына по имени Скьельд. От него происходит род Скьельдунгов. Это датские конунги, а страна позднее етала зваться Ютландией.

Потом Один достиг страны, что зовется ныне Швецией. Тогда ею правил Гюльви. Он вышел встречать Одина и сказал, что тот может властвовать в его государстве, как только пожелает. В любой стране, отмечает источник, где они останавливались, наступали времена изобилия и мира…

И все верили, что это творилось по воле Одина и его сподвижников. И ни красотою своей, ни мудростью асы не походили на прежде виданных людьми в этих странах. Одину понравились там земли, и он избрал их местом для города, который зовется теперь Сигтуна. Он назначил там правителей подобно тому, как это было в Трое… После того он поехал на север, пока не преградило путь море, окружавшее, как им казалось, все земли. Он поставил там своего сына править государством, что зовется теперь Норвегией.

Сына- же звали Сэминг, и от него ведут свой род норвежские конунги, а также и ярлы и другие правители… А с собою Один взял сына по имени Ингви, который был конунгом в Швеции, и от него происходит род, называемый Инглингами. Асы взяли себе в той земле жен, а некоторые женили и своих сыновей, и настолько умножилось их. потомство, что они расселились по всей Стране саксов, а оттуда и по всей северной части света, так что язык этих людей из Азии стал языком всех тех стран. И люди полагают, что по записанным именам их предков можно судить, что имена эти принадлежали тому самому языку, который асы принесли сюда на север…

О конунге Древней Швеции Гюльви источник сообщает, что его поражало могущество асов и он наконец пустился в путь к Асгарду, и «поехал тайно, приняв обличие старика, чтобы остаться неузнанным». Но асы узнали об этом и «наслали ему видение». Вступив в город, Гюльви будто бы увидел высокий чертог, и крыша его была устлана позолоченными щитами.

В чертоге было много палат и множество народу: иные играли, иные пировали, иные бились оружием.

«Он увидел три престола, один другого выше, И сидят на них три мужа. Тогда он спросил, как зовут этих знатных мужей. И приведший его отвечает, что на самом низком из престолов сидит конунг, а имя ему – Высокий. На среднем троне сидит Равновысокий, а на самом высоком – Третий. Тогда спрашивает Высокий, есть ли у него еще какое к ним дело, а еда, мол, и питье готовы для него, как и для прочих, в Палате Высокого». И вот Гюльви задает вопросы, а из ответов его собеседников складывается картина мироздания.

«Всего раньше была страна на юге, имя ей Муспелль. Это светлая и. жаркая страна, все в ней горит и пылает. И нет туда доступа тем, кто там не живет и не ведет оттуда свой род. Суртом называют того, кто сидит на краю Муспелля и его защищает. В руке у него пылающий меч, и, когда настанет конец мира, он пойдет войною на богов и всех их победит и сожжет в пламени весь мир».

Гюльви спросил: «Что же было в мире до того, как возникли племена и умножился род людской?» Тогда сказал Высокий: «Когда реки, что зовутся Эливагар (т. е. „Бурные волны“), настолько удалились от своего начала, что их ядовитая вода застыла подобно шлаку, бегущему из огня, и стала льдом, и когда окреп тот лед и перестал течь, яд выступил наружу росой и превратился в иней, и этот иней слой за слоем заполнил Мировую Бездну». И сказал Равновысокий: «Мировая Бездна на севере вся заполнилась тяжестью льда и инея, южнее царили дожди и ветры, самая же южная часть Мировой Бездны была свободна от них, ибо туда залетели искры из Муспелльсхейма». И Третий добавил: «И если из Нифльхейма шел холод и свирепая непогода, то близ Муспелльсхейдоа всегда царили тепло и свет.

И Мировая Бездна была там тиха, словно воздух в безветренный день. Когда ж повстречались иней и теплый воздух, так что тот иней стал таять и стекать вниз, капли ожили от теплотворной силы и приняли образ человека, и был тот человек Имир, а инеистые великаны зовут его Аургельмиром. От него-то и пошло все племя инеистых великанов»…

Тогда спросил Гюльви: «Где жил Имир? И чем он питался?» Высокий ответил: «Как растаял иней, тотчас возникла из него корова ПО имени Аудумла, и текли из ее вымени четыре молочные реки, и кормила она Имира». И сказал Гюльви: «А чем же кормилась сама корова?» Высокий ответил: «Она лизала соленые камни, покрытые инеем, и к исходу первого дня, когда она лизала те камни, в камне выросли человечьи волосы, на второй день голова, а на третий день возник весь человек. Его прозывают Бури (т. е. „Родитель“). Он был хорош собою, высок и могуч. У него родился сын но имени Бор („Рожденный“). От него и произошли Один и его братья правители на небе и на земле».

Гюльви спросил: «Как же поладили они меж собою? И кто из них оказался сильнее?» Высокий ответил: «Сыновья Бора убили великана Имира. А когда он пал мертвым, вытекло из его ран столько крови, что в ней утонули асе инеистые великаны. Лишь один укрылся со всею своей семьей. Великаны называют его Бергельмиром (дословно: „Ревущий как медведь“). Он сел со своими детьми и женою в ковчег и так спасся. От него-то и пошли новые племена инеистых великанов».

Спросил Гюльви: «Какой путь ведет с земли на небо?». Отвечал со смехом Высокий: «Неразумен твой вопрос! Разве тебе неизвестно, что боги построили мост от земли до неба, и зовется мост Биврест? Ты его, верно, видел. Может статься, что ты зовешь его радугой. Он трех цветов и очень прочен, и сделан нельзя искуснее и хитрее! Но как ни прочен этот мост, и он подломится, когда поедут но нему на своих. конях сыны Муспелля, и переплывут их кони великие реки и помчатся дальше». Тогда молвил Ганглери: «Думается мне, не по совести сделали боги тот мост, если может он подломиться; ведь они могут сделать все, что ни пожелают». Отвечал Высокий: «Нельзя хулить богов за эту работу. Добрый мост Биврест. но ничто не устоит в этом мире, когда пойдут войною сыны Муспелля».

И спросил Гюльви: «Что предпринял Всеотец, когда строился Асгард?» Высокий ответил: «Сначала он собрал правителей мира, чтобы решить с ними судьбу людей и рассудить, как построить город. Было это в поле, что зовется Идавелль, в середине города. Первым их делом было воздвигнуть святилище с двенадцатью тронами и престолом для Всеотца. Нет на земле дома больше и лучше построенного. Все там внутри и снаружи как из чистого золота. Люди называют тот дом Чертогом Радости. Сделали они и другой чертог. Это святилище богинь, столь же прекрасное, люди называют его Вингольв. Следом построили они дом, в котором поставили кузнечный горн, а в придачу сделали молот, щипцы, наковальню и остальные орудия. Тогда они начали делать вещи из руды, из камня и из дерева. И так много ковали они той руды, что зовется золотом, чту вся утварь и все убранство были у них золотые, и назывался тот век золотым, пока он не был испорчен женами, явившимися из Етунхейма (т. е. из страны великанов – етунов). Затем сели боги на своих престолах»…

Итак, красной нитью проходит через миф идея переселения племен, что в древности было довольно частым явлением. Переселялись племена – обретали новые территории и боги.

Еще одна интересная и вполне реалистическая подробность: в скандинавских мифах осталась память о европейском леднике – ледовом панцире, сковывавшем некогда огромные территории. Это было еще 12 тыс. лет назад. Примерно к этому времени относит древнегреческий мыслитель Платон исчезновение легендарной Атлантиды. Тогда же и произошла и массовая гибель мамонтов. Образовались целые кладбища этих животных. Автору этих строк уже доводилось писать об этом. Оказалось, что мамонты были засыпаны вулканическим пеплом, хотя вулканов поблизости нет и не было.

Такое количество изверженного из недр материала не могли дать вулканы. Только падение очень крупного метеорита могло вызвать выпадение такого количества пепла. Но мамонты паслись в древности по долинам рек. И если понимать древние мифы как свидетельство катастрофы, катаклизма, связанного с падением гигантского метеорита (о чем упоминалось выше), то логично предположить, что район его падения Атлантика. Магма буквально взорвалась, смешавшись с водой после того, как метеорит пробил тонкую океаническую кору.

Вода с магмой, распыленной в атмосфере, была увлечена ураганами в районы от Ирландии до Дальнего Востока. По рекам прокатились волны грязевых селей – вулканический пепел, смешанный с водой, стал причиной гибели животных. С лица Земли исчезли тогда около десяти видов животных, включая мамонтов. Это были травоядные или виды, выживание которых связано с зелеными кустарниками в долинах рек. Интересно, что вулканический пепел в Долинах – Сибирских рек и на дне ирландского озера Нанокрон, как удалось установить автору этих строк, одного возраста около 12 тыс. лет.

После этого ледник начал стремительно таять, можно полагать, из-за погружения некоторых островов на дно океана и изменения направления Гольфстрима, который устремился к берегам Скандинавии, растопляя тысячелетние льды. И об этом помнит «Эдда»! В мифах прямо говорится о ледовом панцире и жаркой спокойной стране па юге. Интересно, что тогда, до катаклизма, атмосфера была более спокойной и обмен тепла был минимальным лютый холод на севере и неослабевающая жара на юге. И об этом рассказано в скандинавских мифах!

Отметим теперь, что катаклизм, или потоп, о котором говорят мифы многих народов, был первопричиной переселения племен на освободившиеся от льдов территории. Это переселение шло несколькими волнами – естественно, с юга и юго-востока. Процесс длился тысячелетиями. И об этом, как явствует из «Эдды», пошли древние люди, современники великанов, карликов и богов!

Книги читать онлайн

Содержание раздела: