ЗНАНИЕ. Научно-популярная серия "Знак вопроса"

Где жили герои эддических мифов?

автор - Владимир Иванович Щербаков

Асгард – родина асов

В этой главе хотелось бы рассказать о Парфии и ее культуре языком документа. Право же, стоит еще раз познакомиться с ее удивительными памятниками, и прежде всего с комплексом в Нисе, – но рассказ о них будет теперь строго документален.

* * *

Народы и племена, расселяясь на новых территориях, вступали в контакт с автохтонным (местным) населением. Так происходило взаимное обогащение культур. Вместе с тем старые мифы и сказания дополнялись, изменялись, включали новые песни, эпизоды, подробности. В то же время в «Младшей Эдде» можно найти ценное свидетельство в пользу того, что и героям, и людям, и новым местам давались старые имена, по аналогии с прежней родиной, «с тем, чтобы по прошествии долгого времени никто не сомневался, что те, о ком было рассказано, и те, кто носил эти имена, это одни и те же асы»

Вот почему имена древних богов не умирали., Вот почему в далекой северной стране Исландии (исландский язык сохранил больше древних черт, чем другие скандинавские языки) можно найти, например, озеро Лангисьор с древним корнем «сор», «сьор» («море»), характерным и для языков народов Средней Азии. А вот названия исландских рек: Ховсау, Екульсау, Твоурсау, Хамарсау. Приведем теперь для сравнения местные названия рек Таджикистана: Яхсу, Шаклису, Таирсу, Авансу.

Ледник по-исландски называется «екуль», ледниковая река – «екула», но тот же корень в несколько переосмысленном значении мы без труда находим в названиях горных озер Средней Азии:. Зоркуль, Шоркуль, Рангкуль и др. Прав автор «Младшей Эдды»! На новых местах люди действительно не забывали старые имена.

Итак, след асов, образно говоря, тянется из Средней Азии. И теперь можно подробнее ответить на вопрос, поставленный в заглавии этой книги. Попробуем это сделать, привлекая данные истории и археологии.

Средняя Азия в конце II – начале I тысячелетия до н. э. переживает большие изменения. По всей видимости, одна из главных причин происшедших изменений – появление новых групп населения на всей территории Средней Азии.

Сравнительное языкознание еще в первой половине XIX века показало тесное родство индоевропейских языков.

И индийские и иранские племена называли себя ариями, а свои страны – арийскими (Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. М., Мысль, 1983, с. 15).

По мнению одних ученых, арийские племена находились в Средней Азии и прилегающих районах уже в III тысячелетии до н. э. (В. Бранштейн, И. М. Дьяконов, Эд. Мейер, В. Пизани и др.); согласно мнению других, движение ариев из Северного Причерноморья на восток относится ко времени около 2000 года до н. э. (Т. Баррау, Ф. Шпект и др.), к первой половине и даже середине II тысячелетия до н. э. (В. Порциг, Р. Хаушильд и др.).

Сравнительно недавно Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванов раз работали теорию о прародине индоевропейцев, располагавшейся в V тысячелетии до н. э. в юго-восточной части Малой Азии и частично в Северной Месопотамии

Этот район близок к библейскому Эдему. Отсюда индоевропейцы расселились на огромных территориях в последующие эпохи.

* * *

Нас интересует прежде всего Парфия. Она делилась на ряд более мелких историко-культурных областей. Из дорожника Исидора Харакского известно, что таких областей в Парфии было по крайней мере три: Астауэна, Парфиена и Алаварктикена. Большинство современных исследователей считает возможным Парфавнису из «дорожника» Исидора Харакского отождествить с городищами Старая и Новая Ниса вблизи Ашхабада.

В предыдущей главе уже рассказывалось о Нисе и ее храмах, которые дают повод идентифицировать их с некоторыми из чертогов Асгарда.

Теперь попробуем рассказать о Нисе и некоторых близлежащих архитектурных памятниках более подробно, основываясь на уже проведенных археологами работах.

В одном из томов «Археологии СССР» дается описание поселений, какими их. увидели археологи. Будем опираться на это документированное описание, содержащее интересные детали.

Местоположение Нисы, о которой вкратце уже рассказано выше, было установлено еще в 80-х годах XIX века. Новая Ниса – парфянское поселение городского типа, с четкой планировки – цитадель, город и пригород.

Цитадель – наиболее высокая и надежно защищенная часть города (площадь ее около 4-га). Собственно город занимал площадь около 18 га и был обведен внешними стенами. Пригород также был обведен стеной, но застройка здесь была более разреженной.

«Изучение внешних стен Старой и Новой Нисы показало, что они возведены из сырцового кирпича и пахсы (битой глины). В основании они имели толщину 6-12 и высоту 10–15 м. Стены были усилены прямоугольными выступающими башнями, расположенными па расстоянии друг от друга. Башни, как и стены, в нижней своей части были монолитными. Оборона велась из помещений, расположенных во втором ярусе, или с открытых верхних площадок. Для обстрела использовались бойницы стреловидной формы. В некоторых случаях (Старая Ниса) для психологического воздействия на противника устраивались ложные бойницы» (там же, с. 215).

Употреблялся и обожженный кирпич. Лабораторный анализ этого кирпича показал, что он прочен, отличается хорошими физико-механическими показателями. Однако его применение ограничено лишь дворцово-храмовыми сооружениями Нисы и Мансурдепе (т. е. Дсгарда). В памятниках Старой Нисы использовались эле- менты, архитектурного декора из терракоты.

Раскопки Старой Нисы выявили характер зданий общественного назначения парфянской эпохи.

Центральным элементом комплекса был обширный двор, окруженный постройками, обращенными к нему фасадом. С северо-востока и частично с юго-востока двор обрамлен постройками дворцового характера. Общая планировочная схема-этой части комплекса еще не выявлена. Видимо, здесь располагались бытовые и хозяйственные помещения, сочетавшиеся с колонными портиками и внутренними двориками.

Важнейшие здания комплекса – это Круглый зал, связанный с Храмовой башней системой коридоров, и Квадратный зал, уже. знакомые читателю по предыдущей главе.

В северной части Михрдаткирта концентрировались постройки хозяйственного назначения. Важнейшая из них – Квадратный дом.

Мансурдепе расположен в 2,8 км севернее Новой Нисы. Раскопки памятника не завершены, поэтому от уточнения его датировки в пределах парфянской эпохи археологи пока воздерживаются.

Основные архитектурные сооружения располагаются внутри обширного, огражденного стенами пространства. С южной и восточной стороны стены не сохранились, поэтому площадь определена лишь приблизительно – 20–30 га. Стены возводились неодновременно. Сначала, по-видимому, был огражден квадрат площадью около 9 га, затем ограждалась территория к северу от существовавших уже построек. Постепенно сближаясь, стены примыкают к углам четырехугольного сооружения площадью приблизительно 1 га, назначение его археологам неясно.

Основные архитектурные сооружения группируются вокруг внутреннего двора, имеющего прямоугольные очертания; его площадь 1,2 га. Северо-восточный и юго-восточный углы двора фланкированы двумя курганообразными возвышенностями. Форма и размеры их одинаковы, видимо, это были однотипные сооружения, условно названные «северным» и «южным» храмами. Но и их назначение неясно

В середине восточной стены двора – остатки помещений, вероятно, служебного назначения. Возможно, здесь располагался парадный вход во двор. С запада двор ограничен монументальным зданием размером 50x40 м.

Относительно назначения комплекса Мансурдеие высказаны самые разные предположения, Д. Дурдыев считает его усадьбой, Пугаченкова Г. А. – дворцом, Кошеленко Г. А. – святилищем.

Здесь, как уже говорилось, вполне могло располагаться Идавелль-поле.

Дворцово-храмовая архитектура Нисы удивительна, неповторима. Парфянские мастера умело использовали местные материалы и широко применяли достижения соседних народов и эллинских стран. Но это. носило не подражательный характер, а творческий. Так использовались передовые достижения в области архитектуры. Монументальные сооружения парфян отличаются высокой прочностью (кирпич и битая глина-пахса), большими масштабами, лаконичностью, гармонией архитектурных форм и красок, ритмичным рисунком фасадов.

Обширные залы обводились коридорами. Очень характерны изумительные колонные интерьеры и дворы с айванами [4] , а также восходящие к давней народной традиции деревянные колонны на каменных базах. Эта архитектура чарует своей пластикой, гармонично сочетается с живописью. Вспомним о глиняных раскрашенных скульптурах. Детали интерьера окрашивались в разные цвета; стволы пристенных колонн – в белый, капители – в розовый, голубой, малиновый, зеленый. Ярусы стен украшались орнаментальными бордюрами.

Окрашенные плоскости часто образуют традиционное для Парфии сочетание красного, белого и черного… Окраска отдельных архитектурных деталей умело подчеркивала архитектонику здания.

Возможно, использование этих контрастных цветов восходит к древним традициям индоевропейцев, которые, как известно, имели общественное деление на военную знать, жрецов, свободных общинников. «Каждая из названных групп соотносилась с определенным цветом (жрецы с белым, военная знать с красным и т. д.) и с одной из трех плоскостей космоса, на которые они подразделяли существующий мир, – с небом, с пространством между небом и землей, землей» (Бонград-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. М. Мысль, 1983, с. 14–15).

Памятники Нисы и Манеурдепе еще не изучены детально и не оценены по достоинству. Восприняв влияние ахеменидского Ирана, Греции, Индии, степных народов, их архитектура тем не менее на протяжении веков сохранила свои уникальные, оригинальные черты.

При поразительной бедности источников по истории верований парфян храмовая архитектура может восполнить хотя бы частично этот пробел, так как культовое здание является как бы материальным выражением религии. К сожалению, в единственной общей работе, посвященной религии парфян (Unvalova I. M., Observations of the Religion of the Parthian. Bombay, 1925), даже не делалось попыток выделить собственно парфянские религиозные воззрения.

О религиозной архитектуре Парфиены можно судить разве лишь по результатам неполных раскопок Нисы. При раскопках Квадратного зала установлено два строительных периода. Первый падает на III–II века до К. э. (Кошеленко Г. А., Культура Парфии. М., Наука, 1966, с. 19). Здание – стояло на сплошной двухметровой платформе из сырцового кирпича, который использовался как основной строительный материал.

Первоначально это была, «возможно, отдельная подквадратная в плане постройка» (Пугаченкова Г. А. Искусство Туркменистана. М., 1967, с. 36) с единственным внутренним помещением размером 20 x 20 м и толщиной стен около 3 м, в нижнем ярусе – пилястры из сырцового кирпича и облицованные каменными плитами с каннелюрами – вертикальными желобками. Капители, венчающие колонны, были выполнены в дорийском ордере с небольшим эхином и абаком. Архитрав был, по-видимому, обозначен гладкой, может быть, окрашенной полосой. Фризы составляла группа терракотовых плит, чередование которых, подобно чередованию триглифов и метоп, создавало неповторимый архитектурный рисунок.

Второй ярус стен был украшен полуколоннами; диаметр их до 40 см, сложены они из фигурных кирпичей радиусом 18,5 см, снаружи тщательно отшлифованных. Капители их оформляла терракота. В эддических мифах упоминаются колонны Асгарда. Так и должно быть – в архитектуре Парфии колонны применялись весьма часто. Квадратный зал перекрывали балки, которые опирались на стены и круглые столбы, расположенные по малому квадрату помещения. Столбы были сложены из жженого кирпича особой лекальной формы диаметром около 90 см.

В начале нашей эры назначение зала изменялось. Найдены следы ремонтных работ. Второй строительный период Квадратного зала привел к довольно существенным переделкам.

Столбам, несущим перекрытие, придано четырехлопастное сечение. Вместо старых сырцовых пилястр поставлены полуколонны по семь на каждой стороне. Они выложены из фигурного жженого кирпича на ганчевом растворе и как бы входят в гнезда, встроенные в толщу сырцовых стен. Высота полуколонны несколько больше 3 м, диаметр ее – 52 см. Во втором ярусе располагались колонны диаметром до 60 см и высотой 4,5 м. Они выполнялись из толстых древесных стволов, обмазанных глиной и оштукатуренных алебастром. Фрагменты терракоты указывают на заимствование их из облицовок залов II века до н. э.

Стены первого яруса были оштукатурены белым ганчем, а верхний ярус стен – ярко-красным, на стенах бордюры и тяги черного цвета с красной орнаментацией. Глиняные раскрашенные статуи больше человеческого роста устанавливались в верхнем ярусе. Общее число статуй составляло 122 (по числу интерколумниев.). Вся скульптура выполнена на месте в Нисе. (Ремпёль Л. И. Терракоты Мерва и глиняные статуи Нисы. Труды ЮТАКЭ, т. I, 1949, с. 355–367).

Здесь, возвращаясь к сказанному в предыдущей главе, уместно добавить, что само число интерколумниев соответствует числу богов (асов).

В дошедших до наших дней фрагментах статуй найдено несколько небольших клочков волос и бороды, плечо статуи, одетой в панцирь, тяжелые вертикальные пластины с бахромой, представляющие, видимо, части панциря, глаз, фрагмент верхней губы с усами и т. п. Эти фрагменты дают еще одно основание сближать их с асами. Только одна статуя дошла в более сохранившемся виде – это статуя женщины в просторном, окутывающем фигуру одеянии. У нее не сохранилась голова и нижняя часть тела.

Исследователи иногда связывают назначение зала с зороастризмом. Главную роль в его ритуалах играет огонь. «Последний пророк Агура Мазды (верховного бога) совершит над всеми людьми страшный суд, по окончании которого комета упадет с неба и растерзает землю, как волк овцу, огонь растопит горы, и металлы потекут из них, как реки. Все воскресшие люди должны будут пройти через эту огненную реку.

Чистые пройдут безопасно, испытывая такое же ощущение, как от прикосновения к парному молоку, нечестивые, напротив, будут терпеть страшные муки, но только в течение трех дней и ночей. Вместе с грешниками будут мучиться сам Ангра-Майнью (бог зла) и его „дэвы“. После трех дней и ночей огненная река очистит даже ад, а обновленная земля будет абсолютно свободна от всего нечистого и вредного» (Чертихин В. Н. В поисках рая и ада. М., Политиздат, 1980, с. 57).

Но и здесь мы находим созвучия с эддическими мифами о Мировом Волке, который тоже будет терзать землю и бороться с богами, и о «нестерпимом жаре» огня.

Важной постройкой центрального комплекса Старой Нисы является Круглый храм. Это сооружение первоначально представляло собой изолированную постройку, квадратную в плане снаружи, внутри располагалось единственное круглое помещение диаметром 17 м.

Стены Круглого храма Нисы сложены из квадратного кирпича и достигали высоты 12 м. Как и в Квадратном зале, имелось два яруса, стены нижнего яруса были гладкими, оштукатуренными (как и обводной коридор) белым ганчем. Во втором ярусе, с высоты 6 м, располагались колонны из жженого кирпича и глиняные раскрашенные статуи, они подобны статуям Квадратного зала. Храм имел шатровое стропильное перекрытие и черепичную кровлю. В дальнейшем здание было окружено обводным коридором и функционально связано с другим крупным сооружением – Храмовой башней.

Цилиндрическая форма зала и характер его архитектурного оформления дали основания для сравнения с самофракийским храмом Арсинойоном, как это уже отмечено выше. Хотя культ самофракийских божеств по своим истокам и не является греческим, но, конечно, проникнуть с Запада в Парфию в период эллинизма он мог только через греков. Восприятие культа великих самофракийских божеств-кабиров прежде всего объясняется тем, что кабиры в эллинистическое время очень часто сливаются с божественными двойниками Диоскурами, а Диоскуры были божествами – покровителями династии Селевкидов. (Но вое а деки и Н. И., Культ Кабиров в Древней Греции. Варшава, 1891, с. 59).

Гипотеза об асах в Парфии (известных здесь, возможно, под другими именами) приводит скорее к выводу о самостоятельном развитии духовной жизни Парфии, не исключающей влияний. Речь может идти и о сходстве верований.

Парфянская культовая архитектура имеет общие черты и с храмовым зодчеством кушан – народа Средней Азии, и с религиозной архитектурой Хорезма. Заимствование эллинских элементов не приводило к простому подражанию. (Кошеленко Г. А. Культура Парфии, с. 29).

Хорошо известен археологам и храм на некрополе Новой Нисы. Этот храм, относящийся, как и храмовый комплекс Старой Нисы, к III–I векам до н. э., построен так, что его тыльная часть примыкает к оборонительной стене, а главный фасад обращен в сторону города. Здание покоится на сырцовой платформе, высотою 80 см. Стены его также выполнены из сырцового кирпича. Основной массив сооружения с трех сторон окружает колонный портик айван. От колонн сохранились торовидные базы (одна из них сложена из парфянского жженого кирпича, другая – из зеленовато-серого песчаника, обе оштукатурены ганчем). Ствол колонн был деревянным. Общее число колонн равно двенадцати.

Стена расчленена на два яруса. Нижняя – высотой 2,6 м – представляет собой сильно развитую панель. Архитектурное оформление ее включает пятиступенчатое основание, полуколенны с капителями, вырезанными на плоской терракотовой плитке, и горизонтальную полосу фриза. Стена оштукатурена и окрашена в малиново-красный цвет. Ступени, базы и стволы полуколонн, оформляющих стену, окрашены в черный цвет, капители – в красный. Верхняя часть стены, возвышающаяся над плоским перекрытием айвана, была оштукатурена белым ганчем. Высота ее над уровнем айвана не менее 5 м.

Полуколонны стены по высоте равны всего 1,7 м при диаметре 15,5 см. Капители, вырезанные на терракотовых плитках, выдержаны в формах ионийского ордера. Анализ колонн позволил установить их местное, догреческое происхождение, а также связь с традициями деревянной архитектуры. В верхней части стены предполагаются узкие световые проемы. В завершении стены был, по-видимому, узорный парапет, составленный из терракотовых зубцов. Лестница, ведущая к входу в здание, была с двумя боковыми маршами. Стены здания мощные (2,5 м). Внутренние размеры-здания 13 м В длину и 5 м в глубину. Храм Новой Нисы воплощает принципы местной строительной культуры.

Важнейшей чертой его является фронтальность (обращенность лицом к зрителю) композиции, что не характерно ни для греческой традиции, ни для месопотамского религиозного зодчества. Построение здания вширь, а не вглубь в сочетании с центральным проходом, делящим помещение на две части, очень напоминает Красный коридор Квадратного зала Старой Нисы. И неизбежный колонный портик! И то же, знакомое уже читателю, сочетание трех тонов: красного, черного и белого.

Особое место в архитектуре Старой Нисы занимает так называемый Квадратный дом. Он пережил несколько перестроек. Возник он в конце III – начале II века до н. э. (Кошеленко Г. А. Культура Парфии, с. 33). В этот период Квадратный дом представлял собой квадратное здание (59,7x59,7 м по внешнему периметру). Внутри находился квадратный двор (38x38 м) с портиком, охватывающим его со всех сторон, причем с юга имелся двойной ряд колонн. На каждой стороне – по девять деревянных колонн с маленькими каменными торовидными базами. Здание построено из сырцового кирпича. Вдоль каждой стороны здания размещалось по три продолговатые комнаты, сообщавшиеся друг с другом.

Выход в центральный дворик был только из средних помещений. По длинной оси каждого из этих помещений располагались четыре колонны. Вдоль стен были построены суфы-лежанки. При раскопках было установлено, что проемы дверей комнат последовательно закладывались наглухо, но читатель уже знает, почему это делалось и почему здесь оставлялся разнообразный, нередко ценный инвентарь. В конечном счете к концу I века до н. э. все комнаты оказались замурованными.

Начался новый период. Колонные портики двора были уничтожены. Уровень пола подняли на 30 см. Параллельно стене восточного фасада была построена стена, а возникшее таким образом узкое помещение разделено на десять маленьких. Двери, соединявшие их, были в дальнейшем замурованы. Затем были пристроены стены северного и западного участков двора. Раскопки этого здания поставили перед исследователями многие вопросы, о которых читатель помнит из предыдущих глав.

При раскопках в Нисе были найдены фрагменты парфянского трона из слоновой кости. Он очень напоминает трон, изображенный на персепольских рельефах, но изощренность в исполнении, растительные мотивы в украшении трона указывают на эллинистическое влияние. Видимо, копирование трона прежних владык Персии объясняется стремлением доказать свои законные права на наследование власти династии, родство с которой они утверждали. Добавим, что в «Младшей Эдде» речь идет о троне именно из слоновой кости!

Подведем итоги. Парфянское искусство в целом самобытно. То же можно сказать и об архитектуре. Мастера Парфии создали шедевры, которые еще плохо известны миру. Раскопки не завершены. О назначении построек идут дискуссии.

Неясны истоки верований периода асов. Многие особенности храмовой архитектуры нельзя объяснить зороастризмом. Л. А. Лелеков отмечает, например, что особую восточно-иранскую традицию (Мансурдепе и др. памятники) нельзя свести к зороастрийской даже в ее расширительном толковании (История и культура народов Средней Азии. М., Наука, 1976, с. 12–13).

Культурный подъем Ближнего Востока в парфянское время несомненен, отмечают исследователи. Это было время борьбы различных тенденций в культуре, творческих поисков и роста тех черт, которые проявляются и расцветают в последующее время, как в культуре Ирана, так и в поздней Римской империи и Византии.

Важнейшим отличием культуры Парфии от культуры сасанидского Ирана и Византии является отсутствие здесь строгой регламентации, канона. Здесь все в брожении, борьбе; сосуществуют явления, на первый взгляд полностью исключающие друг друга. Это время самых тесных культурных контактов, казалось бы, чрезвычайно далеких народов. Это приводит к большой пестроте, сложности процессов. «Но сквозь всю эту многокрасочную картину явственно проступают главные линии развития, создающие завтрашний день культуры, культуры Ирана времени Сасанидов и отчасти поздней Римской империи» (Кошеленко Г. А. Культура Парфии, с. 218).

* * *

Асхабад – город любви. Это точный перевод имени города Ашхабада. Совсем рядом – Ниса, столица древней Парфиены, объединившей некогда племена и народы для борьбы с Римом грозой Востока. Копье Одина и молот Тора, древних скандинавских богов, прежде чём войти в поэтические саги и песни, отражали натиск с запада разноплеменных легионов вечного города на Тибре. Рим пал, пала Парфия.

Остались руины и пыль. Но вечно слово. Древние сказания поведали нам удивительную историю. И кто знает, не древнее ли имя Города богов Асгарда унаследовал Асхабад – Ашхабад по вечному закону переосмысления – и сохранения – имен. По тому самому закону, который хорошо был известен творцам вечных, неумирающих героических песен, поведавших людям о светлых асах, их борьбе, жизни и любви – земной и небесной.

Книги читать онлайн

Содержание раздела: