Древний мир

Непознанное

Космос

Бубонная чума или Черная смерть

БВРОПА
1348-1666 гг.

За 300 лет нашествия на Европу (с 1348 по 1666 годы) бубонная чума, известная под названием «Черная Смерть», унесла 25 миллионов жизней. Причиной ее отступления могли послужить три фактора: пожар в Лондоне, смена времен года и улучшение санитарных условий.

* * *

Невероятная, страшная по своему размаху бубонная чума, которая разоряла и опустошала Европу на протяжении 300 лет, унесла 25 миллионов жизней, или одну треть населения Европы того времени. «Черная смерть» — под таким названием она была известна — явилась самым страшным наказанием природы всех времен.

Страшнее, чем война, поскольку ей были незнакомы государственные границы. Более жестокая и болезненная для своих жертв, чем землетрясения. Более жуткая, чем извержение вулкана или приближающийся ураган, из-за неизвестности ее природы. «Черная смерть», названная так из-за предшествовашего ей нашествия черных крыс, держала в своем рабстве западные цивилизации на протяжении нескольких поколений.

Первое упоминание о Pausteurella  pestis — паразите, являющемся разносчиком заболевания — как утверждают историки и ученые, было в 1334 г. в районе озера Иссык-Куль, который был назвал Чарльзом Т. Греггом в работе «Чума!» «… частью первоначального резервуара чумы Центральной Азии». Разносимая черными крысами — носителями блох, нашпигованных Pausteurella  pestis — чума распространилась на юг и восток Китая, в Индию и оттуда в Туркестан.

В 1347 г. в крымском торговом порту Каффа (Феодосия) группа предприимчивых генуэзских купцов оказалась в многолетней осаде хана Джанибека Кипчака. Каффа являлся в ту пору главным портом, куда поступали товары из Генуи, но для хана это не имело большого значения. Он удерживал Каффу в качестве заложника, отбивая любые вторжения, кроме «Черной Смерти». Болезнь объявилась в начале 1348 г. и скосила огромное войско Кипчака, словно это были для нее силы противника.

Вот что сказано в отчете Габриэля де Муссиса, нотариуса из Пьяченцы, который якобы был свидетелем событий: «Несметные полчища татар и сарацинов внезапно пали жертвой неизвестной болезни… всю татарскую армию поразила болезнь… каждый день… погибали тысячи… в паху сгущались соки, потом они загнивали, развивалась лихорадка, наступала смерть, советы и помощь врачей не помогали…»

Хан Кипчак, как всегда находчивый и варварски изобретательный, решил использовать трупы умерших воинов в качестве оружия. Таким образом, он был первый в истории человек, который применил биологическое оружие.

«Татары, измученные чумой, заразной болезнью, ошеломленные и потрясенные смертью товарищей, гибнущих без всякой надежды на выздоровление, приказывали заряжать трупы в метательные машины и забрасывать ими город Каффу, чтобы эти непереносимые снаряды положили конец защитникам города, — продолжал описывать Муссис. — Город забросали горами мертвецов, и христианам некуда было убежать и некуда было спрятаться от такого несчастья… Они предавали мертвых волнам. Вскоре весь воздух был заражен, отравленная, испорченная вода стала загнивать. Усиливалось нестерпимое зловоние…»

Заразившиеся генуэзские моряки погрузились на корабли и отплыли в Италию. Неся на себе зараженных блох, они привезли в итальянский порт орды таких же зараженных черных крыс, которые по якорным цепям покинули корабли и наводнили город. Но генуэзцы оказались не единственными, кто привез в Европу «Черную Смерть». Чуму в Италию привезли 16 галлеонов, и только 4 из них прибыли из Каффы. Двенадцать других, на борту которых были вернувшиеся из Константинополя крестоносцы, пришвартовались в Мессине (Сицилия) примерно в то же время. Крестоносцы уже были заражены.

К концу 1348 г. вся Италия была охвачена чумой, и ее страшное дыхание стало ощущаться во Франции. К августу зараза распространилась на Швейцарию и Англию, куда была завезена кораблем из Кале. Этот корабль пришвартовался в порту Дорчестера Мелкомбе. К концу 1349 г. чума коснулась Ирландии, Шотландии, Дании и большей части Германии. Норвежские корабли занесли ее в Исландию, все население которой вымрет. Польша и Россия были заражены к 1351 г.

Количество смертных случаев росло с астрономической скоростью. Вымерла половина населения Италии. Жертвой болезни стали каждые 9 из 10 жителей Лондона. В 1348 г. от чумы умерли 1 244 434 жителя Германии. К 1386 г. в русском городе Смоленске осталось всего 5 жителей.

Эта смерть была нелегкой. Вот что писал Микеле Платьенсис из Пьяцы (цитируется по работе Йоханнеса Нола «Черная Смерть»):
«Зараженные люди испытывали пронизывающие все тело боли, словно подтачивающие их изнутри. Потом на бедрах или предплечьях развивался волдырь… От него инфекция распространялась по всему телу и так глубоко проникала в него, что больных рвало кровью. Так… продолжалось без перерыва три дня, средств вылечить болезнь не было, и больной сгорал».

Совершенно запуганные и беспомощные потенциальные жертвы болезни начали вести себя негуманно.

«Погибали не только те, кто общался с заболевшими, но также и те, кто только прикасался или пользовался их вещами, — продолжал Платьенсис. — Вскоре люди возненавидели друг друга до такой степени, что, когда заболевал сын, отец переставал заботиться о нем. Если он все же осмеливался приблизиться к нему, то немедленно заражался и в течение трех дней сгорал…»

Во Флоренции чума свирепствовала с особым остервенением, поэтому «Черную Смерть» иногда еще называли «Флорентийской чумой». Вот выдержка из «Декамерона» Джованни Бокаччо:
«… ходили, держа в руках немного цветов, немного благоуханных трав и пряностей, которые они постоянно подносили к носу, считая, что такие запахи являются отличным средством для укрепления мозга, тем более, что воздух казался густым и насквозь был пропитан смрадом, источаемым мертвыми телами, равно как и больными, а также применяемыми снадобьями».

В Парме эхом отозвался Франческа Петрарка: «Увы, мой любящий брат, что я могу сказать? С чего мне начать? К чему прийти? Все есть скорбь, повсюду царит ужас. Во мне ты можешь увидеть то, о чем читал о великом городе у Вергилия: «Мучительная боль повсюду, повсюду страх и многочисленные образы смерти». О, брат, как бы я желал никогда не рождаться на свет или уже встретить смерть!»

Во Франции папский город Авиньон, резиденция папы Клементия VI, был наполнен чумой. Неизвестный каноник в письме семье в Бельгию так описывал ход печальных событий (цитируется по книге Джорджа До «Черная Смерть 1347 г.»): «… Половина, а может быть и больше половины населения Авиньона уже мертва. В городских стенах более 7000 домов стоят запертыми: в них никто не живет, те, кто когда-то обитал там, скончались; в окрестностях едва можно встретить живого человека. Поле возле «Чудотворной Мадонны» было выкуплено папой и освящено под кладбище. В него с 13 марта закопали 11000 трупов…»

Позже папа Клементий освятит реку Рону, чтобы в нее можно было сбрасывать тела умерших. Сам папа уцелел под защитой двух огромных костров, которые денно и нощно горели с двух сторон от него.

В Англии монах из Рочестера Уилльям Дин записал такую сцену: «К нашему великому прискорбию чума унесла такое огромное количество жизней людей обоего пола, что нельзя было найти человека, который свозил бы трупы в могилу. Мужчины и женщины относили детей на плечах к церкви и сбрасывали их в общий ров. От него исходило столь устрашающее зловоние, что люди опасались проходить мимо кладбища».

Такой обстановка была во всей Европе. Отчаявшиеся люди в надежде избавиться от боли, ужаса и неизбежной смерти от чумы обращались к врачам, которые не больше их знали, как лечить эту скоротечную болезнь. Тем не менее, врачи продолжали пробовать различные паллиативные способы.

Некоторые доктора советовали вокруг шеи носить человеческие фекалии в зашитом мешочке.
Другие предписывали купание в моче и ее употребление внутрь. К нарывам, для отсасывания яда, прикладывали пиявок, высушенных жаб и ящериц. В открытые раны вкладывали свиное сало и масло. В яички втыкали иголки. Кровью только что зарезанных голубей и щенков окропляли горящие в лихорадке лбы.
Французский врач Ги де Шольяк вскрывал нарывы и прижигал открытые раны раскаленной докрасна кочергой. Этот примитивный способ очистки действительно давал результат, если человек, по отношению к которому он был применен, не умирал от сердечного приступа, не впадал в необратимый шок, не сходил от боли с ума.

Возникла проблема «отравленных помещений» — тех, где от чумы скончались люди. В большое плоское блюдо наливали свежее молоко и оставляли посредине зараженной комнаты, чтобы адсорбировать зараженный воздух. Неизвестный лондонский врач предложил следующий рецепт обеззараживания дома, в котором скончался чумной больной: «… Возьмите несколько крупных луковиц, очистите их, положите 3-4 луковицы на пол, и пусть они так полежат в течение 10 дней, лук вберет в себя всю инфекцию зараженной комнаты, только потом луковицы нужно будет закопать глубоко в землю».

Озадаченные тем, что ни доктора, ни церковники не в состоянии помочь им, бедняки либо становились чересчур набожными, либо разочарованные в «отвернувшемся» от них Боге давали выход отчаянию в том, что находили «козлов отпущения», предавались распущенности, сластолюбию, верили амулетам, колдовству, даже поклонялись дьяволу. Во многих отношениях «Черная Смерть» отбросила цивилизацию на многие века назад.

Правда, были и отдельные положительные стороны. Некоторые очень набожные люди установили традиции, дожившие до наших дней. Например, жители Обераммергау поклялись проводить регулярные религиозные действия, если зловещая рука чумной напасти будет отведена от них. Их обет продержался до конца чумы — 1634 года, и чума покинула их. Они и сегодня еще представляют свое действо Страстей Господних.

Отдельные пятна солнечного света в те времена казались еще ярче в виду их редкости. Но рьяная религиозная исступленность принесла гораздо больше вреда. Страну заполонили флагелланты так называемых «Братьев Креста». Они устраивали на деревенских площадях ритуалы самобичевания во искупление грехов, которые якобы послужили причиной чумы. В то же время сами становились разносчиками чумы.

Поиск козлов отпущения разжег антисемитизм. В мае 1348 г. в трех городах Франции были истреблены еврейские поселения. Жестокая расправа постигла старых и малых, здоровых и слабых, женщин и детей.

В сентябре того же года еврейский врач в Шильоне (Швейцария) во время кровавых истязаний «признался», что он и еще несколько членов еврейской общины отравили колодцы. Новость быстро распространилась по всей Европе. Было уничтожено 50 крупных и 150 мелких еврейских общин. Всего было устроено 350 погромов.

Некоторые сказки и детские стишки корнями уходят во времена «Черной Смерти».
На шее венки из роз,
Букетиков полные карманы,
Апчхи-апчхи!
Все падают на землю.

Несомненно, здесь дано описание традиции носить гирлянды цветов во времена чумы, чтобы приглушить запах миазмов. Две последние строчки являются свидетельством отсутствия сколь-нибудь действенного лекарства, если обладатели букетиков делали последний вздох и падали замертво.

Более жизнерадостна сказка о Дудочнике из немецкого городка Хамельна, пораженного в 1358 г. и 1361 г. чумой и полчищами крыс. Исторические факты совпадают с рассказом и поэмой Роберта Браунинга: «Хамельн был наводнен полчищами крыс. Власти города наняли странствующего крысолова. Когда он истребил всех крыс и потребовал плату за работу, власти предложил ему жалкие гроши. Крысолов покинул город, поклявшись отомстить. Тем временем дети Хамельна собирали тушки крыс, которыми были завалены улицы города, и бросали их в быстрый поток реки Везер. Заразившись чумой, дети умерли. Их похоронили на новом кладбище на склоне горы Коппельберг. В сказке именно в этом месте гора открылась и навсегда поглотила Дудочника и детей!»

Не встретив отпора ни со стороны Бога, ни со стороны людей, чума продолжала властвовать, накладывая отпечаток на привычки и традиции людей. Использовались всевозможные лекарства, снадобья и епитимьи. Некоторые оказывались эффективными, некоторые — нет. Пляски были одним из мрачных способов изгнания чумы. Во время фантастического действия, справедливо названного «Пляской смерти», тысячи жертв участвовали в неистовых плясках на площадях города до тех пор, пока не падали с ног от усталости или болезни. Остальные тем временем продолжали плясать и затаптывали упавших насмерть.

Более эффективным методом борьбы с чумой оказалась традиция устанавливать в портах карантин для прибывших кораблей. Кораблям предписывалось в течение 40 дней (возможно, по религиозным соображениям именно такой срок) оставаться на якоре. Это предотвращало распространение чумы в городах по вине моряков, но нередко корабли за это время становились безлюдными, так как зараженная чумой команда вымирала до единого человека.

Это были мрачные времена для всего мира, когда таким чудовищным способом сокращалось население, в том числе и в Европе. Единственное оружие, которое могло искоренить чуму — санитария — будет применено только в 1666 года, когда чума внезапно исчезнет. Некоторые считали причиной ее конца Лондонский пожар, некоторые — смену времен года. Но мало кто осознавал в то время, что причиной конца чумы стали мыло и вода.

Детальное описание конца «Черной Смерти» дано в статье «Английская чума 1665»

Наша библиотека

Самое читаемое сегодня: