Древний мир

Непознанное

Космос

Чума Фукидида

ГРЕЦИЯ
431 г. до новой эры

С 431 по 427 годы до новой эры сотни тысяч горожан Афин умерли от так называемой «Чумы Фукидида», которая представляла собой сочетания тифа и кори.

* * *

Так называемая «Чума Фукидида» распространилась в 431 г. до н.э., начавшись с Пелопонесской войны, и продлилась два года. В конце 427 г. ее вспышка повторилась, болезнь продержалась в течение года. Фактически это была эпидемия нескольких мистических заболеваний. Проведенный медицинскими историками анализ показал, что это было сочетание тифа и кори. Она в одинаковой степени поражала и солдат, и горожан Афин. По иронии судьбы самая высокая смертность наблюдалась среди врачей, поскольку болезнь оказалась чрезвычайно заразной.

Согласно описанию Фукидида, сделанному в его хронике Пелопонесской войны, «… болезнь как будто началась к югу от Египта, в Эфиопии; оттуда она двинулась в Египет и Ливию, распространившись на большей территории Персидской империи, она вдруг вторглась в Афины».

Первые случаи болезни появились после того, как вторглась и обосновалась в Аттике пелопонесская армия под командованием лакедемонийско-го царя Архидамуса. Отсюда они начали опустошать страну и распространять болезнь.

«Первой жертвой эпидемии пали жители Пирея, — продолжает Фукидид. — Предполагают, что пелопонесцы отравили водоемы; акведуки в то время построены еще не были. Потом болезнь распространилась на верхний город, и смертность от нее стала гораздо выше».

В течение лета 431 г. до н.э. Фукидид писал, что его армия и население Афин пребывали в полном здравии. Далее он пишет: «В одно мгновение и без какой-либо очевидной причины были охвачены необъяснимым жаром, который сосредоточивался сначала в голове, глаза покраснели и воспалились. Горло и язык были покрыты кровью, дыхание стало неестественным и зловонным. Потом началось чихание и першение в горле; в короткое время заболевание, сопровождаемое кашлем, распространялось на грудную клетку и быстро начинало спускаться ниже, поражался желудок, начиналась рвота желчью на все лады, какие только были известны лекарям…»

Потом следовали конвульсии и Фукидид описывает:

«… Тело на ощупь было не таким уж горячим и выглядело не слишком бледным; оно имело яркий цвет красноты, вызванной пустулами и изъязвлениями. Но внутренний жар был очень силен; страдальцы не могли переносить на себе даже легкой полотняной одежды; они желали оставаться нагими, и ничего не желали они столь страстно, как броситься в холодные воды. И многие из тех, за кем некому было присматривать, действительно бросались в водоемы, поскольку их мучила непереносимая жажда, которую не утоляло обильное питье. Они не могли спать. Беспокойство, которое становилось непереносимым, никогда не оставляло их. Пока болезнь была в разгаре, тело вместо того, чтобы сохнуть, оставалось в этих страданиях в прекрасной форме. И если они на 7 или 9 день умирали, то не от слабости и истощения, которых не испытывали, а от внутреннего жара, который был пределом всему, а если они выживали, то болезнь опускалась до кишечника и вызывала здесь сильные изъязвления; одновременно с этим начиналась страшная диарея, и на последней стадии наступало истощение, которое, наконец, за небольшим исключением заканчивалось смертью больного. Эта болезнь, начинавшаяся с головы, постепенно охватывала все тело, и, если человек проходил через самое худшее, она часто перекидывалась на конечности, оставляя свои отметины на гениталиях, пальцах рук и ног; некоторые выздоравливали, расставаясь с конечностями или глазами. Некоторые, не успев оправиться, теряли память и не могли сказать, кто они, узнать своих друзей и знакомых».

Когда люди не могли получить лечение или какое-нибудь облегчение своим страданиям ни от священнослужителя, ни от лекарей, они стали предаваться беззаконному разгулу и антирелигиозной лихорадке. Когда этой каре наступил конец, Афины собрались с силами и вновь стали образцовым и образованным городом-государством.

Наша библиотека

Самое читаемое сегодня: