Тайны и Факты

Ригведа | Мандала десятая | гимны X, 31-35

X, 31. Ко Всем-Богам

Размер – триштубх. Гимн необычен и чрезвычайно темен. Первая часть (стихи 1-5) представляют собой длинное введение, в котором автор морализирует на тему взаимоотношений богов и смертного и восхваляет достоинства своего гимна. В основной части (стихи 6-10) в своих космогонических спекуляциях автор исходит из того, что первоначальным богом был Агни. В последнем стихе 11 неожиданно упоминается Канва, сын Нришада, как поэт получившим награду, т.е. скорее всего как автор данного гимна.
1a:хвала богов (devanam:camso)
2a-b (Если) смертный прозевает (pari cin marto dravinam mamanyad / rtasya patha namasa vivaset):- Глагол pari man – значит проглядеть, пренебречь, запустить, забыть. Смысл этих строк в том, что, упустив где-то гонорар, поэт должен усилить праведное служение богам и (пады c-d) обдумать тактику воздействия на них с помощью поэтического произведения.
3b К удивительному (dasmam)
4a:домашний (damunah):- Постоянный эпитет Агни.
6c:этого асуры:- Т.е. Агни.
10:сын родился:- Стих соотносится с Агни, как это показано Гельднером. Яловая корова – дощечка для добывания огня трением, ранее бесплодная и вдруг порождающая огонь.
11 Канву:темнокоричневый:Для черного (kanvam:cyavo:krsnaya):- Настойчиво упоминается темный цвет, символизирующий автора данного гимна. Нельзя ли здесь увидеть связь между неарийским именем автора гимна и цветом его кожи? В паде c он с гордостью говорит, что для него, черного, набухло светлое вымя, – может быть, коровы — поэтической речи?


1 Да придет к нам на помощь хвала богов,
Достойная жертв, вместе со всеми стремительными (богами)!
С ними мы хотим быть добрыми друзьями!
Да преодолеем мы все трудности!

2 (Если) смертный прозевает имущество,
Пусть поклонением на пути закона он постарается привлечь (богов),
А также если он посовещается со своим разумом,
То мыслью схватит лучший способ действия.

3 Установлена сила видения. Налиты доли.
К удивительному подходят помощники, словно (коровы) на водопой.
Мы добились гимна для счастливого путешествия.
Мы стали посвященными у бессмертных.

4 Пусть порадуется свой собственный господин, домашний (бог, тому),
Для кого породил бог Савитар.
Или же Бхага и Арьяман пусть украсит его коровами!
Пусть он покажется ему милым и будет (также таковым)!

5 Пусть будет это место, как у утренних зорь,
Потому что владельцы скота пришли вместе со (своей) силой,
Прося его восхваления у певца.
Пусть достанутся нам хорошие награды!

6 Эта его милость, распространяясь
По земле, стала первой коровой.
В лоне этого асуры (находятся) (те, что) одного происхождения,
Что вынашиваются одинаковым вынашиванием.

7 Что было древесиной, а что тем деревом,
Из которого они вытесали небо и землю?
Вместе пребывают, не старея, двое вечно юных,
(А) дни (и) многие зори старятся.

8 Нет ничего другого, подобного этому, за его пределами:
Этот бык несет небо и землю.
Самосущий делает (свою) шкуру цедилкой,
Когда везут его, как буланые кобылицы – солнце.

9 Как стрела (?), проходит он сквозь широкую землю,
Как ветер, (разгоняет) туман, веет он на земле,
Когда он как Митра (или) Варуна умащаемый,
Словно Агни в древесине, испустил (свой) жар.

10 Когда яловая корова, которую умащают, сразу же отелилась,
Она, сама себя охраняющая, без колебаний вызвала колебание.
Когда сын родился раньше родителей,
Корова проглотила колышек, если уж (об этом) спросят.

11 А также Канву называют сыном Нришада,
И темнокоричневый победоносный конь сорвал ставку.
Для черного набухло светлое вымя,
(Но) тут никто не сделал для него набухшей истину.

X, 32. К Индре

Размеры: стихи 1-5 – джагати, 6-9 – триштубх.
Гимн состоит из двух частей, выдержанных в разных размерах. Первая (стихи 1-5) посвящена Индре, приезд которого на место жертвоприношения изображается как свадебный поезд (что необычно для системы образов РВ). Вторая часть (стихи 6-9) обращается к Агни. Ему отводится, как и в предыдущем гимне, особо важное место среди богов; кроме того, перед ним оправдываются за затянувшееся жертвоприношение. Последний стих 9 — закамуфлированное благодарение за дары – данастути.
3:кажется чудом из чудес:-Гельднер, считает, что по этим парадоксам жертвоприношения сразу распознается автор гимнов X, 27-28. Смысл стиха темен. Относительно пады c Гельднер считает, что жена – поэзия, а муж — Индра.
6a Спрятавшегося:- Этот стих отсылает к мифу о бегстве Агни, испугавшегося обязанностей хотара, в воды и возвращенного вновь богами – см. примеч. X, 51.
6b:хранитель завета (vratapah):- Скорее всего, подразумевается Варуна, потому что именно он в X, 51 больше всех убеждал Агни вернуться.
6a-b:он стал дышать:- Речь идет об Агни. Видимо жертвенный костер или совсем погас, или едва тлел.
8c-d:юношу настигла старость – Агни называют юным, так как он все время вновь и вновь рождается. Когда костер разгорелся основательно, это изображается как старость.
9b Курушравана (kurucravana – букв. слава [племени] куру). Nom. pr. царя, покровителя певца – ср. X, 33, заказчика жертвоприношения

1 Два отправившихся в путь (коня) внимательно должны легко выдержать,
(У этого) удобно устроившегося у сватов вместе со сватами.
Пусть Индра наслаждается у нас тем и другим,
Когда он обратит внимание на напиток из сомы!

2 Ты, о Индра, едешь через небесные светлые пространства,
Через земные просторы, о многовосхваленный.
Кто привозит тебя в один миг на обряды,
Те должны легко покорить болтливых скупцов!

3 Это мне кажется чудом из чудес,
Что сын помнит рождение родителей.
Призывом уводит жена с собою мужа:
Готов счастливый свадебный поезд мужчины.

4 Я наблюдал за этим приятным местом,
Куда дойные коровы направляют (твой путь), как свадебный поезд,
Где мать – древняя советчица стада
(И) семичастный народ песнопения.

5 Преданный богам воспарил к вашему месту:
(Там) движется один, прорываясь вперед вместе с Рудрами
Или с бессмертными, у которых для подарка – старость.
Налейте же меду вашим помощникам!

6 Спрятавшегося, сокрытого в водах
Провозгласил мне хранитель завета среди богов,
Потому что осведомленный Индра обнаружил тебя.
Наученный им, о Агни, я пришел.

7 Ведь спросил не знающий места знающего место.
Он идет дальше, наученный знающим место.
Таково благо от научения,
И (так) находят путь, ведущий прямо.

8 Только сегодня он стал дышать. Он медлил эти дни.
Тайно сосал он вымя матери.
И вот этого юношу настигла старость.
Он стал нераздражительным, добрым, благожелательным.

9 Эти добрые дела мы хотим совершить, о чаша (с сомой),
О Курушравана, давая щедрые дары!
А подарком вашим, о щедрые покровители, пусть будет это
И тот сома, которого ношу я в сердце!

X, 33. Жалоба певца

Размеры: стих 1 – триштубх, 2-3 – прагатха, 4-9 — гаятри.
4b:из рода Трасадасью (trasadasyavam):- Патронимическое название. Трасадасью (trasadasyu букв. чьи враги трясутся. (Non. pr. щедрого царя, любимца богов. I, 112, 14)

1 Запрягли меня запрягания людей.
Возил я и Пушана попутно.
Все боги защищали меня тогда.
(Вдруг) раздался крик: Пришел злодей!

2 Повсюду обжигают меня болью
Ребра, (как жены (мучают) одного мужа.
Угнетает бессмысленность, нагота, усталость.
Мысль трепещет, как птица.

3 Как крысы вгрызаются в (свои) хвосты,
Так заботы – в меня, твоего певца, о стоумный.
Помилуй же еще раз нас, о щедрый Индра!
И будь ты нам как отец!

4 Курушравану из рода Трасадасью
Я выбрал себе царем,
(Его) самого щедрого к певцам, (я,) риши.

5 Чьи три буланые кобылицы при колеснице
Везут меня прямо к цели,
(Его) хочу прославить на обряде, дающем тысячное вознаграждение,

6 Отца Упамашраваса,
Чьи речи (были) сладостны,
Как поле восхитительно для радующегося (ему).

7 Вспомни, о сын Упамашравас,
Внук Митратитхи:
Я – восхвалитель твоего отца!

8 Если б поведал я бессмертными
Или же смертными –
Жил бы еще мой щедрый (покровитель)!

9 Сверх закона богов
Не проживет и тот, у кого сто жизней.
Так и я был разлучен с (моим) другом.

X, 34. Гимн игрока

Тема – исповедь игрока в кости (по анукрамани, восхваление игральных костей и осуждение игрока). Размер – триштубх, стих 7 – джагати.
Знаменитый Гимн игрока может быть отнесен к числу гимнов-заклинаний, так как в основе его лежит магическое заклинание против игральных костей, которое преобразовано в несколько необычную для РВ форму монологической баллады. Игра в кости была широко распространена в древней Индии. Вначале он носила ритуальный характер, постепенно же стала светским развлечением. Согласно Х. Фальку, наиболее древний вариант игры в кости моделировал ритуал и социальное устройство вратьев, представляющих особую волну миграции племен Ариев, отличную от тех, что создали РВ (они образовывали агрессивные мужские союзы, не знали культа Сомы и проч.). Гимн игрока сохраняет некоторые черты древней, ритуальной игры в кости, как отмечает Фальк: число игральных костей — трижды пятьдесят, место для игры – выемка в земле; кости изображаются как союз, во главе которого стоит вожак, или царь. Но в целом это уже светская игра, цель которой состоит не в определенных ритуальных действиях, а в приобретении богатства. Техника игры, по Фальку, заключалась в основном в следующем. Игральные кости встряхивали и бросали на месте для игры (сначала в углубление в солончаковой почве, позднее на специальную доску). Игрок выхватывал взятку из кучи костей. Далее взятку раскладывали. Если схваченное число костей делилось на 4 без остатка, это был полный выигрыш (krta); если оставалась одна лишняя кость, это был проигрыш (kali). Остаток в две (dvapara) или в три (treta) нигде точно не описан, но поражения они не означали. Гимн является лирической исповедью неудачливого игрока в кости, рассказывающего о своих заключениях из-за игры в кости, а затем о своем избавлении от этой страсти с помощью бога Савитара. Первая часть гимна является монологом самого игрока: описание магической привлекательности игральных костей (стих 1), разрыв из-за своей страсти к игре с женой (2) и с родными (3-4), жалоба на свое бессилие перед костями (5) и на коварство костей (6). Далее, по Фальку, следует магическое заклинание: игрок называет имена костей, тем самым приобретая власть над их сутью (именно этот стих выдержан в другом размере, чем весь гимн). Кости изображаются как страшная магическая стихия, терзающая свою жертву (7-9), а азартный игрок – несчастным обездоленным человеком (10). Переход ко второй части – описание счастливой тех, кто не играет в кости (11). Затем следует отречение игрока (12), благой совет бога Савитара (13) и предложение заключить мир с игральными костями (14). Тема игры в кости неоднократно встречается в древнеиндийской литературе и позднее: например, игра в кости Наля в Махабхарате

1 Дрожащие (орехи-) серьги огромного (дерева) опьяняют меня,
Рожденные на ветру, перекатывающиеся в углублении.
Как глоток сомы с (горы) Муджават,
Показалась мне бодрствующая (игральная кость) вибхидака.

2 Не бранила меня, не сердилась она.
Благосклонна к друзьям и ко мне была.
Из-за одной лишней игральной кости
Я оттолкнул преданную жену.

3 Ненавидит свекровь, отталкивает жена.
Несчастный не находит сочувствующего.
Как в старой лошади на продажу,
Я не нахожу пользы в игроке.

4 Другие ласкают жену того,
На чье имущество накинулась стремительная игральная кость.
Отец, мать, братья говорят о нем:
Мы не знаем (его!) Уведите его связанным!

5 Когда я решаю: Я не буду играть с ними,
Отстану от уходящих товарищей, –
То стоит брошенным коричневым (костям) подать голос,
Как я спешу на свидание с ними, подобно любовнице.

6 В собрание идет игрок, спрашивая себя:
Я выиграю? (и) подбадривая себя.
Игральные кости пресекают его желание,
Они отдают противнику счастливые броски.

7 Ведь игральные кости – цепляющие крючьями, колющие,
Порабощающие, мучающие, испепеляющие,
Дающие мимолетние дары, вновь поражающие победителя.
Пропитанные медом, они мощно (держат) игрока.

8 Резвится их стая числом трижды пятьдесят –
(Она) как бог Савитар, чей закон – истина.
Не склоняются они перед яростью даже могучего.
Даже царь делает им поклон.

9 Они катятся вниз, прыгают вверх.
Без рук они одолевают того, у кого есть руки.
Небесные уголья, брошенные в углубление,
Они сжигают сердце, хотя и холодные.

10 Страдает брошенная жена игрока
(И) мать сына, бродящего неизвестно где.
Обремененный долгами, испуганно ищущий денег,
Идет он ночью в дом других (людей).

11 Игрок стал мучиться, увидев женщину –
Жену других и (их) уютный домашний очаг.
Но ведь он с раннего утра запряг коричневых коней,
(И вот) лег он перед огнем, как слуга.

12 Кто есть полководец вашей великой армии,
Царь, первый в содружестве,
Ему я протягиваю десять (пальцев)
(И) произношу эту клятву: Я не удерживаю богатства!

13 Не играй с костями, (лучше) вспахивай пашню!
Наслаждайся имуществом, ценя (его) высоко!
Вот коровы, о игрок, вот жена, –
На это указывает мне этот господин Савитар.

14 Заключите же дружбу! Помилуйте нас!
Не привораживайте нас дерзко ужасным (колдовством)!
Да уляжется ваша ярость (и) враждебность!
Пусть другой будет теперь в сетях коричневых!

X, 35. Ко всем богам

Размер – джагати, стихи 13-14 – триштубх. Гимн сопровождает утренний обряд зажигания жертвенного костра
1b Неся свет при вспышках:- Рано утром зажигают жертвенный костер, вслед за которым вспыхивает утренняя заря Ушас, а она в свою очередь, вызывает появление солнца
2b Шарьянават – См. примеч. I, 84, 14 и VIII, 6, 39
3a:две великие матери:- Небо в РВ чаще выступает как мужская персонификация: отец-небо и мать-земля, в то время как дождь – это семя, изливаемое небом на землю. Однако иногда, как здесь, это парное божество бывает женского рода, как и отдельно небо (dyaus). При этом обожествляемая земля никогда не бывает мужского рода
5b:при вспышках утренней зари usaso vyustisy
7a-b:О Савитар, Пробуди savitar:a suva – В гимнах и стихах Савитару ведется игра на формах корня su — приводить в движение, пробуждать к жизни, именем деятеля, от которого является слово savitar
11a:для целостности sarvatataye – Т.е. чтобы мы, их адепты, были целы
13 Все vicve – Это ключевое слово данного стиха, с него начинается каждая пада. К тому же гимн посвящен Всем-Богам vicve devah
14b:узость amhas

1 Вот пробудились те связанные с Индрой костры,
Неся свет при вспышках утренней зари.
Великие Небо-и-Земля пусть заметят жертвенный труд!
Сегодня мы просим о милости богов.

2 О милости Неба-и-Земли мы просим,
Матерей-рек, горы из Шарьянавата (мы просим).
К Сурье (и) Ушас мы обращаемся за отсутствием вины.
Пусть сома выжатый создаст нам сегодня счастье!

3 Пусть Небо-и-Земля, две великие матери,
Охраняют сегодня нас, невиновных, для удачного путешествия!
Ушас воспламеняющаяся пусть прогонит прочь зло!
К Агни зажженному мы обращаемся за благом.

4 Эта утренняя заря, богатая, пусть как первая
Богато воссветит нам расположенность богов!
Далеко прочь мы хотим прогнать гнев недоброжелателя!
К Агни зажженному мы обращаемся за благом.

5 (Те,) что пробиваются вперед с лучами солнца,
Неся свет при вспышках утренней зари,
Как несущие счастье воссветите нам для славы!
К Агни зажженному мы обращаемся за благом.

6 Без болезней пусть придут к нам утренние зори!
Высоко пусть вздымаются костры со (своим) светом!
Ашвины запрягли (свою) быструю колесницу.
К Агни зажженному мы обращаемся за благом.

7 Самую лучшую избранную долю, о Савитар,
Пробуди для нас сегодня – ты ведь даритель сокровищ!
Я уговариваю Дхишану, родительницу богатства.
К Агни зажженному мы обращаемся за благом.

8 Пусть спасет меня это провозглашение закона богов,
Которое мы, люди, задумали!
Сурья восходит как дозорный всех утренних зорь.
К Агни зажженному мы обращаемся за благом.

9 Мы просим сегодня о невраждебности при расстилании жертвенной соломы,
При запрягании давильных камней, при исполнении молитвы.
Ты деятелен, находясь под защитой Адитьев.
К Агни эажженному мы обращаемся за благом.

10 Я призываю богов на небе на нашу высокую жертвенную солому
Для совместного пиршества, я хочу усадить (их) как семерых хотаров:
Индру, Митру, Варуну, для достижения (счастья) Бхагу.
К Агни зажженному мы обращаемся за благом.

11 Вы, Адитьи, приходите для целостности!
Единодушные, помогите возрасти нашей жертве!
К Брихаспати, Пушану, Ашвинам, Бхаге,
К Агни зажженному мы обращаемся за благом.

12 Даруйте нам, о боги, ту достойную прекрасной хвалы
Защиту, о Адитьи, чье бремя легко, что хранит мужей,
Чтобы жили скот, дети и внуки!
К Агни зажженному мы обращаемся за благом.

13 Все Маруты сегодня, (пусть будут) все с поддержкой!
Все костры пусть будут зажжены!
Все Боги пусть придут к нам на помощь!
Все имущество пусть будет нашей добычей!

14 Кому, о боги, вы помогаете в захвате добычи,
Кого храните, кого переправляете через узость,
Кто не знает страха в вашем укрытии –
Ими хотим мы быть при приглашении богов, о могучие!

Вернуться к содержанию Ригведа

Древняя Индия

Вернуться к содержанию рубрики Древняя Индия