Древний мир

Непознанное

Космос

Велесова книга. Дощечка 32

И были повержены Русколане Готами Германреха. А он хотел женщину из Рода нашего и ее повредил. Вот, вожди наши понеслись на него. Германрех разбил их и поверг Русов. Ведь Буса же и семьдесят других он распял. И тут печаль великая была на Руси. И встал молодой Вендеслав и собрал Русь и повел ее на них. И в тот раз разгромил Готов. И не дал Жале никуда идти. Пошла она на полночь. И там сделался оттого лад. И вот Карина, вот и Радость, вот и Дед наш Даждьбог со всеми этими героями, потому как одержали Отцы наши … (522)… множество нам, но ведь и забот много. И так земля Готская осталась Русской, и до конца таковой и пребудет.
И Матерь Всех рекла Русам, что они могут селиться в округе. И когда они на то согласились, те Греки довели их до войны и до другой, и так без конца. И там Русы потерялись вовсе, и многие воины пали. Пошли Русы прочь от Греков и поселились на Дону и Донце, а потом пошли к Днепру и там мирно жили.
А в тот раз враги Обры напали на них, которых мы не одолели, по добру избыть (523), как отраву, и насовсем, и отделились от них. И так, летим мы оборонять Русь и освободить ее, вот хоть сами пропадем.
Вот, древние Родичи рекли и старались клятву о верности держать до самой смерти. И нам надо умереть, а Русь освободить. Скажем, что если кто не желает идти в битву и пойдет домой, возьмем его за руки-за ноги и отдадим его Грекам, чтобы как вол работал, и карма (524) его будет тяжелой, а Род его извергнет, и плакальщицы оплачут его, и имя его забудете, и мы забудем.
Победы преславные будут из Родов в Рода наши. Мы тому Митридату подпали и Русколанью пренебрегли (525). И тут внезапно увидели мы перед собой Гуннов тех, которые ходят в ночи, отроки хищные. И бились-то мы с ними и разбили их, и претерпели много зла.
И вот, после Гуннов, нашла на нас великая беда — Обры-то, как песок морской, которые сказали отдаться в рабство Руси целой. И против тех Обров мы встали и стали воевать. И не было в то время ладу на Руси, и вот Обры одержали силою победу над нами. И вот вожди ду (526)… вот, примучены были Обрами, дань выплачивая… ……воины все пошли на Греков, и то мы знали, и не было у нас других, и так мы на вече содеяли, согласно вождям и… … воины пошли до Дуная и дальше и оттуда не вернулись. Тогда Волыняне сказали о единстве нашем (527), и Род за Родом, согласились. И… … …одолели силу великую благодаря единению. И некоторое время Отцы наши соглашались с тем. И с Обрами было покончено. Так же и сегодня нам надобно стоять до смерти и бороться за землю до конца. Не Греки ли идут на нас и силою гремят? Не Перун ли тнам есть Вождь, и с Ним Греков разгромим. Видите, куда вороны летят? И там будет смерть, и летят они к Грекам. И так будет.

Пояснения:

522 — Пропущено явно «побед».
523 — Т.е. «избавиться от».
524 — В оригинале кара го будєтє тɪажка, по смыслу как раз «карма будет тяжелой». «Карма», как и «кара», также от корня «кар», «делать».
525 — Т.е. «оставили».
526 — Видимо, «Дулебские», согласно ПВЛ.
527 — Т.е., что едины с нами.

Исходный текст:

I се бясте поврждена Рузколане одо Годе Iерменреху. А тоi хте жену од роде наше i ту повренжде. Се вуцеве наше тещашут на не. Iерменрех розбiете i i поврнедете Русе. Бо же Бусе i седел десент iне крыженщiе. I ту смута влiка бяете на Русех. I ста младенч Вендеславе i сбере Русе а веде ю на не. I тоi крать рострще Годь. I не да Жале нiккiда тещете. [Теще] она до полноце. I тамо зъмэ венц се лад. I се Карене, се Радоще, се i Дядь наше Дажбо се всiм ото горденьстве, яко одържеще Оце наше . . . . . . . . . . . . . . . . . . . мнозство намо, неботве а дбы мнга. I такожде земе Годьстя оста Руська, а до конце [такова] пребоудете.
А Матiреде рэщеше Русе, як ова можяшете селяте се околы сва. I кольбва оня згодьща, тоiе Грце венде ю до пре а о друзе, i безо конце. I тамо Русе стратьще се до цеса, i мнозе вое падьща. I iде Русе пренщ одо Грце i седне Дону а Донще, а позде iдьща Непре i Донае, i тамо мiрне жiве.
I те крато врзе Обре налезша на не, ящеж не одержехом, о добре збыте намо, якожде отровоу, а до конце i дiеляще на не. I то тецехом бранете Русе а зволете iе, се б то саме згiнехом.
Се старе Родiце рещяхуте i ряхуте клентбу о вiстноще i држащете iе аж до смрте. I семе iмяхоме умерте, а Русе зволете. Рещех, iже коiе не волете теще до пре а теще домоу све, уiмехоме уде го а дахоме iмях его будехом до Грце, яко вола работате, кара го будете тяжка, а род его iзврзете, i жалеве оплащете его, [i] iмено его забоуднесете i семе [забоуднехом].
Вытензе преславiене боудоуте од род до род нашiех. Сьме тоiе Мытреда подроняшехомь i сьме Рузколуне не бржехомь. I ту нагле вiдяхомь пред ны Iегунште тоiе, яквще ходяшете в ноще, отрокiех хiцнех. I то сьме перещехомь об оны i розтрщехом iе i се утрпiехомь многа зла. I се по Iегунштех налезе на ны влька бiда. Се б то Обре, яко пiсок морстеi, якове рщеще дате одерене Русе целоу. I темо обремо ставiхомь се а ста перехомь. А не бы о те ладу во Русе, i се то Обре одережесте сiлоу вiтезенства на ны. I се вуце ду се премоущень бя од Обре, дате . . . . . . . . . . . . вое све а грендещете на Грце, i сiа вехомь а не iмяхомь iна, а тако о веще удеiяхомь, подiе вуце i. . . . . . воiе iдяху до Донаю а дале i отудь ся не поврте. О тоi щас Волiня рэкщя о едноце нашiе, i, рд од рду, догодне се. I . . . . . . . . . . . . одержехомь сылу влiку воедець дян. А стеiень щас Оце наше годiща ся на она. I бе по Обрех. Такожь днесе iмяхом стате до смрте а пряте се о земе до конця. Небожде Грец[i] iде намо а сылоу грме? Небте Перуно на но есе Вутце, а зе Тое Грце рострщемо. Зрете камо вран летяшеть? А тамо будiе смрте. А летяшьеть тоiе до Грк. I то боуде.


Наша библиотека

Самое читаемое сегодня: